ЛитМир - Электронная Библиотека

— Шанур и Тахар гарантируют ему полную компенсацию убытков, — выпалила Пианфар, ничуть не задумываясь о том, в сколь малой степени «Восходящая Звезда» будет благодарна ей за этот великодушный жест.

— Да хранят их боги! — выдохнула Хэрел, наблюдая за тем, как махены с «Хасацо» вытряхнули в безвоздушное пространство свой груз, чтобы приблизиться к контейнеру, уносившему в неизвестном направлении представителей чужой им расы.

В динамике снова завыли кненны, а потом вдруг наступила тишина, и в течение нескольких долгих минут астронавты «Гордости» слышали лишь гудение её собственных приборов.

— Махены почти рядом, — прошептала Хилфи.

— Да, теперь уж они ни за что не промахнутся, — подбадривала её Тирен.

Секунды показались им часами, но сведения, докладываемые «Хасацо», становились все более и более обнадеживающими, и наконец его капитан громко объявил:

— Кирду, хейни у нас!

Пианфар с шумом выпустила из груди воздух, который она удерживала там целую вечность, улыбнулась и схватила за руку еле живую от волнения Хилфи, а затем повернулась к передатчику:

— Тахар?

— Мы не глухие, — кратко ответили те.

Пианфар отключила все контакты и немного помолчала. Хейни только что потеряли великолепный корабль. Закрылась одна из самых ярких страниц в жизни семьи Фаха… Пианфар расправила плечи и наклонилась к микрофону.

— Станция, — позвала она, — передайте экипажу Фаха, что Шанур шлют им свои глубочайшие соболезнования и что кер Хилфи Шанур пар Фаха ждёт их на борту «Гордости Шанур».

— А Дюр Тахар, — вклинился хейнийский голос, — на борту «Восходящей Луны».

Интересный поворот… Пианфар откинулась на спинку кресла и хорошенько потянулась.

— Ну, все что можно было сделать, уже сделано. Хилфи, ты меня разбудила, так принеси мне попить. Да, пить — это единственное, чего я сейчас хочу… И не забудь приготовить завтрак. Хэрел, кто должен заступить на дежурство?

— Я.

— Тогда отпусти всех из командного внизу. Тирен, марш к себе.

— Уже иду, — пробормотала Тирен, тяжело поднимаясь и отправляясь вслед за Хилфи.

Пианфар облокотилась о панель управления и внимательно посмотрела на Хэрел, застывшую перед экраном.

— Кненны столпились на границе с Лиджаханом, — ответила та на её вопросительный взгляд. — Не понимаю, что им там понадобилось. И странно, что они не пытаются подобрать груз, выброшенный «Хасацо».

— Хм, действительно… А что с нашим кораблем?

— Ремонтники все ещё занимаются крылом. Проводка восстановлена, но четырнадцать панелей по-прежнему болтаются на волоске, а шесть и вовсе потерялись. Махендосет говорят, что им нужно ещё как минимум двадцать часов.

— О боги.

Пианфар вытерла вспотевший лоб рукой. Она вдруг вспомнила о кифах и об атаке, в которой они нанесли «Гордости» все эти увечья. С какой стороны следовало ожидать нового нападения? Серые могли появиться откуда угодно — например, выскочить из-за спины кненнов, пасущихся около махеновского груза. И на самой станции были кифы… Правда, до сих пор они не проявляли никаких признаков активности, но именно это-то Пианфар и настораживало.

— Капитан, — окликнула её Хэрел, — Тахар просит станционные власти разрешить её команде приступить к выполнению грузовых операций. Они дают ей «добро».

— Однако о своих делах она не забывает.

— Как и вся их семейка. Прошу прощения.

— Я поговорю с ней.

— Думаете, она согласится подстраховать нас по дороге домой?

— Только если унюхает запах прибыли. Слушай, чем они занимаются? Это не похоже на погрузку.

— Совершенно верно, капитан. Они разгружаются, причём в спешке, — контейнеры летят, словно мухи. Судя по всему, «Восходящая Луна» готовится к бегству.

— В любом случае сейчас здесь соберутся представители торговых компаний. Что ж, это на время отвлечет внимание махенов от «Гордости».

— Ну да, и увеличит счёт за наш простой в их порту.

— Да уж, дорогой он — наш Чужак. Во всех смыслах.

В центральный отсек вернулась Хилфи с большим подносом. На нём находились две порции завтрака и две чашки с джифи.

— Спасибо, — поблагодарила Пианфар, взяла себе еду и покосилась на племянницу: та замерла перед приемником, с которого все ещё продолжали поступать сообщения с «Хасацо», уже начавшего снижать скорость для захода на посадку.

— Хилфи, тебе придётся подождать, — сказала ей Пианфар. — После сегодняшних событий у Фаха могут уйти часы на реабилитацию. Так что отправляйся-ка ты лучше к себе.

В другой ситуации Хилфи прижала бы уши и насупилась, но теперь она лишь кивнула и ушла, не проронив ни слова. Пианфар и Хэрел проводили её задумчивыми взглядами.

— Хм. — Пианфар занялась завтраком, и в течение нескольких минут они с Хэрел просто ели и наблюдали за экраном. — Вот что, кузина, — произнесла наконец Пианфар, — иди отдыхать, а я побуду здесь.

— В этом нет нужды, капитан.

— Давай без благородства. Если тебе хочется оказать мне услугу, то проведай Тулли, когда спустишься вниз. Убедись, что с ним всё в порядке.

— Хорошо. — Хэрел поднялась и собрала тарелки на поднос. — Хотя я уверена, что и в этом нет нужды, — за ним приглядывает Шур.

Пианфар допила джифи и вручила пустую чашку Хэрел.

— Черт, разве я не приказывала выделить ему одну из пассажирских кают?

Уши Хэрел беспокойно передернулись.

— Шур так и поступила, но у Тулли был такой несчастный вид, что она не рискнула оставить его одного и устроилась на ночлег там же. Понимаете, капитан, он выглядел очень плохо, несмотря на лекарство, которое мы ему дали, а вы уже легли, и поэтому я позволила ей остаться с ним под мою личную ответственность.

Пианфар вздохнула:

— Значит, Тулли расстроен. Хэрел кивнула:

— Мы позаботимся о нём.

— Вернее, Шур — она же спит рядом.

— Э-э… — Хэрел внезапно осознала, куда клонит Пианфар, и кончики её усов поехали вниз. — Капитан…

— Это же самец!

— Но ведь он не хейни.

— Да, он не хейни, — повторила Пианфар после некоторого молчания. — Ладно. Кладите его куда хотите. В конце концов, это личное дело команды. Однако ему пора браться за работу. Он вроде бы заявлял, что разбирается в технике сканирования — вот и посадите его за экран. Кто должен заступить на дежурство следующим?

— Кер Хилфи.

— А из опытных? Кто будет отвечать за её ошибки? Хэрел обиженно шмыгнула носом:

— Ну, кто-нибудь из нас…

— Исчезни.

Хэрел ушла, а Пианфар поудобнее устроилась в кресле и начала прослушивать записи, сделанные за последние несколько часов. Ничего нового. Гибель «Звездного Гонщика», переговоры Тахар с властями станции, сообщения «Хасацо»… а ну-ка, подробнее… Не может быть: «Хасацо» докладывал о четырех выживших хейни.

Пианфар вдруг стало холодно. Четыре из семи, что были на корабле. Это было гораздо больше, чем просто потеря «Звездного Гонщика»; это было даже больше, чем три унесенные жизни, — ведь четыре выжившие хейни уже никогда не смогут оправиться от случившегося. Боги, как же это тяжело…

— Кирду, — позвала Пианфар, — это «Гордость Шанур». Говорит капитан корабля. Подтвердите рапорт «Хасацо» о четырех спасенных и назовите их имена.

— «Гордость Шанур», — ответила ей станция, — «Хасацо» сообщил только то, что четыре подобранные им хейни не пострадали. Другой информации у нас нет. Мы переадресуем ваш запрос самому «Хасацо».

Пианфар рассеянно поблагодарила оператора и прервала контакт. Теперь ей оставалось только ждать. Она заставила себя проверить состояние ремонта собственного звездолета, затем связалась с местным рынком и заказала кое-какие товары с доставкой на борт, а ответ от «Хасацо» все не приходил.

— Станция, почему так долго? — не вытерпела Пианфар.

— Команда «Хасацо» не выходит на связь.

Хм, должно быть, ни у Фаха, ни у их спасителей уже не было сил на общение. Ну, ещё бы: потерянные жизни, потерянный корабль, потерянный груз.

Скверная история.

И тут в воздух взмыл кненнский звездолет. Завывая в своей обычной манере, он покачался над причалом, словно блуждающий огонек, и двинулся прочь в сопровождении возражений, обвинений и призывов тка. Это было что-то новое. Канал Кирду оторопел от удивления.

32
{"b":"6154","o":1}