ЛитМир - Электронная Библиотека

Рустам Ибрагимов

Мариам: Талант соединенный с мужеством

Много тайн и своих, и чужих
Мы уносим с собой, умирая…
Мариам Ибрагимова
Верь, и во мне боролись зло с добром,
Я разнимала их стальным пером,
И людям больше теплоты дарила,
Стремясь к сердцам сквозь молнии и гром.
Мариам Ибрагимова

Жизнь и творческий путь Мариам Ибрагимовой, рассказанный её современниками

Мариам. Талант соединенный с мужеством - i_001.jpg

Благотворительный фонд имени Мариам Ибрагимовой

Мариам. Талант соединенный с мужеством - i_002.jpg

Авторский проект Рустама ИБРАГИМОВА

Мариам. Талант соединенный с мужеством - i_003.jpg

В ней текла мужественная кровь горцев и благородная кровь русских дворян.

Расул Гамзатов
Мариам. Талант соединенный с мужеством - i_004.jpg

Талант, соединённый с мужеством

Было это в 1988-м. Я только что был принят на работу в ЦК КПСС. Однажды мне позвонила женщина из Кисловодска, назвала себя и попросила назначить ей время для встречи. Я назначил, и мне посчастливилось встретиться с Марьям Ибрагимовой – мужественной, хрупкой, интеллигентной женщиной, врачом, общественным деятелем, историком, писателем. Она вновь открыла мне мир имама Шамиля, мир дагестанского духа и нашей российской судьбы, которая так нелегко складывалась.

Марьям Ибрагимова написала интересную книгу об имаме Шамиле. Мне было очень интересно выслушать ее рассказ. Я окунулся в знакомый мне с детства, но во многом неизвестный мир Кавказской войны, жизнь имама Шамиля, его семьи. И это все было описано очень интересно.

Мариам. Талант соединенный с мужеством - i_005.jpg

Конечно, я как мог поддержал тогда ее и горжусь, что смог помочь Марьям вернуть из забвения имя легендарного Шамиля. Каждая страница книги Марьям Ибрагимовой дышала историей, нашей культурой и дагестанским характером. И ни одного упрека, неприятия в адрес тех, кто по воле судьбы воевал тогда в горах Дагестана и Чечни.

Более того, она натолкнула и меня на написание книги об имаме Шамиле. Я написал и издал ее под названием «Знамения судьбы», рассматривая образ имама Шамиля с учетом таких духовно-нравственных категорий, как Родина, истина, любовь, дружба.

И каждый раз с удовольствием перечитываю высокохудожественную, исследовательскую и поэтическую книгу Марьям Ибрагимовой «Имам Шамиль».

За последние годы об имаме Шамиле издано много книг, но ни одна из них по своему художественному уровню создания образа имама Шамиля и описания взаимоотношений людей, задействованных в трагедии Кавказской войны, не конкурирует с произведением Марьям Ибрагимовой. Она самая талантливая и самая мужественная.

Из беседы с Марьям Ибрагимовой я понял, что писательница фактически всю свою жизнь посвятила изучению Кавказской войны, идей имама Шамиля. В результате ей удалось приблизиться к истине, к красоте, несмотря на сложность исторических процессов и суровых нравов того времени.

И самое главное – в книге налицо величайшее уважение к России, к русской культуре, ко многим русским людям, которые участвовали в этих событиях.

Книга «Мариам» – величественный памятник имаму Шамилю, созданный еще в советское время талантливой писательницей, патриоткой Дагестана и России. Это памятник мужеству и достоинству дагестанского народа, нашим мудрым предкам, которые воевали не против России и русских, а выступали за достойное, братское вхождение в состав России. Как это и случилось.

При поддержке Президента России В.В. Путина мы создали мемориал общей памяти и общей судьбы Ахульго, воздавая дань уважения нашим предкам.

Я с благодарностью вспоминаю свои встречи с Марьям Ибрагимовой. Полностью поддерживаю и высоко ценю усилия, которые предпринимает ее сын Рустам по увековечиванию творческого наследия писательницы и нашей памяти о ней. Марьям Ибрагимова – это человек, художник, гражданин; знакомство с ее творчеством позволяет лучше познать с гордостью прошлое, настоящее и будущее нашей многонациональной Родины.

С вечным восхищением -

Рамазан Абдулатипов, председатель Ассамблеи народов России, ректор Московского государственного университета культуры и искусств

О её душе – чистой, как первый снег…

Владимир Дегоев, профессор МГИМО, директор Центра кавказских исследований

Мариам. Талант соединенный с мужеством - i_006.jpg

Неисповедимая всё же это вещь – судьба. Играет людьми и обстоятельствами столь затейливо, что невольно наводит на мистические мысли.

Порой она придумывает такое, до чего не может возвыситься или опуститься человеческое воображение. Не случайно ведь самые невероятные сюжеты художники берут из жизни.

Говорят, игра судьбы слепа и в своей щедрости, и в своей жестокости. К одним она бывает избыточно милосердна, к другим слишком безжалостна.

Впрочем, у судьбы свои понятия о справедливости.

К Мариам Ибрагимовой судьба благоволила с рождения. Но это был совсем не тот тип благоволения, который встречается в народных сказках с их «золотыми рыбками», «щучьими велениями», «скатертями-самобранками», «пещерами Аладдина» и т. д.

Это была Божья милость, рано или поздно снисходящая на тех, кто достоин её.

Счастье, отпущенное Мариам, – феномен высочайшей пробы, удел избранных.

Оно воплотилось отнюдь не в том благостно-примитивном жизненном сценарии, который обычно ассоциируется с богатством, славой, везением, с написанной на роду успешностью, одним словом – с дорогой, устланной цветами и проходящей в стороне от неудач, поражений, горестей и трагедий.

Счастье Мариам выразилось в самом высоком значении этого слова, в самом высоком назначении этого человека.

Её счастье в том, что она поняла, зачем явилась на этот свет и выполнила свою земную миссию, отдав себя служению добру

Её счастье – в тех испытаниях и печалях, которые открыли в ней огромную силу сострадательной души и огромный творческий талант.

Давно примечено, что соединение разноплеменных генов часто даёт прекрасные всходы. Возможно, поэтому в Мариам – дочери лакца Ибрагима и русской женщины Прасковьи – было заложено слишком много для одного человека.

Понимание этого придёт к ней потом, с годами.

А тогда, в 1920-е, в далёком горном ауле рано лишившаяся отца маленькая девочка думала только о том, как помочь своей маме с тремя детьми на руках не умереть с голоду.

Всё, однако, обошлось. У провидения были другие планы в отношении своей избранницы и в отношении тех, кому в будущем посчастливится согреться от тепла её души, зарядиться её энергией и несгибаемой верой в возможность одолеть зло.

Мариам с малолетства видела рядом с собой горе, боль, страдания. Пропуская их через себя, она так и не научилась отстранённому созерцанию – защитному инстинкту человеческой психики.

Это не было чужим. Это у нее болело.

С таким мироощущением Мариам была обречена выбрать профессию врача, которая стала для неё культом, религией, исчерпывающим символом высокого служения.

1
{"b":"615421","o":1}