ЛитМир - Электронная Библиотека

Хилфи опустила плечи и стояла понурившись, с потухшим взглядом. Переговорное устройство продолжало попискивать. Это был диапазон Хилфи. Устало махнув рукой, она надела наушники и нажала на кнопку.

— Говорит офицер связи «Гордости Шанур». — Хилфи приготовилась работать.

— Тулли! — позвала Пианфар. Он подошёл к ней. Взглянул в лицо своими умными голубыми глазами. Потом мягко взял за руку, уже научившись обращаться с хейни. Она втянула когти и осторожно, чтобы не поранить кожу, погладила его по руке. — Иди вниз. Отдыхай. Всё в порядке, Тулли. Мы просто немного поспорили. Поговорили. Иди вниз и отдыхай.

— Я экипаж. Техника. Я работать.

— Кифы сделали из тебя котлету, какое там «работать»; к тому же ты не справишься с нашими приборами, не говоря уже о пульте управления. Хочешь работать? Иди и ложись спать. Работать будешь потом. Иди.

Она высвободила руку и шлёпнула его пониже спины, но Тулли не двинулся с места. За всем происходящим молча наблюдал Ким. Пианфар стиснула зубы. Её муж. И этот самец. И подросток, за которым нужен глаз да глаз и который ещё неизвестно чему научился в застенках кифов.

— Приказываю всем прекратить работу и идти отдыхать. Нам нужно поспать. И поесть. Понятно? — Она снова шлёпнула Тулли, выпустив когти. Он дернулся и ошалело уставился на неё. — Иди, — уже серьёзно сказала Пианфар, отведя уши. Он попятился.

— Тетя, — позвала Хилфи. Голос спокойный, тон деловитый. — Нас вызывает «Аджа Джин». Капитан передает привет и сообщает, что у него проблема. Он хочет поговорить с тобой лично. Отказ не принимается. Ты будешь с ним говорить?

— Да. — «Только бы не расстраивать Хилфи». — Я, кажется, знаю, о чём он хочет поговорить. — Пианфар повернулась в кресле. — Тулли, Ким, Шур, Герен, убирайтесь отсюда, идите ешьте и спите. Немедленно. Хилфи, тебя это тоже касается. Да, вот ещё что.

— Да? — Она сразу ощетинилась.

— Киф говорит, что Тахар теперь друг Актимакта.

— «Восходящая луна»? — Глаза Хилфи расширились.

— Еще с Гаона. Она поступила разумно, ты не находишь? Она перехитрила Акуккака. И после Гаона куда же ещё она могла отправиться? «Бдительность» очень хочет всё это выяснить. Я подумала, что тебе следует об этом знать.

— Да чтоб они все…

— Не выражайся. Ты вернулась к цивилизации, племянница. — Пианфар нажала на кнопку связи, надела наушники, и в её уши хлынул поток слов на языке махен. — О боги, Джик…

— …время. Почему молчит ваш компьютер? Вы там что, дожидаетесь Актимакта или кифа с Харака?

— А тебе не кажется, что экипажу нужно отдохнуть?

— Провалитесь вы со своим отдыхом! У меня те же проблемы, что и у вас. Я что, должен объяснять кифам, что вам хочется поспать, а?

Пианфар откинула гриву и повела ушами. Зазвенели вдетые в них кольца.

— Тогда я все объясню хаккикту сама, друг. Ты этого хочешь?

Лёгкое замешательство.

— Я поговорю с хаккиктом. Будь он неладен.

— Спасибо.

— Может, всё-таки обговорим сделку ещё раз?

— Нет! Дай нам передохнуть, ты слышишь? Хватит!

— Стишо удрали на Кефк.

— Мы уже ничего не можем сделать.

— Я бы послал за ними кого-нибудь.

— Только не мой экипаж.

— Хочешь, я тебе все объясню? У нас большие проблемы на станции, от нас требуют поскорее убираться, всюду страх и паника, Пианфар. Да ещё кифы. Что я им скажу? «Простите, но хейни нужно вздремнуть»?

— Говори что хочешь. Я умираю от усталости, ты, ублюдок. Я вырубилась, и весь экипаж тоже.

— Загрузи компьютер, тогда отдыхай.

— Через двенадцать часов.

— Девять.

— Одиннадцать.

— Слушай, хейни, мы же не торговцы! Девять. Это всё, что мы можем себе позволить. А пока будем прикрывать вас с тыла. Слушай.

«Девять, — пробормотала она. — Девять». Пианфар отключила связь и встала.

Хилфи и Шур ушли. Ким и Герен тоже. Но Тулли болтался в дверях, заложив руки за спину. И смотрел на неё.

— Что, я тебя напугала, а?

— Пианфар.

— Я на тебя не сержусь. Приказываю тебе, на Тулли, уходи! Ты меня понял?

— Пианфар. — Он не двинулся с места. Рот плотно сжат, в глазах ужас. Оттолкнувшись от стены, он подошёл к креслу наблюдателя — и внезапно обнял Пианфар обеими руками. Вот этого она терпеть не могла. Но его поступок говорил больше его слов. Она легонько потрепала его по голове и оттолкнула.

Откуда у него к ней такое доверие?

— Ты глупый, Тулли.

— Хилфи говорила, что ты придешь.

— Хилфи есть Хилфи. — И все же Пианфар было приятно. Интересно, что он подумал, когда она оставила его у Сиккуккута? Во что он верил, когда остался совсем один, беспомощный человек на чужой планете? — Иди отдыхай, ладно? Мы позаботимся о тебе.

— Я не вернусь к кифам.

— Конечно не вернешься. Мы тебя к ним и не посылаем. Мы тебя вообще никому не отдадим. Ты останешься с нами. — Пианфар немного подумала и тихонько царапнула Тулли, чтобы привлечь его внимание. — У нас на борту киф. Хилфи тебе об этом говорила?

— Киф? На борту «Гордости»?

— Пленник. По имени Сккукук. Ты его знаешь? Тулли покачал головой:

— Нет. ## пленник?

— Не поняла. Сиккуккут просто нам его отдал. Ты его не боишься, а?

Он снова покачал головой:

— Хилфи — Хилфи — хочу # сказать — она # киф.

— Я тебя не понимаю. Хилфи сейчас очень плохо. Я это вижу. Но мы к ней хорошо относимся.

— Она хорошая. Хорошая.

— Я знаю. — Пианфар мягко похлопала Тулли по руке. — Тебе принесли поесть?

— Я не хочу есть.

— Не хочешь. Тогда пойдём.

Взяв Тулли за руку, она повела его из отсека. Потом остановилась и посмотрела на Хэрел и Тирен, которые из последних сил пытались сосредоточиться на работе. От усталости у них так слезились глаза, что обе почти ничего не видели. С глазами у самой Пианфар было не лучше. Она вытерла их рукой.

— Бросайте работу.

— Ты, — сказала Хэрел.

— Да, — ответила Пианфар, — я.

Она взяла Тулли за руку и повела на кухню. Сзади заскрипели кресла и защёлкали выключатели.

На кухне кипела бурная жизнь: там были Герен и Ким, и, о боги, ей не стоило приводить сюда Тулли, но Пианфар была выше этого.

— Садись, — приказала она Тулли. Тот сел на ближайший стул и взял чашку, которую протянула ему Герен, — свою собственную. Он сделал глоток. — Нужно отнести еду Хилфи, — сказала Пианфар. —И Шур.

— Я отнесу, — вызвалась Герен и быстро набрала всякой снеди, увидев вошедших Хэрел и Тирен, которые бросились к полке с едой.

— Возьми. — Ким сунул Пианфар чашку. — Тебе самой нужно отдохнуть.

— Ага. — Она тяжело опустилась на скамейку и, держа чашку обеими руками, сделала несколько глотков, потом откинула с лица гриву.

Запищал портативный компьютер.

— Зараза, — выругалась Хэрел и достала его из кармана.

— Говорит «Гордость Шанур»: вы уже получили наше сообщение; мы отключаем связь. У вас что-то срочное?

— У меня личное послание от хаккикта. Жду вас на нижней палубе.

— Проклятие, — простонала Пианфар. — Это киф.

— Не ходи, — сказал Ким. — Отошли его назад.

— Ну да, а потом будем локти кусать. — Она залпом допила джифи. — Скажи ему, пусть поднимается. Передай охранникам Эхран, чтобы пропустили. Я поговорю с ним.

— Киф, — прошептал Тулли. В его глазах появилась тревога. — Пришёл киф…

Пианфар махнула рукой. Хэрел передавала её сообщение.

— Он идёт, — сообщила Хэрел. — Между прочим, эти твари Эхран собираются подать рапорт обо всем, что у нас происходит.

— Я знаю. — Пианфар встала. — Ты пойдёшь?

— Я пойду, — сказал Ким.

— Не нужно идти всем сразу. Следи за нами по монитору. Зачем показывать кифам, что нас что-то беспокоит?

— Может, Сиккуккут хочет забрать своего кифа назад, — предположила Хэрел, когда они спускались в лифте.

— Это решило бы многие проблемы. Я отдала бы этого кифа, завернув его в золотую бумагу. Но вряд ли речь пойдёт о нём.

Дверь лифта открылась, и они вышли.

18
{"b":"6155","o":1}