ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Из-за угла свистел ветер, а стена облаков стояла теперь уже над самой крышей Ампаро — близкая и угрожающая из-за сверкающих в ней молний.

Альтаир перегнулась через перила, заглянула за угол и увидела край скипа. Значит, пока еще там. Она втянула ртом воздух и выудила под пуловером револьвер, потом изо всех сил рванула пуловер из штанов и вытащила оружие. Руки тряслись от усталости; чтобы удержать револьвер, ей пришлось взять его обеими руками. Мысли в дикой панике носились по кругу.

Дверь, дура! Попробуй дверь!

Альтаир осторожно прошла по скрипучему балкону к стене, сжав револьвер обеими руками, неуклюже шагнула к двери и приложила к ухо к доскам. Краска на них давно облупилась.

Она услышала мужские голоса, а потом еще один звук. Звук этот превратился в стон, который ледяным холодом пробежал по ее коже.

Проклятье, проклятье!

Сердце судорожно сжалось. Руки задрожали, когда она взяла револьвер в правую, а левой очень осторожно попробовала ручку двери.

Заперто.

Но они там! Они внутри, Меч и все остальные, приплыли на той прогулочной лодке, что стоит внизу. Таких лодок у Мегари никогда не было. У тебя появился шанс. Думай, Джонс! Заставь свои мозги работать и перестань дрожать. Кто, кроме тебя, его спасет?

Она осторожно сделала один шаг, потом другой вдоль балкона, опоясывающего верхний этаж Мегари.

Скрип.

Ее пульс опять успокоился, и она сделала к стене, где доски под ногами были крепче, еще один шаг — до первого окна, где щель между закрытыми ставнями пропускала свет.

Внутри были мужчины — фигуры, движущиеся в узком поле зрения, которое давала узкая щель. Кто-то прошел прямо у окна; Альтаир пригнулась и затаила дыхание.

Под балконом на канале раздался пронзительный голос.

— Кто вы? Кто вы такие? Боже мой, ведь это Маджин! Внутри послышались шаги.

— Не волнуйся, — сказал кто-то голосом жителя Верхнего города. — Не показывай света.

— Просто скандалят какие-то канальщики… — Другой голос.

Сердце Альтаир бешено заколотилось под ребрами. Снизу:

— Что вы тут вынюхиваете? Наверняка у вас на уме что-то нехорошее! Я узнал тебя, Али! И тебя тоже, Томми, мальчик мой! Откуда у вас этот скип?

Снова шаги. Где-то в правой части комнаты открылась и опять закрылась дверь.

О, Боже, если они выйдут…! Да где же проклятый край стены? Ох, надо было сначала продырявить эти лодки и пробить на них бензобаки!

Альтаир дико огляделась в поисках укрытия. Она сжала револьвер и дрожащими руками направила его на дверь.

Внизу все стихло, и был слышен только плеск воды.

Все спокойно.

Наперекосяк, все наперекосяк. Теперь Рахман даже пытаться не станет подходить к задней двери, и не будет мне никакой помощи. Надо было расправиться с этими лодками! О, Боже, может, быть, Рахману все-таки удастся что-нибудь сделать! Может, он позаботится хотя бы о самом необходимом.

А что он сможет сделать? Он ведь занят Маджином.

Плеснула вода. Сквозь гром ветра и отставшей черепицы донесся тихий звук шеста, которым кто-то осторожно толкал лодку.

— Ну да, мне очень жаль! — донесся до нее голос Маджина снизу.

Альтаир приложила ухо к оконным ставням. Голоса за ними звучали теперь тише.

— …выяснится. Мегари об этом позаботится… в Порт… ничего тут больше не выйдет…

В тучах загремел гром, на этот раз еще более близкий.

Ну где же Мондрагон, проклятье? И здесь ли он вообще? Я не осмеливаюсь заглянуть внутрь, так как этот мужчина, возможно, смотрит через эту щель наружу, и если я встану у окна, то окажусь с ним глаза в глаза.

— …забудь об этом, — сказал кто-то. — Шторм надвигается… Снаружи… прилив…

— …через гавань… Еще один голос.

— …проклятье…

Внезапный вскрик, который быстро заглушили. Стон. Альтаир сжала пальцы на рукоятке револьвера.

— Йо! — донесся крик снизу. В далекую дверь заколотили кулаком. — Это я, Али, проклятье! Впустите меня! У меня новости…

— Что там такое? — донеслось изнутри.

— Проклятье! Чем они там занимаются? — донесся голос от двери.

— Спустись и посмотри.

Дверь открылась и снова захлопнулась. В грузовую дверь продолжали барабанить.

Слава Богу, Рахман помогает мне, как может!

Альтаир пригнулась и перебежала под первым окном к следующему, там медленно выпрямилась и левой рукой вытащила нож. Она могла бы открыть засов, эту тень поперек щели, но сначала приложила к щели глаз, чтобы оценить ситуацию. Большая, скудно меблированная комната с оштукатуренными стенами и дверью. Трое мужчин ходят по кругу. Альтаир сменила положение, увидела стену и…

Мондрагона, который мешком лежал на полу и не шевелился. Один из мужчин пнул его в живот, и он скорчился еще сильнее, прикрывая голову связанными руками.

Альтаир с трудом сглотнула слюну. Много раз глубоко вдохнула, как бы готовясь глубоко нырнуть. Думай. Думай, Джонс! Разгони свою кровь! Ладонь на рукоятке револьвера вспотела, а глаза продолжали осматривать комнату — теперь уже холодно, быстро и цепко.

Наверху в тучах перекатывался гром.

Мужчина рядом с оконными ставнями. И блестящий латунный замок и засов на запертой двери.

Она сунула тонкое лезвие ножа в щель между ставнями, подняла его, зацепила острием дерево и потянула нож наружу.

К дьяволу!

Она откинула ставню перед грязным стеклом закрытого окна и открыла огонь, и после второго выстрела один из мужчин упал. Второй бросился к двери, а третий, одетый, как житель Верхнего города, решил спрятаться за диваном.

Она выстрелила в него, выстрелила во второго и сунула голову сквозь разбитое окно, чтобы прицелиться в четвертого. Попала ему в плечо. Выстрел развернул мужчину, и она выстрелила снова. Мужчина номер два открыл дверь и выскочил через нее, пока Альтаир сметала с окна остатки стекла. Она поставила на окно ногу и вздрогнула, порезавшись, потом перепрыгнула через подоконник, запнулась, но устояла, и бросилась вперед.

Она подскочила к двери, закрыла замок и задвинула засов.

— Джонс! — воскликнул Мондрагон.

Альтаир обернулась, увидела за диваном мужчину на коленях и выстрелила в него.

Пять выстрелов? Нет, дерьмо, шесть!

Она отчаянно порылась в карманах.

Ничего. Ни одного патрона. Она упала рядом с Мондрагоном на колени, он с трудом выпрямился и привалился к стене. Белое лицо было покрыто жемчужинами пота и кровью из пореза на лбу. Волосы прилипли к вискам, и кровь растекалась вместе с потом.

— Джонс, — сказал он. Вверх по лестнице загремели шаги. Мондрагон схватил связанными руками кольцо на шее и изо всех сил дернул, пытаясь вырвать цепь из стены. — Джонс… перебей эту проклятую цепь!

— У меня больше нет патронов! — Она выронила револьвер и нож и схватила ломик на поясе. Дверь затряслась от ударов. — Зато есть вот что.

— О, проклятье, давай сюда, а сама уходи через окно…

— Будь я проклята, если сделаю это. — Она, наконец, достала из-за пояса монтировку и поддела крюком край вделанного в стену держателя цепи. Массивная дверь гремела и тряслась от выстрелов.

— Боже мой! — сказал Мондрагон и, стоя на коленях, повернулся, перехватил монтировку и нажал с такой силой, что вздулись вены и потемнело лицо.

Гвозди со скрипом полезли из стены — сначала один, потом второй. Следом поддались и остальные два. Дверь опять затряслась от ударов. Снова оглушительно прозвучали выстрелы. Альтаир помогла Мондрагону всем весом своего тела, и держатель вылетел вместе с гвоздями.

— Уходим! — Она подняла револьвер и спрятала нож в ножны. — Ради Бога, вставай! — Она потянула его. Он поднялся и закачался, но устоял. — Уходим!

Он был сзади нее, когда они добрались до двери. Альтаир отчаянно завозилась с засовом и замком. Позади их не выдержала внутренняя дверь. Затрещало дерево.

Дверь, которой была занята Альтаир, заклинило в косяке. Она толкнула ее и с трудом открыла.

— Прыгай! — крикнула она Мондрагону, уже на бегу к перилам.

Она только хотела было перепрыгнуть, но тут перила не выдержали и все разом подломились, и она рухнула через них.

55
{"b":"6151","o":1}