ЛитМир - Электронная Библиотека

А тка продолжали кричать и шипеть. Пианфар активизировала программу перевода, но та ничем ей не помогла, поскольку была рассчитана лишь на работу с элементарными навигационными инструкциями, в то время как сейчас речь шла явно о чём-то другом.

Наконец тка умолкли, и в эфире воцарилась тишина. Кненны отлетели на некоторое расстояние и зависли над станцией.

«Хасацо» начал заходить на посадку, и с экрана хлынул целый поток технической информации.

Пианфар решила не задавать «Хасацо» вопросов. Да и никто их не задавал.

Подробности оказались следующими: четыре хейни выжили, пятая умерла от ран, полученных при неудачном отделении грузового отсека от корабля («Хасацо» не стал забирать её тело на борт), и две хейни отправились в вечное странствие в самом «Звездном Гонщике». Погибли они сразу или просто не смогли перебраться в грузовой отсек — не уточнялось. Сообщались только их имена: первый офицер Хилан Фаха и капитан Лиан Фаха, третий вылет.

— Тетя,—тихо попросила Хилфи, когда Пианфар вызвала её в командный центр, чтобы сообщить эти печальные новости. — Я хочу присутствовать на причале, когда Фаха будут сходить с трапа спасательного звездолета. Я знаю, что это опасно, но я должна быть там. Пожалуйста.

Пианфар положила руку ей на плечо.

— Я пойду с тобой, — сказала она, и Хилфи с видимым облегчением кивнула. — Герен! — позвала Пианфар по общекорабельной связи. — Герен, оставайся на посту. К нам поступили новые сведения: экипаж «Звездного Гонщика» лишился своего капитана и ещё двух хейни. Мы с Хилфи собираемся встретить «Хасацо» и пригласить выживших к себе на борт — если, конечно, у них нет других планов.

Герен несколько секунд помолчала, а затем выразила Хилфи своё глубокое соболезнование.

— Пора. — Пианфар похлопала племянницу по плечу, и они зашагали к лифту. Хилфи шла, выпрямив спину и поджав губы, и капитан поняла, что, ложась спать, девочка надеялась, проснувшись, услышать более утешительные новости… Хотя, с другой стороны, с учетом всех обстоятельств сегодняшней переделки, и четыре сохраненные жизни казались чем-то из области фантастики.

Кифы… Облетев текущие события, мысли Пианфар снова вернулись к ним. Группа кифов ошивалась здесь, на причале, и бог знает сколько ещё их могло прятаться где-нибудь на краю системы. Почему они не нападали? Наверное, потому, что это было выгоднее сделать подальше от вооружённых до зубов махеновских звездолетов, патрулировавших зону Кирду.

Пианфар так громко кричала, вызывая Герен по общекорабельной связи, что разбудила всех и вся, и теперь, спустившись на нижнюю палубу, она обнаружила, что вместе с Герен в командном уже сидела проснувшаяся Тирен, а рядом с ней стояли Шур и Тулли. Последний выглядел ужасно: было совершенно ясно, что он не понимал сложившейся ситуации, но кожей ощущал её напряжённость и из-за этого нервничал наравне со всеми. Вскоре появилась и Хэрел.

— Я пойду с вами, если не возражаете, — сказала она, и Пианфар охотно кивнула:

— Конечно, там ведь кифы. Я ещё не забыла урок, полученный на Центральной.

— Будьте осторожны! — напомнила им Тирен, когда они двинулись в сторону переходного шлюза. Хэрел принялась открывать внутренний люк, и Пианфар использовала эту короткую остановку, чтобы взять из тайника в коридоре оружие и сунуть его себе в карман.

— Детекторы есть только в самом офисе, а мы туда не собираемся, — объяснила она, заметив вопросительный взгляд Хэрел. — Пошли.

Они спустились вниз по трапу и зашагали вдоль причала. Слева гудели моторы транспортной ленты: «Восходящая Луна» все ещё разгружалась, и Пианфар обратила внимание на то, что приемкой контейнеров занимались не хейни, а махеновские рабочие.

— Возможно, Тахар тоже отправились встречать экипаж Фаха, — пробормотала она, и это прозвучало вполне логично: правила ведения внутренней политики учили демонстрировать интерес к пострадавшим соотечественникам.

— Как тут тихо, — заметила Хэрел.

Это было действительно так: причал Кирду вообще не отличался особой оживленностью, а сегодня возня вокруг «Восходящей Луны» казалась единственной развернутой на нём деятельностью. Правда, Пианфар и её компании сполна хватало и того, что ни один махе не проходил мимо них, не обернувшись, а стишо, едва завидев их со своих кораблей, высыпали наружу и начали дружно перешептываться. У трапа звездолета в соседней секции собралась толпа в чёрных одеждах. Кифы! Семь или восемь особей. Они прощёлкали хейни вслед массу проклятий, и Пианфар насторожила уши и даже потрясла головой, желая убедиться, что она не ослышалась. Он все знает, воришка хейни. Сколько ещё хейнийских кораблей вы согласны погубить?

Капитан… — оскалилась Хэрел, а Хилфи начала разворачиваться в их сторону.

— Вперед! — прошипела Пианфар, хватая племянницу за руку. — Что ты делаешь?

— Хочу кое-что выяснить, — спокойно ответила та. — Кто ещё — вольно или невольно — сможет намекнуть нам на смысл происходящего?

— Я. Один из кораблей Акуккака прибыл сюда с Киты, чтобы заручиться поддержкой кифов, находящихся на Кирду. Они набросятся на нас, едва лишь мы тронемся в путь, а может быть, и раньше.

— Тетя, они потрепаны не меньше «Звездного Гонщика». Я хочу…

— Мы все чего-нибудь хотим. Пошли.

— А если они нападут на станцию…

— Тем больше причин поскорее забрать выживших Фаха и дать деру. Ну, если только ты не захочешь остаться, чтобы сражаться за свободу Кирду.

— Полагаю, что махены как-нибудь и без меня справятся, — надулась Хилфи.

Они продолжали свой путь мимо длинных рядов канистр, пока не уткнулись в секцию номер пятьдесят два, где уже скопилось великое множество зевак. Кроме того, здесь присутствовало немало медработников и станционных чиновников, легко узнаваемых по своим затейливым воротничкам и одеждам, волочившимся по земле. И конечно же, тут были хейни из команды Тахар. Едва завидев их бронзовые гривы и уши, увенчанные бесчисленными кольцами, Пианфар отчаянно заработала локтями, пробиваясь сквозь толпу. Хэрел и Хилфи двинулись следом.

— Неужели вы наконец пришли? — процедила Дюр Тахар, когда они приблизились к ней.

— Неужели вы всегда суете свой нос в чужие дела? — огрызнулась Пианфар. — Это моя, а не ваша племянница носит фамилию Фаха.

Дюр скосила глаза в сторону Хилфи.

— «Хасацо» должен сесть с минуты на минуту, — сказала она.

— Тахар, мы видели кифов… В общем, будьте осторожны.

— Это ваши проблемы.

— Я вас предупредила.

— Если вы затеваете очередную авантюру, Шанур, то даже не рассчитывайте на нашу помощь.

— Черт, вы не даете мне ни малейшего шанса вести себя цивилизованно по отношению к вам.

— Я не нуждаюсь в вашей цивилизованности.

— А зря.

— Слушайте, чего вы от меня хотите?

— Проявления здравого смысла.

— Я подумаю об этом.

«Хасацо» опустился на причал, оглушив всех собравшихся внизу жутким грохотом и последовавшим за ним лязгом стыковочных сцеплений. Вскоре раздалось характерное постукивание, свидетельствовавшее, что внутренний люк открылся, и через несколько минут на трапе появились члены махеновского экипажа и четыре хейни. Судя по внешнему виду последних, им с трудом давалось каждое движение. У одной из них была перевязана рука. Не успели они сойти вниз, как их тут же окружили местные чиновники с кипами всевозможных бумаг. Пианфар подтолкнула Хилфи, и та шагнула навстречу родственницам с распростертыми объятиями, на которые прибывшие ответили усталыми приветствиями.

— Это моя тётя Пианфар Шанур, она же мой капитан, — сказала им Хилфи. — А это мой товарищ по команде Хэрел Араун пар Шанур.

— Наш корабль к вашим услугам, — обратилась Пианфар к первому офицеру, чьё измученное лицо и грустные глаза говорили о том, что у неё не было ни сил, ни желания рассыпаться в любезностях, и Шанур прекрасно понимала почему: сегодня они потеряли друзей, корабль, груз… Что толку им будет от всех этих соболезнований, когда шум уляжется и настанет время подсчета убытков. Пианфар предоставила, спасенных Хилфи и Тахар, а сама отправилась пожать руки спасателям. Глядя на рослого махе, она отметила, что он был растерян и смущен не меньше Фаха.

33
{"b":"6154","o":1}