ЛитМир - Электронная Библиотека

А лифт тем временем миновал нижнюю палубу и повез своих усталых, опустивших уши пассажиров на основную. Едва он остановился, Пианфар выскочила в коридор и бросилась в центральный отсек.

— Хэрел! — снова раздался голос Шур. — Отправь всех ко мне на пульт в командный, а сама иди к Пианфар.

Хэрел послушно откомандировала лифт с остававшимся в нем отрядом Шанур вниз и, с трудом перебирая усталыми ногами, зашагала вслед за своим капитаном.

Та уже сидела в кресле перед панелью управления и внимательно смотрела на экран, фиксирующий как их собственное расположение относительно Гаона, так и схематическое изображение происходивших вокруг станции событий: один кненнский и два махеновских корабля держались особняком, а все остальные «Гордость» смогла определить лишь как плотное скопление крупных неопознанных предметов.

— «Аджа Джин» пострадал, — сообщила Тирен. — Кифское пополнение нанесло мощный удар по Гаону, вывело из строя его сканирующую систему и смылось. Тут творилось что-то невообразимое: все пытались сесть хоть на какой-нибудь корабль. Нам тоже пришлось спасаться бегством. Это случилось около часа назад. Теперь вроде бы все поутихло, так что мы попробуем вернуться…

— Продолжай, продолжай, я тебя слушаю, — сказала Пианфар, одновременно с этим объявляя по всему кораблю: — Мы приближаемся к станции. Там уже достаточно проблем, так что постарайтесь не создавать новых. — И снова обратилась к Тирен: — А где кифы? Что говорит компьютер?

На экране побежали длинные ряды цифр.

— Кифские звездолеты поднялись с причала за несколько минут до прилета своих собратьев и обстреляли нас, но промазали, так как целились с учетом последних данных станционного сканера, а мы уже успели изменить свои координаты. К сожалению, «Аджа Джин» повезло гораздо меньше. Кроме того, есть точная информация о повреждении одного хейнийского корабля. Самим кифам тоже, конечно, досталось, но я пока не знаю, кому именно, — все сейчас молчат: серые предпочитают подкрадываться незаметно, а хейни просто прячутся и в ужасе думают о том, кто станет следующей мишенью.

— Не исключено, что Ануурн. Тирен уныло опустила уши.

— Надо действовать, — повысила голос Пианфар. — Выкладывай всё, что знаешь, — вплоть до мельчайших подробностей. Где, по твоему мнению, находится в эти минуты Акуккак?

— Я не думаю, что его корабль отбыл вместе с атаковавшим нас кифским пополнением, — скорее всего он затаился где-то в системе. Собственно, это можно будет вычислить, но не раньше, чем кифы перейдут в очередное наступление.

Пианфар кивнула. Она не сомневалась, что это скоро произойдет, — иначе зачем бы Акуккаку понадобилось тащить сюда целый флот? Он никогда и ничего не делал беспричинно, а уж когда мстил тем, кто его оскорбил, выверял буквально каждый свой шаг…

— Акуккак собирается стереть станцию в порошок, — объявила Пианфар. — Затем он займётся нами, после чего переключит своё внимание на «Махиджиру». Далее идёт Джик… — Она бросила взгляд на экран. — Я полагаю, нынешняя пауза связана с тем, что кифам пришлось перенастраивать собственные сканирующие системы, но это не отнимет у них много времени.

— Я предлагаю высадить всех пассажиров, — сказала Хэрел, — а потом развернуться и дать по серым мерзавцам сразу несколько хороших залпов.

— Что ж… Прими управление кораблем, а я спущусь вниз и поговорю с нашим пополнением.

— Да, капитан.

Пианфар выскользнула из кресла, вышла в коридор и побежала к лифту. По дороге она почувствовала себя хуже: её дыхание стало вдруг затрудненным, а тело начало трясти мелкой дрожью, грозившей вот-вот перекинуться в настоящий озноб.

Она нашла всех Шанур в коридоре: не в состоянии поместиться в командном отсеке, они сидели в коридоре, прислонив головы к ружьям, зажатым между коленями. Шур также была здесь. Завидев Пианфар, хейни дружно поднялись. Она пристально посмотрела на них.

— Вы понимаете, в какой ситуации мы находимся?

— Понимаем, — ответила за всех Реан Шанур. — Давайте соберем все хейнийские корабли и пойдём на кифов сплошной стеной.

— «Гордость» должна вернуться домой, Реан. Хватит с нас и одного подбитого хейнийского звездолета. Кстати, судя по всему, он принадлежит именно нашему клану. Я ещё не знаю, какие повреждения он получил, — надеюсь, что боги не допустили наихудшего! — но ты, когда окажешься на станции, не думай о нём, а занимай первый попавшийся корабль и взлетай. Энфи, то же самое: бери первое, что подвернётся под руку, вплоть до последнего внутрисистемного корыта — лишь бы оно стреляло. Остальные должны остаться на станции и вести поддерживающий огонь. Запомните: если зазеваетесь, то уничтожите своих же союзников, понятно? Так что не расслабляйтесь и цельтесь как можно старательней.

Плотно прижав уши к головам, хейни смотрели на Пианфар с огромным вниманием, отражавшимся в чёрных глазах, и, как всегда, во взгляде Хилфи читалось что-то ещё, а уши её напряглись, словно струнки. Пианфар и радовалась за неё, и печалилась одновременно. Она не видела возможности вытащить племянницу из заваривавшейся каши, да и не считала нужным это делать: отправлявшимся на станцию и остававшимся на корабле грозила одинаковая опасность, и скорее всего для последних она была даже больше, ибо конечной целью Акуккака являлась именно «Гордость».

— Корабль приближается к причалу, — объявил компьютер электронным голосом. — Приготовьтесь.

— Не теряйте хладнокровия, — спокойно сказала Пианфар собравшимся. — Шур, Хилфи, вы — всё, что экипаж «Гордости» может сейчас выделить Гаону. Выполните свой долг и возвращайтесь на её борт с победой. Ким, ты пойдёшь с ними.

Он кивнул, и в воздухе тут же запахло грозой: никто из планетарных хейни никогда бы не взял его с собой по своей собственной воле. Ким умоляюще оглянулся на Шур и Хилфи, и кончики его ушей сразу бодро приподнялись, ибо на их лицах не было и намека на недовольство.

«Это они ради меня, — догадалась Пианфар. — Господи, только бы Ким не сорвался с цепи раньше времени и не навлек на них какую-нибудь беду!»

«Гордость» начала тормозить, и хейни, сбившись в кучу, вцепились в выступы на стене, чтобы не разлететься по всему коридору. Пианфар присоединилась к ним и закрыла глаза, пытаясь подавить в себе мучительное желание пойти вместе с ними.

А потом её мысли переключились на Тулли, приютившегося рядом с Хилфи: лишённый автопереводчика, он был совершенно не в состоянии понимать хейнийские приказы. К тому же, как выяснилось, он легко впадал в ярость. Наконец, он мог просто удрать.

О Киме тоже не стоило забывать: побитый и униженный, но по-прежнему обладавший бурным мужским темпераментом, он был способен в любой момент добавить проблем, предприняв какие-нибудь самостоятельные действия.

Отключив двигатели, «Гордость» тут же потеряла искусственную гравитацию, в результате чего всем, кто держался за стены, пришлось в срочном порядке хватать остальных, чтобы те не отправились в свободное парение по коридору.

Впрочем, вскоре корабль вошел в зону тяготения самой станции и буквально через несколько секунд после этого опустился на причал, громко лязгнув всеми своими тормозами.

— Вокруг все чисто, — доложила Герен по общекорабельной связи. — Постарайтесь объединиться с местными хейни. Удачи!

— Вам тоже!

— Ну, пора, — сказала Хилфи, вставая на ноги, и вся компания дружно последовала её примеру.

Пианфар также поднялась.

— Тулли, — позвала она.

Он обернулся, и ей стало ясно: он уже знал, что она хотела ему предложить. На секунду она даже заколебалась, но потом посмотрела на толпу бежавших к выходу Шанур и решительно взяла Чужака за руку. Хилфи и Шур остановились, поджидая его.

— Идите без него, — махнула им Пианфар. — И будьте осторожны.

Обе хейни послушно отправились догонять свой отряд, и Пианфар сразу почувствовала, как напрягся Тулли.

— Я хочу сражаться вместе с ними, — попросил он.

— Нет, Тулли, — покачала она головой. — Ты не сможешь выполнять их приказы, понимаешь?

52
{"b":"6154","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Лошадь, которая потеряла очки
Невеста по приказу
Умрешь, если не сделаешь
Бертран и Лола
Девочка с медвежьим сердцем
Без компромиссов
Литературный марафон: как написать книгу за 30 дней
Миллион решений для жизни: ключ к вашему успеху
Настоящая любовь