ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тулли! — рыкнула Пианфар.

Хэрел вернулась, вцепилась в Чужака и буквально волоком потащила его за собой.

А Пианфар внезапно почувствовала сильнейшую досаду: ну почему Кохан не настоял на своем и позволил ей связаться с Кимом Маном…

Между тем Ким посмотрел на неё с каким-то странным выражением на лице, и Пианфар поняла, что оно означало. Она кивнула в сторону дома, и тогда Ким поднялся и начал перелезать через изгородь.

Дойдя до угла, Пианфар остановилась и внимательно прислушалась. Собственно говоря, она меньше всего ожидала нарваться на засаду (такими штучками обожали заниматься кифы, но никак не хейни во время выяснения семейных отношений), и все же…

— Расходимся парами, — велела она своей команде. — Хилфи и Хэрел, обойдите дом сзади и вскарабкайтесь на садовую стену. Далее будете действовать по моей команде. Шур, возьми Тулли и бегом за ними. Ну, а я напрямик. Кер Лун, вы со мной.

Отдав эти распоряжения, она немного постояла, давая своим товарищам время подготовиться к их выполнению, а затем сунула руки за пояс и решительно направилась к крыльцу. За спиной у неё раздались шаги: это был Ким. Пианфар вдруг с горечью подумала о том, что на ней красовались красные шелковые бриджи, на Лун — чёрные форменные, а Ким — её Ким — имел на себе лишь жалкие синие обноски. Прихрамывая, он подошёл ближе, и тут она заметила, что его нога сильно опухла — очевидно, из-за попавшей в рану инфекции.

В этот момент до её слуха донеслись голоса — сначала тихие, потом более громкие и, наконец, перешедшие в крик. Уши Пианфар пригнулись, но тут же поднялись вверх.

— Это уже не вызов, — пробормотала она, — это просто бунт какой-то.

— Там вожак Тахар, — сказал Ким. — На Кахи и его сестры. Ты не знала об этом? Мне кажется, они как-то связаны с возникшими у нас проблемами.

— Да уж наверняка. И где только мозги у наших сыновей?

— Ниже пояса, — буркнул Ким.

Они сделали ещё несколько шагов к дому. Крики и шум, доносившиеся оттуда, достигли просто угрожающей мощности.

— Пианфар, проведи меня мимо Тахи и её окружения. Тогда… тогда я смогу разобраться с Карой.

Она поморщилась и смерила Кима презрительным взглядом: в том, что он предлагал, было слишком мало чести. Конечно, в том, что замыслили Тахар, её было ещё меньше, но расправляться таким способом с собственным сыном…

— Хорошо. Ты остановишь Кару. Но лишь в том случае, если мне не удастся его образумить.

Ким хрипло кашлянул:

— Ты всегда была оптимисткой.

Они завернули за угол и увидели, что у крыльца собралась весьма внушительная толпа. Пришедшие топтали клумбы, награждали семью Шанур всевозможными оскорбительными эпитетами и пытались выломать ставни.

— Чтоб вам сдохнуть, — прошипела Пианфар, выходя вперёд.

Часть самцов клана Ман отделилась от общей группы и двинулась ей наперерез, но именно этого-то Пианфар и хотела: как только её недруги отдалились на достаточное расстояние от крыльца, она издала дикий вопль и, увлекая за собой Кима, бросилась прямо на них. Не ожидавшие подобного поворота событий Маны растерялись и, не рискуя отступать обратным путем, подались к садовой стене.

— Хей! — заорала Пианфар. Над головами нападавших тут же появились Хэрел и Хилфи. Не спрашивая дальнейших указаний, они начали дружно палить из своих лазеров, вынуждая непрошеных гостей искать себе убежища в кустах и за деревьями.

— Туда! — закричала Пианфар, махнув рукой в сторону двери.

Хэрел и Хилфи спрыгнули на землю и рванулись в указанном направлении. Большинство Манов и их дружков столпились именно там, и неизвестно, чем бы всё это закончилось, если бы чуть поодаль на стене не показались Шур и Тулли. Шур свесилась со стены и, обернувшись назад, зарычала, изображая, что зовет за собой кого-то ещё. Перепуганные Маны не стали дожидаться, пока ей на помощь придёт целая банда головорезов, и обратились в бегство. Пианфар тем временем влетела внутрь и очутилась в огромном тёмном коридоре со следами (как и предупреждал Ким) недавнего пожара. Едва завидев оружие в её руке, многие из присутствовавших там юнцов с визгом ринулись к выходу. Другие, напротив, буквально вжались в стены, стараясь не привлекать к себе внимание. А Пианфар воинственно размахивала оружием и страшно вращала глазами.

И вдруг её взгляд упал на хейни, как две капли воды похожую на неё — с рыже-золотой гривой и величественной осанкой. Тахи! А рядом с ней стоял молодой самец — высокий и широкоплечий… Должно быть, прошли годы с тех пор, как Пианфар видела его в последний раз. Неудивительно, что за такое время её сын и дочь успели обзавестись союзниками: здесь был и Кахи Тахар — южный сосед и соперник Кохана, и сопровождавшие его хейни из кланов Тахар и Энаури, и ещё целая куча паршивцев, нанятых для грязной работы.

— Вон отсюда! — проревела Пианфар. — Вон отсюда, все вы!

— Лазер, — фыркнула Тахи. — Это нынче в моде? У нас есть такие же. Предлагаешь посоревноваться в стрельбе, пока Кохан отсиживается внутри?

— Остынь, — поморщилась Пианфар. Она щёлкнула предохранителем и опустила оружие в карман. Хэрел демонстративно сделала то же самое. — А теперь, — продолжала Пианфар, — я хочу поговорить со своим сынком. Сдается мне, он непозволительно далеко отклонился от курса. Пора вернуть его на место.

— Попробуй, — отозвался Кара.

И вдруг толпа зашевелилась. Пианфар заметила это и затаила дыхание. В дальнем конце коридора показались Шанур. Весь костяк семьи. А впереди, на голову выше остальных, выступал сам Кохан.

— Осторожно! — крикнула им Пианфар и кинулась на Манов. Те попятились и полезли в карманы за оружием, но неожиданно у них за спиной выросло ещё несколько шанурских хейни. Тогда Тахи и её приятели бросились прямо на Кохана. Одним прыжком перелетев через коридор, Пианфар встала у них на пути, и тут же к ней на выручку поспешили Хэрел, Шур и Хилфи. Пианфар взяла брата за руку — он весь дрожал от напряжения.

— Назад, Кохан, — сказала она. — И ты, Тахи, тоже отойди. Поймите, наконец: на этот раз выигравших не будет. Кохан не боялся принять вызов — он тянул время исключительно по моей просьбе. У нас у всех общая беда, и Джинес Лун это подтвердит — как и Чужак, который уже сам по себе является достаточным доказательством моей правоты. У нас на станции высадились кифы! Местные власти обращаются ко всем хейни с просьбой защитить Гаон. Сейчас мы не можем позволить себе отвлекаться на внутренние распри! Тахи оскалилась:

— А мы слышали совсем другую версию произошедшего: все, чего ты хочешь, — это укрепить собственные позиции в космосе и кохановские на Ануурне.

И тут кто-то громко объявил:

— Гаон уже пал!

Наступила гробовая тишина, и капитан Реан Шанур воспользовалась ею, чтобы добавить:

— Станционные власти взывают о помощи. Это не ложь, кер Ман.

По коридору пронесся ропот. Лун взволнованно шагнула навстречу Реан:

— Когда это случилось?

— Мы получили сообщение за минуту до того, как вышли к вам, — ответил Кохан, с трудом переводя дыхание. — Кара Ман, я готов забыть о сегодняшнем недоразумении и не вспоминать о нём в будущем.

Кара ничего не сказал. Он стоял, плотно прижав уши к голове, и смотрел на Кохана обезумевшими глазами. Тахи, впрочем, оказалась более благоразумной и жестом велела своим приятелям отойти к дверям.

— Хейни семьи Ман! — возвысила голос Пианфар. — Поверьте мне: Тахар вам не союзники. Просто они в очередной раз унюхали запах падали и решили, что сначала, они помогут вам свергнуть Кохана, а потом выждут удобный момент и одним махом приберут к рукам сразу два клана. Лун может подтвердить, что капитан Дюр Тахар связана с кифами.

— Ах ты нахалка! — завопил Кахи Тахар, а старшая из его сестёр взвела курок своего оружия.

— Вранье! — воскликнула она.

— Я допускаю, — спокойно пожала плечами Пианфар, — что её привел к этому не злой умысел, а излишек рвения. Хотя мне, в общем-то, наплевать на причину… Тахи, вон отсюда. Соглашение близко к разрушению, так что найди себе занятие, более соответствующее ситуации.

49
{"b":"6154","o":1}