ЛитМир - Электронная Библиотека

Пианфар нахмурилась:

— Здесь, на станции, существует возможность подлечиться, но если вдруг нам придётся совершить экстренный вылет, то тогда я уже не смогу предоставить никому из вас незапланированный отпуск.

— Конечно нет, — согласилась Хэрел, — но в этом и нет необходимости. Однако, капитан, в любом случае наши силы убывают.

— Я знаю.

— Вам и самой не мешало бы отдохнуть…

— Ты считаешь? — Пианфар похлопала Хэрел по плечу и направилась к лифту. На нижней палубе она немного постояла, прислушиваясь к голосам Шур и Герен, доносившимся из командного отсека, и пошла к ним. Герен находилась на посту — вымытая, в чистых голубых бриджах, но её отсутствующий взгляд указывал на то, что ей пришлось заступить на дежурство, так и не выспавшись. «Все правильно», — утешала себя Пианфар, вспомнив, что это она сама давала членам своего экипажа приказы, которых они безоговорочно слушались.

— Герен, как там Тулли — с ним всё в порядке?

— Абсолютно.

— Я собираюсь поручить ему обещанное задание. Вы с Шур уже устали с ним возиться, а Тирен больна.

— Больна?

— Перегрузки сказались на её ноге. Всем нам нужно постараться набраться сил, но сначала я посмотрю, какую пользу можно извлечь из Тахар. Креме того, нужно поскорее выяснить полную картину полученных нами повреждений.

— Уже выяснили, — вздохнула Герен и, повернувшись к экрану, вывела на него фотоинформацию по состоянию корабельной техники.

Едва взглянув на неё, Пианфар почувствовала почти физическую боль: одно из крыльев безжизненно повисло, и на всей протяженности его длинной серебристой поверхности виднелись зловещие чёрные пятна, указывающие на места пробоин.

— Вот это да! — ахнула она, содрогаясь от холода, пронзившего её нутра — Мы могли сложить головы, уходя в прыжок с такой поломкой. Боже, надо срочно вызвать бригаду местных ремонтников — нам ни за что не починить корабль самим.

— Угу, — угрюмо пробормотала Герен. — А деньги на оплату ремонта у кифов займем.

— Неудачная шутка, — с прохладцей в голосе заметила Пианфар и вышла из операторской.

Неожиданно она подумала о Тулли и тут же устыдилась пришедшей ей в голову мысли, однако на мысль это, по-видимому, не возымело должного действия, поскольку она упрямо не оставляла Пианфар в покое на протяжении всего пути в капитанскую каюту.

Придя к себе, Пианфар разделась и приняла ванну, а затем высушилась и привела в порядок гриву и бороду.

На этот раз она надела красные бриджи, золотой браслет и жемчужные подвески к, оценив своё отражение в зеркале, испытала некоторый душевный подъём. В конце концов, внешность что-нибудь да значит! Во всяком случае, махендосет тряслись над ней не меньше стишо. В общении с ними всегда срабатывала ставка на собственное преуспевание, и сейчас это давало Пианфар все основания полагать, что, пока махены считают «Гордость» исправной, а её саму успешной и влиятельной, они просто не смогут отказать ей в необходимом содействии. К тому же на сей раз, заключила она, улыбаясь славному хейнийскому капитану в зеркале, у неё была особо веская причина добиться этого содействия любой ценой: Акуккак. Эх, провалиться бы им всем…

Возможно, ей удалось смешать планы хаккикта достаточно для того, чтобы ополчить против него его же прихвостней. Однако узнать это наверняка она не могла — ей оставалось лишь прислушиваться к портовым сплетням.

Отдать Тулли — это было бы таким лёгким выходом из положения…

Она посмотрела в глаза своему отражению, думая о том, что любой торговец, увидев Чужака, решил бы точно так же, и спустя некоторое время её губы вдруг начали расплываться в исполненной самодовольства улыбке.

Так-так-так, Пианфар Шанур: это хороший способ разрубить затягивающийся узел! Правда, Тулли он вряд ли понравится, но ведь он сам умолял о членстве в экипаже…

Пианфар проверила компьютер: в папке для входящих появилось несколько свежих сообщений.

— Там нет ничего интересного, — прокомментировала ей Герен по общекорабельной связи. — Станция забрасывает нас жалобами на нарушение правил посадки с приложением соответствующих счетов.

— Шур уже подняла Тулли? Он принял душ?

— У неё возникла небольшая проблема.

— Не говори мне о её проблеме! Мне своих хватает… А в чем она заключается?

— У нашего Тулли появилась оригинальная идея: он хочет, чтобы мы его побрили.

— Громы и молнии! Он в ванной комнате?

— Да.

— Я иду туда.

Она направилась к двери, потом вернулась назад и прихватила наушники для пользования автоматическим переводчиком. Бриться вздумал! Конечно, может, у него на родине обычай такой, но разрешить ему это сейчас…

Через минуту она была уже в командном отсеке, где Герен, Шур и Тулли, вымытые и измотанные, пытались утопить свои горести на дне бокалов с джифи. При появлении капитана все трое дружно поднялись. Слава богу, Тулли ещё не успел расстаться со своей гривой и бородой и выглядел достаточно хорошо в свежей паре чьих-то бриджей.

— Пианфар, — произнес он, поднимаясь.

— Капитан, — поправила она его строго. — Ты чего хочешь, Тулли? Неприятностей?

— Он хочет ножницы, — пожаловалась Шур, — Я немножко подстригла ему волосы. — (Она действительно это сделала, причём весьма искусно.) — А теперь ему приспичило сбрить бороду.

— Ха! Нет уж, Тулли. Не пойдёт!

Тулли снова сел и крепко сжал стакан с джифи. Вид у него был крайне удрученный.

— Не пойдёт… Пианфар вздохнула.

— Послушай, ты должен меня слушаться. Ты обязан понравиться махендосет. И пока что ты смотришься очень хорошо. Просто прекрасно.

— # хейни.

— Да, как хейни.

— Махендосет. Здесь.

— Ты в безопасности, Тулли. Всё в порядке. Это дружественный народ.

Тулли задумчиво поджал губы. Кивнул. А затем вдруг вырвал пальцами клок своей бледной гривы и с надеждой в голосе спросил:

— Пойдет?

— Нет, — отрезала Пианфар. Рука безвольно опустилась.

— Я сделаю всё, что ты скажешь.

— Все? — Пианфар почувствовала себя очень неуютно под взглядом Чужака, взиравшего на неё с безграничным доверием. — Тулли, не исключено, что моя идея напугает тебя. Тебе может показаться, что я прошу слишком много…

Судя по выражению его лица, ему уже начало казаться нечто подобное.

— Тебе страшно, Тулли? — Пианфар махнула в сторону трапа. — Там находится станция, станция Кирду. Ею управляют махендосет. Вместе с нами на причал прибыло ещё одно хейнийское судно. Вниз по доку расположились стишо.

— А кифы?

— Два корабля, но не те, что караулили нас на Уртуре. Вряд ли они принадлежат Акуккаку, скорее всего это обычные торговцы. Однако они тоже могут обернуться большой проблемой, если мы задержимся тут надолго… Я хочу, чтобы ты вышел на улицу, Тулли. Я хочу, чтобы ты отправился вместе со мной на встречу с властями махендосет…

Чужак обо всем догадался, и лицо его нервно передернулось.

— Я член этой команды, — сказал он, но это прозвучало скорее как вопрос.

— Да, и я не брошу тебя.

— Я готов, — выдохнул он.

Так просто. С минуту она внимательно разглядывала своего подопечного, а затем решительно протянула руку к его бокалу. Он немного замялся, но всё-таки отдал джифи, и Пианфар, отпив через брезгливое «не могу» несколько глотков, вернула его владельцу.

Тулли также сделал глоток, посмотрел на Пианфар, словно пытаясь оценить её реакцию, а потом осушил бокал до дна. Никаких предубеждений! Никакой взаимной неприязни между представителями дружественных рас! Пианфар одобрительно кивнула.

— Я с вами, капитан, — предложила Шур.

— Хорошо. А ты, Герен, побудь здесь: нельзя оставлять «Гордость» без присмотра. Мы только в станционный офис и обратно. Едва ли нам грозит нарваться на какие-нибудь неприятности за столь короткий срок.

— Конечно, капитан, — согласилась Герен, бросив на неё при этом встревоженный взгляд.

Пианфар похлопала Тулли по плечу и почувствовала, как дрожит его тело.

— Тулли, переводчик перестанет работать, как только мы выйдем за пределы корабля. Спустившись с трапа, мы перестанем понимать друг друга, поэтому запомни сразу: ты должен всё время находиться рядом со мной и беспрекословно меня слушаться.

25
{"b":"6154","o":1}