ЛитМир - Электронная Библиотека

— У нас на корабле киф.

— Это от меня не зависит.

— А хоть что-нибудь от тебя зависит? Сначала Пианфар подумала, что ослышалась; в

следующее мгновение она рывком вскочила с кресла. Хилфи попятилась, в её глазах появился страх, словно она сама испугалась того, что сказала.

Ким тоже встал. Выражение его лица не предвещало ничего хорошего.

— Я дала тебе слишком много воли, ты не находишь? — спросила Пианфар. Раздался звук работающего лифта: сюда шли Шур и — о боги — Тулли. Тем временем в отсеке воцарилось напряжённое молчание — экипаж молча наблюдал эту сцену. — Ты можешь нам что-то предложить, племянница?

— Нет, — наконец произнесла она.

В отсеке, поддерживая друг друга, появились Шур и Тулли.

— Я думаю, тебе лучше вернуться к себе и отдохнуть, — сказала Пианфар. — А нам нужно работать.

— Плевала я на отдых, тетя…

— Я вытащила тебя из плена! Проклятие, Хилфи Шанур, ты, кажется, собираешься меня учить?

Тулли, слабый, беспомощный, трясущийся в ознобе Тулли, пошатываясь, встал между двумя обезумевшими от гнева хейни и так и стоял, с ужасом глядя на них.

Пианфар все поняла, она поняла, что пришлось пережить пленникам кифов. Это понял и её экипаж. Пианфар не хотелось об этом думать. Бережно взяв Тулли за плечи, Хилфи усадила его в свободное кресло, которое только что занимал Ким.

Наступила мёртвая тишина, в которой продолжали жить, мигая и поблескивая, лишь приборы.

— Хилфи, — начала Пианфар и села в кресло. — Хилфи, послушай… — В тишине раздавалось лишь едва слышное гудение принтера. — Мы все устали. Мы не были готовы к этому. Другим кораблям по-другому платят, у них сменные экипажи… Герен, свяжись с Джиком. Передай ему, пусть подавится своим графиком, мы пойдём самостоятельно. Хилфи, мы подобрали Джика после какой-то заварухи с кифами. Актимакту от него здорово досталось. Мы сейчас не знаем, где Актимакт, но ясно одно: он мечтает с нами расквитаться. Сиккуккут клянется, что причал на Кейшти разнесли именно агенты Актимакта, а потом схватили тебя и Тулли…

— Да какое мне дело, кто из вонючих кифов…

— Заткнись и слушай. Сиккуккут сумел отбить вас у Актимакта по какой-то только ему ведомой причине. Он не требует за это благодарности. Агенты Актимакта удрали с Кейшти. Они вернутся к своему хозяину, а значит, у нас очень мало времени. Весьма вероятно, что кто-то из них остался на Кейшти. Их будет трудно обнаружить, пока они не начнут действовать. Значит, Актимакт узнает о нашем приближении, как только подключится к системе Кейшти. И тогда да помогут нам боги. Но я не думаю, что он станет выходить с нами на связь, он пойдёт в атаку без всякого предупреждения. Впрочем, за это нельзя поручиться. Нам также известно, что сбежавший отсюда корабль стишо отправился домой через Кефк, то есть всё, что произошло здесь, теперь известно и там. Значит, у нас проблемы, племянница.

— До Маинг Тола или Индуспола всего один прыжок! Почему бы не отправить Тулли туда? И вообще, откуда ты всё это знаешь?

— От Банни Айхар ещё на Кейшти. «Успех» привез пакет Тулли вместе с его электронным переводчиком. Если с Банни ничего не случилось, этот пакет уже на Маинг Толе. Или скоро там будет. — От усталости Пианфар не могла быстро высчитать световое время. — Сейчас мы быстрее, чем были раньше. Подумай об этом, если ты так уж заботишься о благополучии Тулли. Если мы отправим его к махендосет на Маинг Тол, его, несомненно, схватят. Как ты думаешь, почему я сразу не отправила его на корабль Джика? Потому что они заперли бы его, а потом вытащили из него всё, что хотели бы знать. Ты этого хочешь, да? Может быть, он действительно что-то знает. Может быть, мне давно пора сбыть его с рук, но я этого не сделаю. Поступить так — значит погубить его. Понимаешь? Его никогда не отпустят.

— Ты собиралась выдать его ещё на Кейшти! — завопила Хилфи. Рядом с ней тихо жужжал электронный переводчик Тулли. Глаза человека потемнели и широко раскрылись.

— Это было до того, как… о боги, до того, как произошел взрыв, до того, как мы…

— …Оказались в долгах. Признайся. Ты приготовила его на продажу. А почему бы и нет, если это поможет нам вылезти из долгов. Вот для чего ты его держишь! Неплохая сделка!

— Думай, что говоришь, щенок!

— Что, разве нет?

— Будь все проклято, нет! Нет… «С тех пор как я увидела его у кифов, — подумала она, — увидела, во что он превратился».

— Значит, мы теперь союзники? И рискуем жизнью, находясь всего в одном прыжке-перелете от области махенов?

— Мы оказались в долгах. Как ты уже говорила. И находимся в зоне влияния махенов, где действуют их законы и их политика. Хочешь испытать всё это на себе? Хочешь поставить на карту всё, что у тебя есть, ради чьих-то интересов?

— Я думала, мы будем благодарны нашим союзникам. Я думала, это долг. Их долг перед нами. Оказывается, это что-то другое.

— Если бы я знала, племянница, что это, я бы никогда на это не согласилась. У махендосет своя позиция. Ты хочешь, чтобы Джика убили? Чтобы он ушёл, и не хочешь думать о том, что будет тогда с его Консулом, его друзьями, то есть с Золотозубым и нами? В этом деле у нас свой интерес. И слепо кому-то доверять мы не собираемся.

— Но мы не военный корабль, тётя!

— Да. — У Пианфар страшно болел живот. От го-лода? От недосыпания? От волнения и страха? — Да, мы простой торговый корабль без груза, мы по уши в долгах, к тому же представитель хена собрал на нас столько жалоб, что может уничтожить нас на месте, да ещё стишо с Центральной собираются послать жалобу непосредственно в наш хен, а я ни за что не поверю этому мерзавцу Стле-стлес-стлену, пока не встречусь с ним. К тому же у нас на хвосте кифы, для которых мы цель номер один. Актимакт хочет стать правителем всех кифов, и, если ему это удастся, можешь себе представить, что нас ждёт. Ты по-прежнему хочешь знать, почему я заключила союз с махендосет?

— Ты же не думаешь, что они будут заботиться о наших интересах в торговых сделках с людьми? Они обманут нас при первом же удобном случае, а заодно и всех наших союзников.

— Думаю, что да. Это они умеют. Но сейчас они целиком на нашей стороне, и мы им доверяем. А ты собираешься добраться до Маинг Тола, потом на Центральную, чтобы уладить наши финансовые дела — каким образом, племянница? Вернуться на Ануурн и попытаться оправдаться перед хеном? А ты зна-ешь, что тогда будет с твоим отцом? На него набросятся все кому не лень, уж Эхран об этом позаботится, можешь не сомневаться, а Кохан и так уже начинает стареть и слабеть. Ему этого не выдержать. Вот как обстоят дела.

— Значит, мы рискуем потерять нашу «Гордость»?

— Я предпочитаю потерять её, чем что-то другое. Никто не издал ни звука. Хилфи стояла, пытаясь справиться со своим гневом. Тихо попискивал переговорник.

— Вот что мы сделаем, — сказала Пианфар. — Мы все хорошенько отдохнем. Пошлем подальше Джика с его безумной миссией, а с ним и этих черноштан-ных чиновников. И будем надеяться, что Золотозу-бый где-то рядом. Самое разумное сейчас — это поддерживать хорошие отношения с махендосет. Сиккуккут — это ещё не самое страшное. Тебе удалось остаться в живых. Об Актимакте рассказывают всякое. Этот киф ненавидит нас по-настоящему. Послушай меня. Ты хочешь, чтобы правителем кифов стал Актимакт? Или Сиккуккут, который всё-таки знает, где следует остановиться? Может быть, в этой драке между кифами нам удастся что-то выиграть и для себя, а?

— Так что, пустим Сиккуккута к себе в постель? От подобной грубости Пианфар прижала уши.

— Мы никуда его не пустим. Да, мы заключили с ним сделку. Она выгодна нам обоим.

— Прости меня, прости. Пока я была у кифов, мне здорово досталось, я испытала и побои, и наркотики, и ещё много чего, и только боги знают, что они делали с Тулли: он даже не мог мне об этом рассказать. И после этого ты хочешь, чтобы я одобрила твою сделку?

— Нет. Я не прошу тебя об этом. Я просто рассказала тебе обо всем, что случилось. Ты хочешь спрятать человека. Что ж, давай, да и тебе самой было бы лучше спрятаться. Советую не покидать корабль на Мкейксе. Там скоро будет очень жарко. По настоящему жарко, когда новости дойдут до Маинг Тола и Аккейта. Мы говорим о том, что махендосет потеряют звёздную станцию, понимаешь? И что её захватят кифы. И не думай, что это беспокоит только тебя одну. Одни боги знают, как поведут себя махе-ны, да и Джик. Мы потеряли поддержку хена. У нас остался только Джик. И Золотозубый. Без них у нас не будет вообще никого и ничего. Ничего. Да, они могут нас обмануть, как ты говоришь. Но если они уйдут — их Консул падет, его сменит другой. А это новая политика. Новые сделки. И я не уверена, что они будут нам выгодны. И даже что они будут выгодны Эхран.

17
{"b":"6155","o":1}