ЛитМир - Электронная Библиотека

Хилан заговорила спокойнее:

— Я хочу, чтобы вы знали: мы действовали согласно решению нашего капитана. Если бы оно хоть немного зависело от меня, я бы позаботилась о том, чтобы мы не отвечали перед кифами за чужую кражу…

— Вы верите словам кифов больше, чем моим?

— Если у вас есть другое объяснение и оно прозвучит логично, то я с радостью его выслушаю. Но пока… Мои кузины мертвы, наш корабль канул в вечность, и другого, наверное, уже не будет. Великодушные Шанур пригласили нас на свой, но мы предпочитаем лететь на звездолете Фаха, пусть даже в худших условиях. В погоне за прибылью вы заварили кашу, в которой может погибнуть ещё не один звездолет и пострадать ещё не одна торговая компания, и в подтверждение этому кифы попросили меня передать вам следующее: вы зашли слишком далеко для того, чтобы они могли вас простить. Теперь они придут за вами, где бы вы ни спрятались, в том числе и на Ануурн, где расскажут всему хейнийскому народу, что это вы подставили его ради спасения чужой особи. Так сказал хаккикт Акуккак на Уртуре.

— А я думала, вы умнее. Он же просто блефует.

— Это не пустые угрозы, — возразила Хилан, снова передернув ноздрями. — Акуккак пообещал, что жестоко накажет всех, кто встанет на вашу сторону.

— И где вы всё это слышали — от него лично или по радио от кифских кораблей, которые гоняются за нами уже бог знает сколько времени, да все никак не поймают?

— Зато они поймали нас, Шанур. Поймали и разбили наголову. Это случилось на Ките. Там были убиты две мои кузины… Потом кифы отпустили нас, чтобы мы донесли до вас их послание, но у нас возникли технические проблемы на выходе из прыжка.

В комнате воцарилось молчание.

— Итак, — повторила Пианфар, — вы действительно верите тому, что говорят наши враги?

— Я верю тому, что вижу, — ответила Хилан, мотнув головой в сторону Тулли, — а именно: причину, которая не позволит кифам пойти на попятную. На этот раз знаменитые шанурские амбиции завели вас в тупик, ну да и бог с вами — во что бы вы ни вляпались, я не стану принимать в этом ни малейшего участия. К счастью, моя родная сестра ещё жива, как и две двоюродные, и мы летим домой. Кузина, — обратилась она к Хилфи, — мне очень жаль.

Та не смогла выдавить из себя ни слова.

— Моя племянница вольна присоединиться к вам, — заметила Пианфар. — С учетом всех тех бедствий, которые, судя по вашим словам, вот-вот обрушатся на наш корабль, я не стану обвинять её в дезертирстве.

— Я буду рада забрать её с собой, — оживилась Хилан.

— Нет! — отрезала Хилфи. — Я останусь здесь.

— Что ж, — сказала Пианфар, согретая приливом гордости за свою юную воспитанницу, — уважаемые Фаха, я желаю вам счастливого пути. Конечно, было бы лучше, если бы наши звездолеты двинулись домой вместе, но я уверена, что Тахар на это не согласится.

— И правильно сделает, — процедила Фаха, меряя Тулли злобным взглядом. — Если бы вы хоть немного думали о других, то поступили бы точно так же. Вы взяли на себя непозволительно много, Шанур, и народ Ануурна вам этого не простит.

— То, что, по вашему выражению, я взяла, на самом деле просто вломилось ко мне на корабль без всякого приглашения. Как бы вы действовали на моём месте? Отдали бы его кйфам за выкуп, который они предлагали? Я не торгую чужими жизнями.

— Но не возражаете против того, чтобы терять их даром.

— Вы предали то, ради чего погиб ваш капитан! — неожиданно вскричала Хилфи. — Вы малодушные…

Уши Хилан Фаха вплотную прижались к голове.

— Да кто ты такая, чтобы меня судить? И как ты смеешь разговаривать со мною на повышенных тонах? Этот… — Она шагнула к Тулли, но Шур, сидевшая на панели управления, быстро соскользнула вниз и загородила ей дорогу. Чужак поднялся с кресла и благоразумно отошёл от греха подальше. Хилан пожала плечами. — Я добавлю ещё кое-что, — сказала она, посмотрев Пианфар прямо в глаза. — Может быть, вы и вправду не хотели принести столько бед на голову своего народа, но, боюсь, это обстоятельство уже не поможет вам вернуть его доверие. Конечно, у вас есть преданные союзники, но вряд ли они смогут спасти вас в сложившейся ситуации. Как давно вы покинули Ануурн?

— Несколько месяцев назад. — Пианфар перевела дыхание и сунула руки за пояс, почувствовав корнями волос, что речь зашла об истинной опасности — опасности, угрожавшей её дому. Ей вдруг стало ненавистно лицо Хилан и появившееся на нём странное выражение. — Может быть, немного больше… А что такое? Ну, не тяните резину.

— Ваш сын вырвал власть у Кима Мана и сейчас подбирается к клану Шанур. Старый Ман уже в бегах, Кохан Шанур пока держится… — Хилан потрясла головой — по-видимому, даже ей, при всем её враждебном отношении к Пианфар, не доставляло удовольствия сообщать той подобные известия. — Лиан прикрыла бы вас, но она мертва, и мы не желаем отправиться вслед за ней. По вашей милости мы уже простились с нашим лучшим кораблем. Правда, у нас есть ещё два звездолета, но мы не станем рисковать ими в условиях, когда Шанур, и так обладающие всем, о чём только можно мечтать, вдруг бросаются в ничем не обоснованные авантюры, при этом не считая нужным посоветоваться со своими соотечественниками. Вы лишились собственного груза, сцепились с кифами, которые ныне угрожают Ануурну, неужели после всего этого вы и вправду надеетесь на нашу помощь? Я уже сполна заплатила за ваше безумие и теперь отказываюсь втягивать в войну свою семью просто потому, что вам так хочется. Вы потеряете все, Шанур! Это совершенно очевидно, поэтому ни один здравомыслящий клан не примет вашу сторону. Я лечу домой, кер Пианфар, чтобы в случае нападения кифов попытаться спасти то немногое, что у меня ещё осталось.

— Вы молоды, — произнесла Пианфар с грустью в голосе, — а молодым свойственно преувеличивать. Вы правы: Лиан прикрыла бы меня, ибо она обладала выдержкой, которой у вас и в помине нет… Я возьму на себя ваш долг махеновским спасателям, Хилан Фаха, потому что я обещала им это сделать. И когда я разберусь с Карой, то на радостях даже не вспомню об оказанной вам услуге — равно как и о вашем нынешнем предательстве. Я не буду мстить вам, Хилан Фаха… Често говоря, мне вас просто жаль — ведь вы никогда не станете похожей на Лиан.

Фаха задрожала от гнева:

— И вы говорите мне это после того, как погубили её!

— Конечно. Потому что если бы Лиан могла сейчас очутиться здесь, она, возможно, придушила бы меня своими собственными руками, но ни за что на свете не отдала бы на растерзание кифам… Очистите палубу моего звездолета, Хилан Фаха. Безопасного вам полета. И быстрого.

На мгновение всем присутствующим показалось, что Фаха вот-вот кинется на Пианфар, но она лишь прошипела:

— Кровь Лиан на ваших руках, — и зашагала к выходу. Пианфар оскалилась ей вслед и взглянула на Хилфи — ту трясло мелкой дрожью.

— В своем письме Кохан ни словом не обмолвился о проделках Кары, — вздохнула Пианфар. — Что ты знаешь о них, племянница?

— Ничего, — пожала плечами Хилфи. — Скорее всего это просто сплетни.

— А ты не слышала ничего подозрительного перед отлетом из дома? Я понимаю, что твоя голова была занята исключительно «Гордостью», но, может, кое-какие разговоры всё-таки доходили до твоих ушей?

— Ну, разговоры, конечно, были. Кара Ман постоянно ошивался у владений Шанур. И Тахи тоже. Вроде бы они подбивали на что-то нашу молодежь, но я не обращала на это особого внимания, так как была уверена, что Ким с ними справится.

— Проклятье! Ну почему Кохан не предупредил меня!

— Возможно, он пытался… — прошептала Хилфи разбитым голосом. — Когда я узнала, что «Гордость» ненадолго заглянула на Ануурн, я попросила отца разрешить мне примкнуть к вам. Сначала он наотрез отказался, но вскоре принес мне письмо для тебя и… он что-то объяснял, но я думала лишь о том, как бы успеть собраться за время вашей стоянки. Я ужасно боялась, что «Гордость» улетит без меня, и поэтому невнимательно слушала то, что говорит папа.

— О боги! — прорычала Пианфар, опускаясь в кресло. Остальные смотрели на неё, прижав уши и затаив дыхание. — Мы обязательно разберёмся с кифами, но сначала нужно навести порядок дома.

35
{"b":"6154","o":1}