ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я не могу с уверенностью сказать тебе, где он прячется. Могу сделать два предположения. Одно касается речной лодки там, в порту; она привезла его сюда и может увезти назад. Они, возможно, немедленно доставили его на борт. Но, может быть, и нет… потому что этот корабль — первое место, за которым может следить партия противника, а появление противника куда более, чем просто вероятность, как только эта новость разнесется. Я готов спорить, что они не исчезли немедленно и что они не используют такую приметную лодку. Что-нибудь неприметное, рыбацкую шхуну, каботажное судно. Вдоль всей Старой Дамбы лежат приливные ворота. За этот район я спорю. Они должны будут найти лодку и доставить своего заключенного туда…

— Тогда они еще не могли уехать с ним! При отливе к этим воротам не выбраться. Приливные каналы имеют разницу в четыре уровня, вода слишком мелкая…

— Можно привести еще одну причину, как бы плохо ни было задумываться об этом. У них будут к нему вопросы. Мы не говорим о бандах, ты понимаешь. Мы говорим об организации, которая проникла до самого Синьори, такой, которая знает, что он был здесь достаточно долго, чтобы скомпрометировать определенных членов, если решился на это. Известные люди могут быть очень заинтересованы в том, чтобы раскрыть все его здешние связи. Поставлена на карту их безопасность, и тогда приказы Карла Фона могут отступить на второе место после их собственных интересов. Им понадобится место и время, чтобы задать ему вопросы в своих собственных интересах, место близ гавани, место, где никакие соседи не вызовут полицию.

— Это касается всего проклятого приливного района!

— Я тоже так думаю. — Бореги дал своим людям знак рукой. — Она может идти.

Альтаир отодвинула стул, и на этот раз не почувствовала никакого сопротивления. Она поднялась и размяла колени.

— Я отправляю тебя, понимаешь? Это помощь, которую я могу предложить. Я лично приказываю тебе сохранить в тайне все, что ты знаешь и что я рассказал тебе, и ничего не предпринимать. Но я сомневаюсь, что ты так поступишь. Хочешь есть? Нужны деньги?

Она помотала головой.

— Мне нужно идти; вот и все. — Небо, он по-настоящему пригвоздил меня, рассказал мне слишком много. Он наверняка довольно скоро прикажет сбросить меня в канал. Я должна добраться до двери, это все, все, что я могу сделать; я не могу думать о еде, не смогу ничего затолкать в свой желудок, не смогу и спать, пока он у них в руках…

Пленный. О, Боже, а что же еще?

— М'сэра. — Она услышала голос Бореги. Издалека. Он обращался к женщине. — Джонс. — Это он к ней. Она повернулась у верхнего края лестницы, покачнувшись от головокружения, снова овладела собой и посмотрела на него, ответив на его взгляд.

Чего ему нужно? Все-таки задержать меня?

— Кому ты уже упоминала наше имя?

— Никому. — Она порывисто покачала головой. — Я не… Боже мой, неужели он должен узнать это, прежде чем

они инсценируют несчастный случай? Кого это волнует? Кого здесь это волнует?

— Никому?

— Это касается только меня, — ответила она, повернулась и ступила на лестницу. Она почти потеряла равновесие. Весь мир то приближался, то удалялся, становился размытым и опять отчетливым, зал со всеми его каменными стенами в прожилках и светом электрических ламп.

Рука схватила Альтаир за локоть. Она стряхнула ее, но рука схватила снова. Так они прошли до ворот и по ступенькам спустились вниз, по неровным каменным ступенькам, которые все вели вниз по проходу к причалу, к ее лодке, которая стояла в прямоугольнике света из открытой двери. Воздух был холодным от воды и спертым от каменных стен протоки-туннеля. Железо и камень, и гниль. Альтаир уставилась на ступени внизу. Ее толкнули под локоть.

— Вот, — сказал мужчина, один из трех, которые стащили ее по лестнице вниз. Монеты блестели на его протянутой руке, серебряный и бронзовый блеск в свете лампы. Она посмотрела на них, потом подняла взгляд на мужчину.

— Это мне не поможет, — сказала она, даже без горечи. Душащий комок образовался в ее горле, — Проклятье, это совсем мне не поможет!

Она забралась в лодку и дернула причальный канат.

— Вы не против, если я заведу мотор? -

— Семья очень бы оценила, если бы вы не…

— Конечно, конечно. — Слезы просохли, и сила понеслась по жилам Альтаир, как приступ жара. — Убирайтесь к черту! — Она сунула шест в воду, и поверхность воды между ней и Бореги стала увеличиваться. — Проклятые трусы!

Ей было трудно повернуть скип. Часть этой работы ей пришлось проделать в темноте, после того как люди опять вошли и закрыли за собой дверь. Колеса взвизгнули и загремели цепи, и большие водяные ворота впустили призрачный звездный свет, который лежал на воде канала снаружи. И легкий ветер тоже появился, со свистом беспрепятственно ворвался в туннель Бореги и с шумом опять вылетел из него.

Она толкнулась шестом и быстро послала скип через узкое отверстие, повернула и поплыла в темноте прочь, мимо стен Синьори, высоких, гладких и злобных, и Золотой Мост висел над Большим Каналом, как темная вуаль на лице Синьори.

Она проехала с помощью шеста до первой опоры Золотого Моста, пока внутри у нее все не заболело, а израненные подошвы на начало жечь на палубе. Потом сделала рукой невежливый жест в сторону острова Бореги, втянула шест в лодку и пошла на нос, чтобы завести мотор.

Первая попытка. Вторая. Она торопливо возилась со стартером, и ее руки тряслись. Третий рывок стартера. Кха. Четвертый. Кашель и старт. Ветер вспрыгнул и засвистел вокруг угла Бореги. Альтаир натянула потуже фуражку на голову, установила руль в рабочее положение и села, чтобы править, зажав румпель подмышкой. У Альтаир не было больше никаких сил, и она чувствовала только холод и дрожь, которые бежали вверх по ногам и заставляли стучать зубы.

В плену. Он в плену.

Еще худшая картина пришла ей на ум. Она закрыла глаза и снова широко их открыла, пытаясь тем самым прогнать картину, картину темного места со светом лампы, похожее на подвал Богара, но без друзей в поле зрения, без надежды и без помощи, и без честно настроенного суда, окруженный только врагами.

О, Боже! Приливная вода, приливная вода и приливные ворота! Вот где это должно быть! Я пришла вверх по Змее в Большой Канал вскоре после колокола, и они были еще там, пока он звонил — поэтому они и убили Уэша — стало быть, я была неподалеку сзади их. Я почти видела их, так близко к ним была, но я не видела ни одной лодки, которая бы спускалась по Большому Каналу. Только эта лодка, которая удалялась к Маргрейву. К Маргрейву на запад. Проклятье, я их видела! Они уплывали прочь, он был у них на борту, и я этого не знала…

У приливных ворот у нас Поги, Кай и трясина, там, возле Хафиза. Если бы был прилив, они могли бы пройти сквозь отверстие гавани, но это не пройдет; они должны пройти приливными воротами, в этом сноб Бореги был прав. А прилив не достигнет своей наивысшей точки до середины шестого часа. Значит, им придется…

Она прищурилась и резко подняла голову, когда стена Синьори приблизилась к ней, резко повернула и снова направилась в центр канала, когда он приближался к массивным опорам креста Сеньори. Она плыла в тени моста, и здесь было так темно, что невозможно было видеть препятствия и поэтому приходилось плыть вслепую. Ветер свежел и становился холоднее. Мотор производил эхо, одинокое тарахтение, которое врастало через румпель в израненные руки Альтаир и ее локти, и у нее уже не было сил, чтобы убрать локоть с дерева. Было больно, нашептывал далекий голос, и сознательный разум Альтаир отвечал: Это хорошо, так я остаюсь сосредоточенной.

Дура, куда ты плывешь?

Мама, а ты можешь на это ответить?

Черта с два, на этот раз ты на самом деле наделала себе трудностей. Это сумасшедшие. Ты не думаешь, Альтаир. Ты посмотрела, на месте ли еще твой револьвер?

В панике она открыла подвесной ящик рядом с кожухом мотора. Ее пальцы обнаружили лохмотья и зарылись глубже, чтобы почувствовать гладкий металл револьвера. И маленькая коробка с патронами была на месте. Альтаир попробовала, какой он тяжелый. Исправен. Ее кровообращение снова успокоилось, и сердце замедлилось до утомленного постукивания, стучало в такт с двигателем. Альтаир прищурилась и снова смогла видеть ясно. Головная боль сидела в затылке и сильнее всего за глазами.

48
{"b":"6151","o":1}