ЛитМир - Электронная Библиотека

Что он там искал? Сплетни? Его команда находилась в доке, уйдя с головой в мелкий текущий ремонт, пока сам он заключал вполне безобидные сделки, но… право же, махены были ничуть не глупее кифов и в случае необходимости могли разыграть и не такое шоу.

— Этот золотозубый ублюдок уже тогда все знал, — процедила Пианфар.

Хэрел ответила ей обеспокоенным взглядом.

— Кненны, — сказала вдруг Герен.

И вправду: на экране появилось целое скопление кненнских звездолетов, большинство которых пребывало в неподвижном состоянии.

— Боги! — воскликнула Шур. — Мы летим прямо на них!

— Не отвлекайся от кифов, — велела ей Пианфар. — На пульте, присмотрите за кненнами.

Тирен перевела картинку с паукообразными на свой монитор, и очистившийся экран центрального отсека тут же выдал изображение кифов.

— Капитан, мы засекли кненнов, — раздался из динамика голос Золотозубого.

— Мы рады за вас. Послушайте, махе, что вам известно? Что вы выясняли на Центральной?

— А разве нужно выяснять очевидное?

— Капитан, — позвала Тирен, — расстояние между нами и махенами сокращается.

Пианфар это видела. Она поскребла когтями по рукоятке переключателя скоростей.

— Эй, махе, мы идем на взлет, так что освободите нам поле. Я не хочу задерживаться в зоне Кирду ни на минуту.

— Пожалуйста.

Она выжала рычаг до отказа, и картинки на экране стали быстро сменяться, свидетельствуя о том, что «Гордость Шанур» стремительно понеслась вперёд, оставляя позади себя и собственый эскорт, и махеновские патрульные корабли, и кифов.

— Капитан, все системы корабля работают нормально, — доложила Хэрел.

— Соберитесь, — предупредила Пианфар. Она запустила программу подготовки корабля к прыжку, подавила тут же накативший приступ тошноты и сконцентрировала внимание на контрольном табло, начавшем мигать по мере того, как электроника «Гордости» стала переходить к другому режиму функционирования.

— Приборы работают нормально, — сообщила Хэрел. — Прыгаем?

— Да. — Пианфар взглянула на экран — «Махиджиру» и «Аджа Джин» изрядно отстали, и это её вполне устраивало: для того чтобы прикрыть «Гордость» с тыла, им было вовсе не обязательно сидеть на самом её хвосте, а вот в случае засады… Практика показывала, что первый корабль имел шанс проскочить и весь огонь атаковавших обрушивался, как правило, уже на второй и третий. Что ж, махены были в состоянии о себе позаботиться. Она искренне пожелала им всего наилучшего, несмотря на то что они постоянно пытались её надуть и их цели не имели ничего общего с её собственными. «Удачи! — мысленно сказала она Золотозубому. — Удачи вам, господин лжец!»

На экране высветился проложенный её командой курс: сначала прыжок в систему Аджира, а оттуда сразу на Ануурн. Это был один из самых опасных маршрутов, но у них уже не было времени прокладывать новый.

— Готовность! — объявила капитан по общекорабельной связи.

Звездолет приблизился к точке прыжка. Всё в порядке. Махены будут прикрывать им спину…

…до самого дома.

Из динамика донеслось возмущенное завывание: это едва не сметенный «Гордостью» бакен обругал её за слишком резкий вход в систему Аджира.

Здесь было полно хейнийского и махендосетского транспорта, и Пианфар прикусила губу: если сейчас за ней погонятся кифы, то попытка оторваться от них в таком оживленном районе не уступит по степени риска тому прыжку с отказавшей электроникой на Ките… Боги, храните любого, кто окажется у неё на пути!

ТРЕВОГА ТРЕВОГА ТРЕВОГА, послала «Гордость» сообщение станционным властям. Возможно нападение кифов внутри и снаружи системы. Примите меры предосторожности. Активизируйте всю возможную защиту. Два корабля, следующие за нами,эскорт махендосет. Среди остальных могут быть участники нападения на «Путешественника Хандур», «Звездного Гонщика Фаха» и инопланетный звездолет, не принадлежащий зоне Соглашения. ТРЕВОГА ТРЕВОГА ТРЕВОГА…

Пианфар не сомневалась, что станция не оставит её предупреждение без внимания, особенно если его услышат находящиеся на причале члены семей Фаха и Хандур.

Кстати, кифы также могут ошиваться там, если только не ждут Шанур где-нибудь в засаде.

Аджир являлся желтой звездой, удаленной от большинства других звезд региона и окруженной бесчисленным количеством естественных спутников и метеоритов, представлявших собой серьёзную угрозу для всех, кто хоть немного отклонялся от безопасного курса. Последнее было весьма актуально с учетом послепрыжковой скорости «Гордости»…

— А где она? — спросила Пианфар Хэрел.

Она была на экране, и даже новорожденный хейни смог бы отличить её и от Аджира, и от всех остальных светил в космосе — эту свою родную звезду. Мог почувствовать её и потянуться к ней всем своим существом, несмотря ни на какую усталость, ни на какие потрясения…

— Мы взяли курс прямо на неё, — донеслись до ушей Пианфар слова Хэрел, а потом все поплыло, как в тумане, — «Гордость», сжимая время и пространство, отправилась в свой очередной прыжок — туда, где сияла она, заветная точечка. Домой…

Казалось, что корабль развалится на части при малейшей ошибке в ручном управлении или унесет своих пассажиров туда, откуда им уже не будет возврата, так что легче было доверить его бесстрастной электронике…

Пианфар передвинула руку, лежащую на рычаге управления, и скосила воспаленные глаза в сторону Хэрел: та вела такую же отчаянную борьбу с перегрузками и тошнотой.

«Гордость» приближалась к месту назначения, и на экране уже зажегся огонь… Не тревоги, нет. Сигнального маяка.

Стремительный рывок вниз — и в головах у них помутилось от резкого движения и воя корабельной сирены, предупреждающей о приближении к станции. Пианфар велела всем надеть защитные очки.

Из внутреннего динамика раздались голоса: Тулли что-то возбужденно говорил, а Хилфи, которая ещё совсем недавно сама панически боялась подобных перелетов, мужественно его утешала.

— Вывожу картинку окрестностей, — доложила Герен. — Там много других кораблей…

По-видимому, эти корабли ничем им не угрожали—в противном случае Герен не была бы такой спокойной.

— Нам дают координаты входной дорожки, — сообщила Хэрел, и на экране высветилось графическое изображение коридора, в рамках которого им предстояло удержаться при подлете к причалу.

Они снова нырнули. Пианфар проглотила комок в горле, посмотрела на монитор, и на спине у неё выступил холодный пот: «Махиджиру» и «Аджа Джин» уже успели сократить образовавшийся разрыв и теперь почти уткнулись в «Гордость».

— Слишком близко, махе, — пробормотала Пианфар.

Ещё немного… Компьютер по-прежнему предлагал им курс, ведший на станцию Килан.

— Нет, — сказала Пианфар, подумав. — Передайте властям, что мы хотим сесть на Гаоне.

Гаон был наиболее удаленной точкой системы Ахра, к которой принадлежал и Ануурн. «Гордость» получила «добро», и на экране начал вырисовываться новый коридор, соответствовавший запрошенному маршруту. «Объясняют нам все так, словно мы какие-то залетные коммерсанты», — хмыкнула про себя Пианфар.

— Капитан, а что делать с нашими приятелями? — спросила Шур.

— Скажи им, чтобы они не обращали внимания на инструкции станции и просто следовали за нами.

— Сканер показывает скопление огромного количества звездолетов, — нахмурилась Герен.

Пианфар взглянула на экран, на шесть основных планет Ахра: Гохин, Ануурн, Тио, Тиар, Тири и Энфас с его лунами, кольцам и бесчисленными астероидами. Ануурн был населенной планетой, а на его орбите располагалась служебная станция Гаон — такая же, как Килан на Тио. В отличие от махендосет, стишо и (изредка) кненнов, хейни никогда не стремились обживать новые планеты где-то в далеком космосе, но это ничуть не мешало им держать собственный флот, в который входили как маленькие внутрисистемные суда, так и огромные прыжковые звездолеты. У них были даже свои корабельные верфи на станции Харн, где строились, ремонтировались, а со временем и демонтировались все хейнийские корабли.

41
{"b":"6154","o":1}