ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Альтаир испуганно вскрикнула и, падая во тьму, попыталась приготовиться к удару. Она ударилась о воду сначала задницей, а потом вода попала ей в нос. Она почти потеряла сознание, когда рядом с ней раздался еще один сильный удар о воду.

Они перебьют нас в воде, у них огнестрельное оружие…

Он плывет? Его ведь могло ударить цепью, сломать шею. О, Боже, Мондрагон…

Она опустилась спиной на дно канала, выпрямилась и оттолкнулась ногами от грязного дна к поверхности. Пробила ее головой… вдохнула пахнущий гнилью воздух, выплюнула воду Дета и ошалело вытаращилась на бок скипа — скипа с рваным перекрытием, который качался перед ней на волнах. На поверхности появился Мондрагон и снова ушел вниз. В руках оборванной фигуры на палубе скипа появился багор, зацепил его за пуловер и потащил из воды.

— Проклятье! — сдавленно сказала Альтаир и сплюнула воду.

— Чуть не в мою лодку! — хрипло выругался старый Маджин. — Пустоголовые дураки!

В темноте кашлянул мотор. Кашлянул снова. Третий раз. Завелся. И тут над водой вспыхнул огонь, спрыгнул со стен, с рваного навеса лодки Маджина, превратив черты лица Маджина в демонические.

Альтаир забила в воде ногами, повернулась, когда к ней подплыл скип с мотором, и на его носу стоял Томми и высматривал ее.

Раздались выстрелы. Пули подняли на освещенной огнем воде маленькие фонтанчики.

— Джонс! — Это был Томми, это он кричал и изо всех сил махал рукой. К голове Альтаир приближался нос скипа. Она отчаянно задергалась, чтобы отплыть от него, переместилась вбок, поймалась за борт лодки Маджина, и держалась за край, пока совсем рядом проплывал с приглушенным двигателем ее собственный скип.

— Мондрагон… проклятье, отпусти его, Маджин! Маджин опустил багор, и Мондрагон отчаянно заколотил по воде связанными руками. Потом он повернулся и быстрым движением ухватился за скип Альтаир. Альтаир бросила мокрый револьвер в свою лодку и тоже ухватилась за край своего скипа.

— Помоги ему! — крикнула она Томми, видя, что он отпустил Мондрагона и тот снова погружается в воду. — Проклятье, помоги ему… он же попадет под лодку! — Она нырнула, снова вынырнула и из последних сил ухватилась руками за край лодки. Скип опять двинулся вперед. В среднем проходе прогремел выстрел. Пуля хлестнула рядом с ней по воде. Томми втащил Мондрагона на борт, и Рахман дал полный газ.

— То-о-м-ми! — пронзительно закричала Альтаир, держась обеими руками за борт. Вода все сильнее тянула ее за ноги, а край лодки больно врезался в ладони. Мускулы грозили не выдержать. — Томми, проклятье!

Перед ней поднялась тень. Кто-то ухватил ее сзади за пуловер, потянул, потом ухватил за штанину и перетащил через борт, где она приземлилась в путанице чужих и своих конечностей.

Она переползла через кого-то, услышала, как он застонал от боли, и в свете пожара увидела потное лицо Али. Скип промчался вокруг западного угла Ампаро.

— Лодки! — закричала Альтаир, когда они объехали вокруг выступа. — Лодки, проклятье… Поворачивай назад! — И когда скип снова уже мчался под прикрытием Ампаро, прохрипела: — Мондрагон! — и изо всех сил заторопилась по доскам к среднему проходу, где он лежал лицом вниз. — Мондрагон…

Он зашевелился, приподнялся на руках, и Альтаир поползла вправо, к зажигательной бомбе. На другой стороне Ампаро завелся еще один мотор, и дамба отбросила его звук назад; потом пробудился к жизни еще один.

— Рахман! — Она посмотрела вверх на Рахмана, который сидел у румпеля и держал его изо всех сил. — Они отрезают нам дорогу!

— Йей! — проорал в ответ Рахман. Ручка газа стояла уже на самом полном ходу.

— Снимите с меня эту проклятую цепь! — потребовал Мондрагон. — Снимите с меня цепь…

— Топор!

Ее разум снова заработал. Она снова положила на место бомбу, отыскала у края среднего прохода топор, схватила его и поползла по доскам к Мондрагону, который уже положил связанные руки по обеим сторонам борта лодки. Али отобрал у Альтаир топор и с такой силой ударил по звеньям цепи, что лезвие глубоко вошло в дерево.

Стены и ставни окон Ампаро вдруг отступили от Западного канала и открыли вид на прогулочную лодку, которая с гремящим мотором плыла прямо на скип.

— Палуба! — крикнула Альтаир и шлепнулась на днище между Мондрагоном и Али. Над лодкой свистнули пули. Рахман издал короткий, сдавленный звук, и румпель дернулся в сторону.

— Рахман? Рахман!

— Палуба! — хрипло крикнул Рахман.

Перед ними в мигающих вспышках молний был виден высокий вал Южной Дамбы, приливные ворота и Старый Порт.

— Дерьмо, она же сядет на мель!

— Ветер с моря! — пронзительно крикнул Рахман, давая понять, на что он рассчитывал, и Альтаир прижалась лицом к доскам, ожидая удара, который разрушит скип.

Дамба отбрасывала грохот мотора назад, а потом этот звук убегал в открытое пространство.

Альтаир подняла голову и увидела, что они добрались до гавани, и во время очередной вспышки молнии узнала Мертвый Причал и волны мелководья перед собой.

Мели Флота-призрака. Она поднялась на колени и увидела, что Рахман у руля обмяк, а скип бешено завертелся.

— Джонс! — крикнул Мондрагон, когда она выползла на палубу. Она осмотрелась вокруг, вырвала руль из ослабевшей руки Рахмана и повернула его, когда перед ней вдруг возникла черная стена, которой там не должно было быть. Альтаир провела лодку между высокобортной рыбацкой шхуной и ее якорным канатом; в борт ее лодки ударили выстрелы и расщепили дерево. Сзади по-прежнему был слышен звук мотора. Вспыхнул свет. Снова загремели выстрелы. Альтаир как можно ниже пригнулась за ящиком мотора, быстро повернула скип назад, к отмелям, а потом снова от них — туда, где запах мертвых водорослей и плавающие плоты предупреждали о постоянно мелкой воде.

Завелся большой мотор.

— Это тот самый рыбак! — крикнул Али. — Работорговая лодка! Прочь отсюда, прочь отсюда подальше!

— А я что делаю?! Томми, заткни течь какой-нибудь тряпкой — она тормозит нас!

Рядом зашевелился Рахман и попытался было помочь ей, но снова обмяк и упал. Перед ними плыл ощетинившийся баграми плот. В ночи прозвучали дикие крики.

Сумасшедшие, сумасшедшие!

Рахман снова зашевелился и пополз к борту, освещаемый вспышками молний.

— Назад! — крикнула Альтаир, когда позади нее прогремели выстрелы.

Справа по борту лежал Мертвый Причал. Альтаир попыталась сдвинуть ручку газа еще хоть чуть-чуть вперед, повернула руль и тут только поняла, что собирался сделать Рахман. И Али это понял и пополз наверх. Последняя бутылка. Сквозь ветер и запах гнили Альтаир почуяла запах горючего.

— Вниз! — крикнула она. — Вниз, в средний проход… И тут у мотора кончилось горючее. Он чихнул и замер.

— Что случилось? — пронзительно закричал Томми. — Что случилось?

Они проплыли еще немного, сотрясаемые ветром и швыряемые волнами. Альтаир поднялась на колени и снова попыталась завести мотор, вращая рукоятку. Сухой кашель. Еще раз.

О, Боже!

— Дайте мне револьвер! — крикнула она. — Томми! Мой револьвер! В среднем проходе!

Патроны в ящике. Она откинула крышку и отыскала среди хлама маленькую тяжелую коробку, бросила взгляд на быстро приближающуюся лодку и сумасшедших с одной стороны и на большую тень рыболовной шхуны, которая отрезала им путь назад.

Револьвер ей принес Мондрагон — выбрался на полудек, гремя тянущимися следом цепями.

— Твой меч в укрытии, — сказала Альтаир. — Я принесла его с собой…

Он пододвинул к ней револьвер и, пятясь, пополз опять в средний проход. Альтаир откинула барабан и точными движениями зарядила его, хотя руки тряслись, а скип каждую секунду терял отрыв от преследователей. Она держала лодку носом к волнам, желая уйти по возможности дальше. Сзади больше не стреляли. Они поняли, что добыча теряет скорость и что ее мотор мертв.

Альтаир снова защелкнула барабан, посмотрела на усеянный баграми и освещаемый молниями плот, приближающийся слева. Оборванные фигуры яростно гребли примерно двадцатью шестами, медленно вращая плот, что было типично для плотовиков. А шум мотора более легкой лодки сзади потонул в тяжелом громе большой рыбацкой шхуны, который с каждой секундой становился все громче.

56
{"b":"6151","o":1}