ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Проклятье, проклятье! — Вот, значит, какая помощь от Моги! Отбросы. Человек, который слишком болен, чтобы просто дотащиться туда. Альтаир опять выдернула шест и почувствовала, как крюк убрался с носа лодки.

— Хватай багор! — приказала она Али.

— Мы будем толкаться шестом?

— Я не собираюсь заводить мотор и наводить на свой след этих черных бандитов! Хватай, черт возьми, багор!

Али неуверенно потащился к держателю и вытащил багор.

— Я не знаю, как это делается, — признался он. — Джонс, я не…

— Ты толкаешься с противоположного от меня борта у носа, только не вывались из лодки, ты, бесполезный мешок! Если ты все-таки это сделаешь, я оставлю тебя в воде, клянусь! — Она толкнулась шестом. — Нам придется плыть против течения. Да толкайся же, черт тебя побери!

Али сделал, наконец, как было приказано, и сунул тупой конец багра в воду. Толчок был не очень ощутимым, но он помог; и ветер в спину тоже помогал.

— Толкай, Али, толкай, черт тебя побери, неужели ты не видишь, что я делаю? — И она толкала изо всех сил, которые еще оставались в плечах и руках. — Иди сюда, перейди вперед и толкай!

Потом воздуху хватало только для работы с шестом, но не для разговоров. Можно было слышать ее хрип и хрип Али, и плеск воды при движении скипа на самой большой скорости, которую могли развить опытный канальщик и неумелый помощник.

К дьяволу их. К дьяволу их всех.

Никаких сапог. Мондрагон укладывался спать, но не разделся снова — он должен был спать и наверняка не слышал шума внизу, пока дым не просочился сквозь его дверь, пока он не оказался пойман в комнате, а дым все проникал и проникал.

Она представила в мыслях картину — Мондрагон, совершенно одетым лежащий на постели, после того как она ушла. Он снова уснул, лежа на одеяле, пока газ не добрался до него и он не заметил, что что-то не так, пока похитители не выломали дверь, а он только собрался обороняться. Меч упал на другую сторону кровати, и тут они на него навалились… схватка, одеяло сорвано, его утащили к двери.

Но сапоги! Сапог ведь там не было. И дверь… Альтаир не припоминала, чтобы видела обломки у косяка.

Кто-то постучал в дверь? Мондрагона позвали из-за двери голосом, который он узнал? Захвачен врасплох и оттеснен назад в схватке, которая закончилась диким прыжком к мечу?

Она вспомнила, как он дал ей деньги, которые у него оставались. Как он держал в одной руке сапог и жаловался по поводу ее намерений.

Может быть, он потом оделся?

Она схватила ртом воздух и посмотрела на Али. На мужчину, который входил и выходил в комнату на верхнем этаже Моги.

— Они схватили Джепа?

Али повернулся к ней с болезненной гримасой, широко разинув рот.

— Не знаю. — Между двумя вдохами.

— Ты их видел?

— Да, видел… йей! — ответил он дрожащим голосом, вынул шест из воды и уперся в край палубы, чтобы восстановить равновесие. Альтаир перешла к нему и схватила за рубашку на спине.

— Кто они? Как поднялись наверх?

— Не знаю! — Он повернулся и при этом провел локтем по ее ребрам. Она схватила ртом воздух и отпрыгнула назад. — Не знаю!

— Я расскажу об этом Моги. — Она держала шест поперек, стоя перед ним. У него был багор, но ни одна береговая крыса не умела им пользоваться по-настоящему. — Пытаешься заставить меня поверить в эту небылицу?

— Ты что, с ума сошла?

— Как они поднялись наверх? Почему мой напарник надел сапоги?

— Я не знаю, я не видел…

— Это был сам Моги?

— Передний вход. — Али застучал зубами. — Проклятая д-д… дверь была открыта, и они вошли…

— Газ проник до самого верхнего коридора, так?

— Джеп… это был Джеп!

— Это был ты, проклятый слизняк!

Он ударил ее багром. Она ударила в ответ. Али грохнулся на палубу, как мешок с мукой, и она ударила концом шеста еще раз, когда он снова попытался подняться на колени. Багор откатился вперед, и Альтаир наступила на него. Али больше не шевелился.

Она подняла багор и ногой столкнула Али в средний проход. Он приземлился на плечи и скорчился.

Проклятье! Моги?

Нет. Моги не врал; это на него непохоже; я ведь его, в конце концов, знаю. Я должна доставить этого предателя к Моги, чтобы тот вытянул из него правду.

О, небо, небо, они куда-то увезли Мондрагона; он был нужен им живым…

Что они собрались с ним делать?

Перед ней поднимались балки моста Южного города. Канальщики обычно приставали там на ночь, вдоль берега Каллиста. Альтаир взяла шест и поплыла в ту сторону, поплыла, не обращая внимания на боли в ребрах и руках. Скип неуклюже проскрежетал бортом по чьей-то лодке.

— Какой там идиот! — заорал сонным голосом какой-то мужчина, которого вырвал из дремоты толчок.

— Меня зовут Джонс, — прохрипела Альтаир и присела в темноте, стараясь удержать лодку на месте. — Мне нужна помощь.

— Помощь… Джонс! Значит, Джонс? О тебе тут кое-что рассказывали. Ты устроила пожар.

— Будь я проклята, если это я! Час назад я уже объяснила это Джобу!

— У меня нет с тобой никаких дел.

— Будь уверен! — крикнул кто-то с другой лодки. — Это Джонс, о'кей! Это она подожгла мост Марса!

— Заткнись! — Она оттолкнулась шестом и сделала полоску воды между собой и человеком с лодки. — Эта береговая крыса пыталась убить меня. Внизу у Моги была схватка. Этот кусок дерьма отравил дюжину канальщиков; его кто-то подкупил… о, проклятье! — В среднем проходе что-то зашевелилось. Она спрыгнула и ударила шестом, приземлив тяжелый удар поперек ребер Али.

— Айя! — взвизгнул Али, кубарем перелетел через борт и шлепнулся в воду.

— Вот он, — сказала Альтаир. — Вам лучше выловить его… а то я не знаю, умеет ли он плавать! — Она толкнулась шестом, раз, другой, а Али тем временем барахтался в воде и громко вопил. — Не уверена, что он умеет плавать! — поправилась она. — Скажите Моги, пусть спросит, почему мой партнер не отбивался и почему дверь не была взломана! Этот парень отрабатывал свои деньги!

Скип отплывал все дальше. Альтаир повернулась, пинком откинула крышку мотора, включила зажигание и дернула стартер, сделала первую попытку, когда позади нее уже стали слышны крики. Трах. В опору. Скип сделал головокружительный поворот и понесся дальше по течению.

— За ней! — крикнул кто-то. — Она пытается завести мотор!

Вторая попытка. Кха, тук-тук.

Ну давай же, мотор!

Она услышала плеск, услышала крики Али, услышала, как отчаливаются лодки. Она опять рванула стартер. Попыталась еще раз. Кха-кха-чак-так.

Она перевела мотор на рабочий режим, включила винт, от чего двигатель чуть было не заглох. Но удержался. Скип двинулся вперед, в свободный фарватер. Шум мотора заглушил крики.

Она выдернула шпильку, опустила руль, выдернула вторую шпильку и привела румпель в рабочее положение. Потом откинулась на перекладину и помахала рукой двум канальщикам, которые отчалились, чтобы догнать ее.

Недостаточно быстро. Альтаир вдавила заслонку газа, и мотор потащил скип с нарастающей скоростью. Она положила шест наискосок у края палубы в среднем проходе, резко повернула румпель, чтобы отыскать свободный путь сквозь опоры моста Южного города, и с тарахтением прошла мимо них.

Альтаир оглянулась и увидела необычно белую килевую воду в лунном свете. Потом снова повернулась вперед, где уже виднелся мост Лачуг.

Вдоль всего предмостья, где бы выступ у опор не экранировал их от Большого Канала, стояли лодки.

Вокруг Альтаир теперь повсюду будут глаза и скоро во все стороны начнет распространяться беспокойство. Не выбрать ли канал Лачуг, подумала она, тихий путь к Бореги… но тихого пути теперь уже не было; канальщики смогут ее там подкараулить. Они могут блокировать любой канал, кроме широкого, свободно текущего Большого Канала.

Она вдавила заслонку газа до отказа и расточительно тратила горючее, положила шесты на место, когда несколько мгновений между мостом Лачуг и мостом Верхнего города был свободный путь, и успела вовремя снова сесть за румпель, пока скип не повернуло течением.

44
{"b":"6151","o":1}