ЛитМир - Электронная Библиотека

Если бы его маленькие жалкие ушки обладали способностью двигаться, они бы, наверное, поникли навеки — так, по крайней мере, показалось Пианфар.

— Да, — еле слышно ответил он. — Понимаю. В отдалении лязгнул люк.

— Все, давай наверх, Она похлопала Тулли по плечу и крикнула в переговорное устройство:— Хэрел, можешь расстыковываться!

Они вошли в лифт. Тулли устало прислонился к стене, и Пианфар увидела, что в его глазах застыла какая-то странная боль, подобие которой она уже не раз наблюдала в глазах Кохана.

— Веселее! — воскликнула она, выводя Чужака из открывшегося на верхней палубе лифта. — Мы поймаем Акуккака и поквитаемся с его головорезами из расчета корабль за корабль.

— Там? — кивнул Тулли куда-то в неопределённую сторону.

— Нет, друг мой, тут. В этой системе. Беда подобралась к самому нашему дому.

Вернувшись в центральный, она усадила Тулли в кресло рядом с Хэрел, опустилась в собственное, пристегнула ремни безопасности и приняла на себя управление кораблем.

— Все без изменений? — спросила она.

— Полагаю, у нас осталось менее получаса на подготовку к новому удару, — нахмурилась Тирен.

— Хэрел, передай всем хейнийским звездолетам: пусть они включат трансляцию своих полных идентификационных сигналов. Да, и про наш не забудь!

— Хорошо, капитан.

«Гордость» поднялась, и на экране возникло изображение двух махеновских и множества хейнийских кораблей: одни из них висели над станцией, другие, по-видимому поврежденные, болтались среди обломков метеоритов, окружавших Гаон, а на причале корчились три разбитых кифских звездолета — молодец, «Махиджиру»! Тем временем сами махены сдвинулись с места и куда-то полетели.

— Похоже, наши друзья решили действовать самостоятельно, — заметила Пианфар.

— К нам начали поступать данные с хейнийских звездолетов, — доложила Герен.

На компьютере и вправду стала появляться первая идентификационная информация, однако Пианфар уже переключила своё внимание на экран сканера, где происходили интереснейшие события: кненнский корабль неожиданно сделал разворот и рванулся в неизвестном направлении, отбрасывая от себя маленькие точечки — признак того, что его обстреляли. Шанур облизнула пересохшие губы, взглянула на компьютер и приступила к подсчету неопознанных кораблей, радуясь тому, что их становилось все меньше и меньше, в то время как количество идентифицированных быстро увеличивалось. Между тем два внутрисистемных транспортных судна направились в сторону причала. По сравнению с набирающей скорость «Гордостью» они двигались очень медленно и к тому же неровно, — очевидно, чтобы не стать живой мишенью для кифов.

— Черт побери! — вскричала вдруг Хэрел. — Вы только посмотрите, как они гонят!

Естественно, она имела в виду не хейни — она говорила о махенах, которые стремительно летели в самое сердце скопления кораблей, невзирая на то, что путь «Аджа Джин» преграждали тучи пыли и обломки скал.

Пианфар вскочила, потом снова села. Что за сила могла лишить обоих махеновских капитанов их обычной осторожности и рассудительности и заставить мчаться вперёд как угорелых?

— Капитан, — позвала Тирен. — Компьютер определил три ближайших к общей группе звездолета как вражеские. «Махиджиру» и «Аджа Джин» вылетели им наперерез.

— Будь они неладны со своей самодеятельностью! — прорычала Пианфар.

Хэрел передала последнюю новость всем хейнийским кораблям и попросила их отодвинуться как можно дальше от опасной зоны.

— Капитан, кажется, кифы что-то замышляют, но если мы сейчас выстрелим, то попадем по махеновским звездолетам, — сказала Герен.

— А если не выстрелим, то кифы попадут по нашему, — угрюмо возразила ей Пианфар. — У нас нет выбора.

— Капитан, оружие к бою готово, — доложила Тирен.

Неожиданно Герен воскликнула:

— Кненны!

В ту же минуту раздался вой тревоги, предупреждая о возможном столкновении, и не напрасно: высокоскоростное судно пронеслось, едва не задев «Гордость», и помчалось прямо к месту намечавшейся кифо-махеновской драки.

— Вот тоже подарочек для «Махиджиру», — пробормотала Хэрел.

Тем временем на экране начало твориться что-то невообразимое: хейни, махены, кифы — все слились на нём в сплошное пятно, так как и в самом деле находились совсем близко друг от друга. Внезапно картинка исказилась — там явно кого-то подбили, и тут же штрихи, схематически изображавшие огонь, устремились навстречу «Гордости».

— Это Акуккак, — выдохнула Пианфар: только он мог заняться шанурским кораблем, проигнорировав происходившее у него под носом.

— А это что за корабли? — поинтересовался Тулли, указывая на экран, и, словно в ответ на его вопрос, там появилось отчетливое изображение махенов: они снижали скорость — вероятно, для разворота. Вслед за ними от общей группы отделились несколько звездолетов с идентификационным сигналом хейни и двинулись в сторону — как теперь уже стало ясно — кифских кораблей. Два из них были определённо в боевой готовности, а третий запутался в метеоритном облаке, совсем рядом с точкой, испускавшей противное кненнское пение.

— Сейчас кненны с ним разберутся, — торжественно объявил Тулли.

— А мы — с двумя другими, — пообещала Тирен.

Но, очевидно, те сами решили разобраться с «Гордостью», потому что вдруг ринулись прямо на неё, и расстояние между ними стало стремительно сокращаться — и за счёт того, что оба они летели очень быстро, и за счёт собственной скорости шанурского корабля. Между тем кненны зашевелились и переместились подальше от метеоритного облака, а с «Ма-хиджиру» и «Аджа Джин», вероятно, что-то случилось: они слишком сильно замедлили ход, и теперь уже просто не успевали прийти на помощь Шанур. Использовать же дополнительные ускорители в условиях близкого соседства с другим транспортом они не могли.

— В какого кифа целиться? — спросила Тирен.

— В того, которого лучше видишь, — прорычала Пианфар.

Неожиданно группа внутрисистемных хейнийских кораблей развернулась и пошла на пересечение с кифами, и это было, мягко говоря, не лучшей идеей дня: на гонки с межзвёздными охотниками они всё равно не тянули, а вот для «Гордости» создавали ещё одну трудность, так как направлялись прямо в зону её предполагаемого огня. Ещё немного, и…

— Давай!

Кифы приблизились вплотную, и Шанур выстрелили. Экраны вспыхнули, а сама «Гордость» едва не сделала сальто, в результате чего контрольное табло над панелью управления буквально зашкалило от красных огней. Пианфар чуть не потеряла сознание от резкого толчка и последовавшего за ним приступа головокружения, а на экране уже нарисовалась новая картинка, и передатчик неожиданно завыл кненнскими голосами.

Через пару секунд выяснилось, что кифы промчались мимо, а хейни промахнулись. Пианфар развернула свой корабль на сто восемьдесят градусов и приготовилась отбивать атаку серых — она не сомневалась, что они предпримут её при следующем же заходе. А ещё она надеялась, что теперь у «Махиджиру» и «Аджа Джин» было время набрать необходимую скорость… Кифы вернулись, и, едва обнаружив себя под их прицелом, умница «Гордость» выстрелила автоматически. Экраны снова зашипели статикой, а табло полыхнуло красным.

— Мы попали! — закричала Герен. — Посмотри-те, как болтает этого кифа! Клянусь чем угодно, мы его достали!

Второй кифский звездолет также пострадал, но нашёл в себе силы для отступления. Сперва он двигался очень быстро, однако вскоре стал замедлять ход… Боже, неужели для нового разворота?

— Золотозубый! — заорала Пианфар, склонившись над передатчиком. — Поторопись, чёрт тебя подери! Нас тут кое-кто допекает!

Она говорила о кненнах, которые явно начали готовиться к какому-то своему маневру, тем самым обрекая на смерть все находившиеся в этом районе хейнийские корабли. Внезапно паукообразные рванули, как показалось Пианфар, прямо на линию её огня.

— Хорошая работа! — долетел до неё голос Золотозубого.

И вдруг связь оборвалась, погасли экран и индикаторы приборов. Боже, это означало, что кто-то прибывал из прыжка. И это здесь, где полным-полно кораблей!

53
{"b":"6154","o":1}