ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Альтаир задрожала. Сжала кулаки и набрала побольше воздуху. О, Боже. Живой! Выйти отсюда живой!

Мондрагон, что из этого правда? И что из того, что сказал этот дьявол, ложь?

— Мне не нужно ждать, пока прекратится дождь, м'сэр.

— Как, вы не хотите остаться и насладиться несомненно весьма приятным вам обществом Мондрагона?

— Вы сказали, что отпустите его!

— О да, но после того, как он расскажет мне все, что я хочу услышать. После того, как он поест со мной, просмотрит мои карты и поможет мне составить списки, м'сэра.

— Мы опять вернулись к началу, — сказал Мондрагон. — Вы отпускаете ее, а я остаюсь здесь и не знаю, насколько могу полагаться на ваше слово.

— Ох, но ведь она может остаться! Вы ведь все равно будете спрашивать, выпустят ли ее отсюда живой. В этом маленьком деле вы должны мне поверить.

Мондрагон схватил бренди и выпил. Снова отставил пустой стакан.

— Компромисс. Пусть она каждый день оставляет сообщение, и именно на веранде у Моги. А ваши агенты будут передавать ей сообщения от меня.

— Сложно. Дорого.

— Зато выведет ее отсюда.

— И даст ей возможность залечь на дно, как только вы дадите ей повод разозлиться на неверность. Конечно, так и будет. Я не сомневаюсь, что вы выдумаете и другие мелкие досадные вещи. Например, расскажете ей обо всем.

— Я рад, что вы сказали об этом. Мне бы не хотелось, чтобы вы подумали, будто я это уже сделал.

Калугин мгновение посидел с невыразительным лицом, а потом резко повел бровями.

— Очень легкомысленно, Мондрагон!

— Я вполне серьезно.

— Я в этом уверен. Но сомневаюсь, что вы смогли рассказать ей все. Уверен, что способность м'сэры в искусстве управления государством имеет какие-то границы, а ее способность обращаться с картами, вероятно, ограничена еще больше. Нет, м'сэра. Ваша лодка на ходу?

— Дыра в баке. И в днище. Вы же сами так обошлись с нами!

— Джонс!

— Я верю м'сэре. Дыра в баке и в днище. Я не думаю, что это большие проблемы. Несколько моих людей проводят вас вниз. Уверен, что Риммон в силах сделать такой ремонт. Кажется, вы сказали, что не должны непременно ожидать погоды?

— Я передумала. Я могу подождать. Я могу ждать целую неделю, может, даже две.

— Вы же не хотите усложнять дело. Нет, м'сэра. Я очень озабочен тем, чтобы обеспечить себе нераздельное внимание нашего общего друга. Ваш мотор снова заработает, и вы получите все необходимые запасы. И деньги, если хотите. Теперь вы у меня на службе.

Черта с два. Черта с два, если ты тронешь его хоть пальцем! Тогда я намотаю твои кишки на этот крюк!

— М'сэра, вы поняли суть нашего соглашения? Каждое утро — непременно каждое утро — вы оставляете сообщение в пивной Вентани. Каждое утро кто-нибудь его забирает. Вы умеете писать, м'сэра?

— Я умею писать, только у меня ничего нет, чем я могла бы писать.

— Вопрос обеспечения. Совсем просто. Все вещи такого рода очень просты. Мои люди позаботятся о деталях. Вы должны только попросить. Но сейчас вам нужно уйти, м'сэра; к моему большому сожалению и без всяких личных слов между вами. Этот мужчина может придумать какой-нибудь обходной маневр, я уверен в этом, а мне не хотелось бы, чтобы груз этот лежал и на вас. Просто и откровенно скажите «до свидания», идите и собирайте свое имущество.

Она посмотрела на Мондрагона. Он кивнул и сделал тайное движение глазами. Итак, все верно. Уходи. Глаза ее вдруг закололо, и они были готовы устроить потоп. Она поднялась.

Проклятье, я не могу как следует идти! Я не могу идти, ноги меня больше не слушаются.

Мондрагон протянул руку. Взял ее руку и пожал. Она снова почувствовала в его пальцах силу и отвечала на пожатие, пока он не отпустил. Пальцы разомкнулись.

Она отошла на несколько шагов и посмотрела назад на спину Мондрагона и белое лицо Калугина над рубиновым воротником и черной рубашкой. Схватилась за пояс, оттянула в сторону пуловер и выбросила то, что вытащила.

Стеклянный клинок приземлился на порядочном расстоянии от стула Калугина на ковер и разбился на две половинки. Стоящие вдоль стен комнаты охранники выхватили из кобур револьверы. Мондрагон вскочил и застыл, как и все остальные.

— Это, — сказала она, наполненная теперь жаром, где до этого все было холодным, — было только на всякий случай.

Повернулась и вышла.

— Садитесь, — услышала она голос Калугина позади, и услышала еще, как револьверы были спрятаны назад, и множество мужчин последовало за ней.

Ничего они мне не сделают. Пока. Им ведь еще нужны эти письма, правда?

* * *

Этим утром Моги сделал удрученное лицо. Он лично стоял во время завтрака за стойкой, сложив подбородок и щеки угрюмыми складками, полируя стаканы. Али прекратил подметать пол — под глазом еще были видны последние следы синяка — но снова продолжил свое занятие, как только Альтаир посмотрела на него.

Она подошла к стойке, держа в руках — как каждое утро — перевязанное нитками письмо. Казалось, этим утром в забегаловке царила необычная тишина и среди клиентов — большей частью лодочников и гостей из Вентани, которые обычно здесь завтракали. Они знали Альтаир. Каждый в Нижнем Меровингене знал Альтаир Джонс и знал, что она обменивается тайными письмами с каким-то жителем Верхнего города, который каждое утро появляется у Моги.

— Его нет, — сказал Моги, полируя стакан, который был слишком исцарапан, чтобы эти усилия чего-то стоили. — Еще не приходил.

— Сколько сейчас времени?

— Не знаю; кажется, самое время.

Она постояла там только мгновение, потом положила письмо на стойку. Ее рука дрожала.

— Ну да, положи вместе с другим. Он может забрать оба. Просто опаздывает, и больше ничего.

— Ясно, — пробормотал Моги. — Возьми яйцо. За счет заведения.

Великодушие! Это у Моги-то! Значит, он считает, что дело плохо.

— Спасибо, спасибо.

Альтаир прошла через заднюю дверь на кухню.

— Чай и яйцо, — сказала она. Джеп бросил на нее вопросительный взгляд. — Нет, — сказала она, — еще не было.

— Ух. — Джеп достал из ящика яйцо в серых крапинках, пристально посмотрел на его и достал второе. Разбил оба на сковороду и положил туда же кусок хлеба.

Когда все было готово, она взяла тарелку и чашку с чаем, вышла в зал и села, чтобы поесть.

Опоздал. Всего и делов-то; он просто опоздал. Какие-нибудь сложности, или этот проклятый наемник тянет время.

Ешь свой завтрак, Джонс, дура, он же ничего тебе не стоит!

Альтаир подвигала яйцо по тарелке, съела его большими кусками и заставила себя проглотить хлеб и чай.

Она ждала. Мальчик пришел и налил еще чаю, и она выпила его.

Дураки, что вы на меня вытаращились?

Наконец, она шумно отодвинула стул назад. Пошла к стойке, снова наслаждаясь вниманием Моги, пока не подошла к нему вплотную.

— Прогуляюсь, — сказала она. — Скоро вернусь.

— Хм, — сделал Моги и снова занялся своими стаканами. Она вышла в дверь, в яркий уже, как днем, свет, покрепче натянула фуражку и выглянула на еще по-утреннему серую воду Большого Канала между высокими арками моста Рыбного Рынка и более скромным деревом Висельного моста. Там собрались скипы, на противоположной стороне Рыбного Рынка; два канальщика с лодок с шестами вышли из-за спины Альтаир из таверны Моги и спустились по лестнице к лодкам, которые были привязаны к веранде Моги. Сборище лодок, словно стайка черных рыб. Собственная лодка Альтаир — более крупная — была причалена за ними.

— Хэй! — крикнула она с веранды вниз. — Пройдете, или мне отплыть?

— Хэй, места хватит!

Было тесно. Лодки с шестами двинулись, сначала одна, потом другая. Из таверны вышли еще лодочники, беседуя о дневных делах.

Проклятье. Я совсем не собиралась торчать тут так долго.

— Переставлю лодку, — пробормотала она про себя, спустилась по лестнице, пересекла полдесятка тесно причаленных лодок с шестами, прошла вдоль еще по одной и переступила на нос своего скипа. Развязала вспомогательный узел. Лодки, не спеша, заскользили прочь от берега. Альтаир шестом подержала скип на месте, потом въехала в просвет, который образовался на углу веранды, положила шест на место, быстро схватила причальный конец и закрепила лодку. Тем временем отъехали последние лодки с шестами, и стихали звуки деревянных башмаков береговых жителей, направлявшихся к своим лавкам.

62
{"b":"6151","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Темные времена. Попутчик
Победители. Хочешь быть успешным – мысли, как ребенок
Тафти жрица. Гуляние живьем в кинокартине
Сломленный принц
Школьники «ленивой мамы»
Личные границы. Как их устанавливать и отстаивать
Принцип пирамиды Минто®. Золотые правила мышления, делового письма и устных выступлений
Эволюция: Битва за Утопию. Книга псионика
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Новая версия для современного мира. Умения, навыки, приемы для счастливых отношений