ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

О, небо, вопросы, сказал Бореги. Они хотят задать ему вопросы. Что они с ним делают?

— Где они могут держать его в плену? — спросила она Али. — На верхнем этаже или внизу?

— Внизу, мне кажется, внизу.

Проклятье, все забаррикадировано! Невозможно прорваться; наверняка они приняли меры предосторожности, чтобы никто оттуда не мог вырваться.

Во славу Бога! Итак, никто не мог вырваться. Точно так же, как и ворваться. Кто еще в городе может не беспокоиться о вторженцах?

— Как выглядит нижний этаж? Как он расположен?

— У них… — Али нарисовал на палубе рядом с ее ногами узор, водя дрожащим пальцем по истертой краске. — Я видел зал. Входишь через южные ворота. Потом видишь эти коридоры, которые уходят направо и налево, и эту лестницу…

— Куда она ведет?

— Не знаю… куда-то наверх. У них там своего рода склад. Я думаю, в этой большой постройке здесь снаружи они размещают регулярные товары, легальные товары; вот тут. Над верхним этажом я ничего не знаю; там Мегари живут. Возможно, у них есть еще что-то, о чем я ничего не знаю. Но этажей только два.

— Сделаешь мне приятное?

— Джонс… — Али заметно сильнее застучал зубами. — У меня все болит, я не могу…

— Хэй, ты ведь еще жив, правда? И не лежишь на дне. Внизу, в брюхе старого Дета у тебя не болело бы ничего. Рассказать Моги, что ты снова хотел на меня напасть?

— Нет. — Зубы опять застучали. — Нет.

— Будешь делать, что я скажу?

— Я… ладно, ладно…

— Рахман, проедем еще немного. Ты готов?

— Йей, — подтвердил он. Крышка бака была закрыта. Все свободно лежащие предметы были укреплены. Рахман расслабленно присел на палубу, а Томми спустился в средний проход. Рахман снова встал, когда Альтаир втащила веревку и выпрямилась с шестом в руке.

Она осторожно оттолкнула лодку от карниза. Рахман толкал со своей стороны, и скип спокойно набирал ход, удаляясь от угла Ульгера и возвращаясь в узкий проезд фактории.

Кальдер и Ульгер в блеклом свете звезд медленно скользили мимо. Мосты в районе приливных вод были редки. Большинство островов имели только два этажа, и старые нижние этажи были залиты и большей частью затоплены. У Кальдера не было больше вообще никакого карниза, а только один балкон, который тянулся вокруг верхнего этажа, и последний мост Ульгера был уже лишь ветхой от старости, низкой аркой, под которой сейчас вряд ли мог пройти скип с прямо стоящим гребцом.

Рахман, который тоже видел это, хрюкнул.

— Здесь немного левее, — сказала ему Альтаир, когда они плыли под мостом. — Греби. Греби.

— Йей. — Он толкнул лодку к высокой средней части моста и отвернул от свисающей доски, которая освобождала еще больше пространства. Никаких опор. Это был вспомогательный мост между двумя входами, которые когда-то находились на первых этажах, а теперь были оставлены — после того как прилив и гниль поглотили берег Кальдера.

— Проклятье, город давно должен был убрать эту штуку. — Голова Альтаир была ясной, совершенно ясной. Она чуяла горючее, запах которого только начал распространяться над каналом. — Куда ты сунул бутылки?

— В укрытие.

— Левее, йе, греби.

Фактория имела здесь заводь, а потом делала поворот на запад; одним толчком лодка из западного канала была повернута на север. В заводи стоял одинокий скип с рваной крышей. Когда они проплывали мимо, ветром принесло волну вони.

Маджин. О, Боже, это старый Маджин… Небо, Ангел, пусть он продолжает спать.

Что он, собственно, делает, ради чего гоняет свой проклятый скип?

Мегари? Вряд ли. Для этого у старого дурака уже не хватит ума. Не сможет ловить людей с мостов.

— Маджин, нет? — прошептал Рахман.

— Йей, — подтвердила Альтаир, тоже шепотом. — Право руля, греби.

Нос легко повернул. Ветер схватил их, когда они снова вошли в западный канал, и Альтаир бросила взгляд вверх и сокрушенно прищурилась, видя черную тень, примерно на треть неба. Ни одной звезды, только вспышки молний, которые казались подернутым дымом золотым мерцанием. Альтаир опустила взгляд к острову Мегари, к пустой, скудно занятой скипами стене из старых камней и досок. Они были на виду у этих злобных, забаррикадированных окон. Но они же были только простым скипом, который должен был делать свое дело, и вряд ли с большим количеством людей на борту, чем может поставить одна семья, самый обычный транспорт, который тащился мимо этой ночью. Может, и хорошо, что они на канале одни, это выглядит вполне буднично, так как лодки этой ночью на приливных водах встречались очень редко.

От этих проблем расходится отчетливый душок. Вокруг не шатались бездомные, порядочные лодки не стояли у причалов, и вообще никого не было видно. Обычно здесь стоит шесть или семь расшатанных скипов, но сегодня ни одного.

Они чуяли это; повсюду на приливных водах они чувствовали это.

Небо, неужели они наблюдают за нами сквозь окна?

И у Мегари не было карниза по берегу. Дальше вверх тоже не было видно ничего, кроме забаррикадированных окон и закрытых со стороны канала ставен на верхних этажах. Альтаир по всему опыту своей жизни не могла вспомнить о том, как выглядит верхний этаж этого здания с других сторон.

На северном углу Мегари она дала указание свернуть из Западного канала — знакомый по многим ночам поворот, сокращение пути на обратном пути от пивоварни Хафиза, которая располагалась дальше вниз по этой дороге. Но до сих пор она никогда здесь не смотрела вверх.

На северной стороне лежал передний причал. Дверь выглядела массивной. Ставни окон по обеим сторонам были закрыты. Изнутри не проникало ни малейшего следа света. Окна верхнего этажа — тоже закрытые обветренными ставнями, которые не могли бы скрыть света.

Может быть, затемнены изнутри?

Небо! Предположим… предположим, они его уже увезли, предположим, они уже увидели приближающийся шторм через верхние окна и потому перевезли Мондрагона в другое место, где я уже никогда его не найду…

Предположим, они вообще не привозили его сюда…

— Йе, греби. — Она глубоко вдохнула и целиком использовала этот вдох для толчка, который подвел скип вплотную к острову и вокруг угла — туда, где в приливном канале была видна южная крыша Хафиза.

Альтаир напряженно всмотрелась вверх, чтобы различить немногие окна на узкой стороне Мегари. Они были такими же темными, как и остальные.

Угол Мегари поворачивал у Южной Дамбы. Скип Альтаир повернулся носом в короткий канал, который вел к топям, и канал этот был не более чем темной дырой, в которой угрожающе сверкали молнии. За ним лежал Мертвый Порт. И Флот-призрак.

Буря приблизилась тихо, как это было типично для морских бурь, и гнала перед собой приливную волну к застывшим от землетрясений приливным воротам.

Лодка Альтаир поворачивалась все дальше, показывая носом на обвалившийся участок дамбы, на узкий проезд между Мегари и Ампаро.

Здесь на первом этаже у Мегари тоже, слава Богу, был балкон — большой, красивый балкон без лестницы. И ни одного проклятого моста ни к одному из соседей. С севера" от Мегари к Ростовым когда-то вел один из мостов, но после ссоры он был обрушен. Мост к Ампаро на юге обвалился однажды во время землетрясения, и его так больше и не отстроили. Ампаро связался с Кальдером. Ростов повернулся к работорговцу спиной.

Но здесь нависал балкон — слева от прохода для лодок; и в этом проходе уже были причалены две лодки — опустившийся скип и роскошная прогулочная лодка.

Боже мой, да она же из Верхнего города! Как призрак. Ты только посмотри на эти яркие краски!

— Тесс! Хо! — Она притормозила шестом. Рахман последовал ее примеру со своего борта и движение скипа все замедлялось, пока Альтаир вглядывалась в глубину проезда.

— Мне надо туда пробраться, — сказала она.

— Йей, — ответил Рахман, потянулся багром и ухватился за нос старого скипа.

Альтаир отложила шест, стараясь не шуметь, проверила на поясе крюк и нож, потом легко, как кошка, спрыгнула в средний проход, открыла крышку коробки со спичками рядом с укрытием, сунула несколько спичек в карман и посмотрела на Али, который присел рядом.

53
{"b":"6151","o":1}