ЛитМир - Электронная Библиотека

Пианфар поморщилась, словно от неприятного запаха.

— Для этого нужна самая малость — чтобы интересующий вас предмет действительно находился у меня. Какой он хоть, этот несчастный заблудившийся? Круглый? Плоский? А потом — вы уверены, что вас не ограбил кто-то из вашей собственной команды?

— Вы прекрасно знаете, как выглядит то, что мы ищем. Отдайте его, и мы щедро с вами расплатимся. Не отдадите — расплатимся ещё щедрее.

— Ладно, опишите мне вашу пропажу.

— Мы готовы обменять её на десять слитков высокопробного золота. Надеюсь, они оживят ваше воображение.

— Я буду иметь их в виду на тот случай, если вдруг наткнусь на нечто странное и попахивающее кифами. Однако пока ничем не могу вам помочь.

— Берегитесь, хейни!

— Какого именно корабля, киф?

— «Хинукку».

— Я это запомню. Обязательно запомню, господин вор.

Киф ничего не ответил, давая понять, что разговор закончен. Пианфар мысленно плюнула ему под ноги и ушла.

Итак, «Хинукку». Махендосет не ошиблись. Очевидно, кто-то слышал, как она расспрашивала капитана «Махиджиру», — иначе зачем этот великан в чёрном (определённо, не из числа рядовых кифов) явился бы к ней с подобным предложением? Пианфар вздрогнула. Она все ещё могла видеть Тирен, казавшуюся издалека крошечной фигуркой, которая вот-вот растает на горизонте. Не было ни малейшей гарантии, что власти станции постараются предотвратить возможное убийство, — стишо имели обыкновение считать преступлениями лишь свершившиеся факты. Их собственные звездолеты наиболее часто становились жертвами кифских грабителей, и тем не менее последним по-прежнему не возбранялось прилетать на Центральную. Их даже никто не проверял! Просто безумие какое-то… Пытаясь избавиться от усиливавшейся дрожи, Пианфар встряхнулась, так чтобы кольца на её левом ухе зазвенели. Безусловно, хейни могли справиться с кифами и преподать им хороший урок, однако в этом не было никакой прибыли. Разворачивать торговый корабль для охоты на разбойников — это ведь тоже безумие. Хотя…

— Заканчивайте погрузку, — приказала она членам своей команды, продолжавшим работать на причале. — Готовьтесь к отлету. Я иду за Тирен. Все гораздо хуже, чем я думала…

— Я могу сходить за Тирен, — предложила Хэрел.

— Делай то, что тебе велено, кузина. И присмотри за Хилфи.

Отдав необходимые распоряжения, Пианфар направилась к секции махендосет — чинно и неторопливо, чтобы ничем не выдать своей тревоги, а вместе с тем и причастности к исчезновению Чужака. Несколько раз, не в силах совладать с внутренним напряжением, она начинала шагать слишком широко, но, едва лишь заметив удивленные взгляды прохожих, снова замедляла движение. Все её мысли были сосредоточены на Тирен, спешившей с сообщением на «Путешественник Хандур». Она находилась от Пианфар на расстоянии крика — так близко и так далеко. Гораздо дальше, чем от «Хинукку»… Единственная надежда Пианфар была сейчас связана с «Махиджиру», разделявшего Тирен и кифский корабль. Только бы она задержалась там, решив передать махендосет инструменты ещё до визита к хейни. Это было бы вполне логично, несмотря на срочность первого задания, — ведь агрегаты весили немало…

Тирен и вправду остановилась у секции махендосет. Пианфар облегченно вздохнула и, впервые в жизни нарушив своё правило любой ценой сохранять внешнее спокойствие, пустилась бежать со всех ног. Домчавшись до места, она бесцеремонно оттолкнула загородившего ей путь махе и крепко схватила Тирен за руку.

— Беда!

— Добро пожаловать! — воскликнул подошедший золотозубый. — Вы вернулись, чтобы заключить новую, более крупную сделку?

— Нет. Мы просто вам дарим эти инструменты. Пойдем, кузина.

— Капитан… — пробормотала Тирен, смущенная тем, что её столь беспардонно волокли на виду у целой команды махендосет. Впрочем, те охотно расступались перед ними, а золотозубый семенил следом, растерянно бубня что-то об инструментах и жемчуге.

И тут за спинами темноволосых махенов возникли знакомые чёрные силуэты. Кифы! Пианфар неистово дернула Тирен за запястье.

— Отпусти! — вдруг закричала та: ближайший к ним киф вытащил оружие из-под полы одежды.

— Уходим! — завопила Пианфар. Рванувшись обратно сквозь толпу возмущенных и обескураженных махендосет, они бросились за контейнеры. Сзади раздался выстрел. Огромный киф вырос прямо перед Пианфар, но получил от неё удар, гарантировавший перелом позвоночника, и рухнул наземь. Обогнув секцию с задней стороны, хейни выскочили на дорогу и понеслись как угорелые, то и дело перепрыгивая через зловещий синеватый дымок, поднимавшийся там, где лазер, лишь чудом не долетавший до них, прожигал пластиковые плиты причала. Неожиданно что-то блеснуло справа. Тирен охнула и споткнулась. Пианфар подняла глаза: повсюду, словно из-под земли, начали возникать фигуры кифов. Одна из них очень высокая… Акуккак с дружками.

— Ублюдок! — рыкнула Пианфар и прибавила ходу. Тирен, крепко схваченная ею за руку, послушно бежала рядом, не обращая внимания на свою разорванную, кровоточившую ногу, — по-видимому, сильнейший шок, полученный ею в момент ранения, на какое-то время сделал её нечувствительной к новым болевым ощущениям. Отчаявшиеся живые мишени на бешеной скорости летали по открытому пространству в направлении своего корабля.

Вскоре перед ними грянул дружный боевой клич, сопровождаемый хлопками и многоцветными вспышками: это команда «Гордости» открыла ответный огонь по кифам. К общему шуму присоединились завывания сирен станционных войск. Лазерный дождь захлестывал причал, заставляя всех, находившихся на нём, метаться в поиске укрытий, и Пианфар в тревоге подумала, что кифы могли воспользоваться всеобщей паникой для того, чтобы проникнуть на «Гордость».

Хилфи! Она лежала на линии хейнийского же огня, обезумевшая от страха. Тирен тем временем совсем ослабла и упала навзничь всего лишь в нескольких метрах от спасительного борта. Изнемогая от усталости, Пианфар вцепилась ей в загривок и поволокла дальше, лихорадочно оглядываясь на своих многочисленных врагов, которые, спрятавшись за различными укрытиями, безжалостно палили по её маленькому экипажу.

— Все на корабль! — заорала она, бросаясь к трапу. Хэрел быстро подхватила раненую Тирен, а растерянная Хилфи, вскочив, вцепилась зачем-то в саму Пианфар. Едва добравшись до перехода, та стряхнула с себя племянницу и приказала Шур и Герен, продолжавшим отстреливаться, немедленно отступить, что они и сделали, после чего быстро закрыли и блокировали массивную стальную дверь.

Пианфар огляделась: Тирен практически висела на Хэрел, неловко согнув правую ногу, и тихо чертыхалась себе под нос. Её голубые шаровары были темными от крови, обильно струившейся из раненой икры.

— Помогите ей, — приказала капитан, и Хэрел легко подняла сестру на руки, невзирая на её внушительный вес. Остальные принялись запечатывать люки, ведшие наружу.

— Капитан, — раздался голос Шур, — стартовая площадка свободна.

— Хорошо, — с облегчением кивнула Пианфар и направилась в командный центр. — Охраняйте Чужака. В случае необходимости введите ему успокоительное. Ты… — Она бросила взгляд на Тирен, упрямо вырывавшуюся из надежных объятий сестры. — Хэрел, перебинтуй её. Сейчас у нас нет времени на большее — мы улетаем. «Хинукку» не станет ждать, пока мы тут соберемся, так что готовьтесь к экстренному старту.

— Я сама могу сделать перевязку, — возразила Тирен. — Просто отведите меня в лазарет.

Но Пианфар уже переключила своё внимание на племянницу, маячившую у дверей подъёмника.

— Хилфи, — прошипела она, приблизившись к ней, — ты проявила непослушание.

— Прости меня…

Они зашли в лифт, и там Пианфар отвесила юной родственнице такую затрещину, что несчастная врезалась в стену и нажала нужную кнопку головой. Сумев удержаться на ногах, Хилфи быстро выпрямилась и даже не потерла ушибленное ухо, однако глаза её блестели от слез, а ноздри раздувались так, словно в них попал порыв ураганного ветра.

— Прощаю, — процедила Пианфар.

7
{"b":"6154","o":1}