ЛитМир - Электронная Библиотека

Киф, словно чёрная тень, стоял в коридоре, спрятав руки в широких рукавах одежды.

Пианфар опустила руку в карман и положила палец на курок пистолета. Хэрел сделала то же самое.

Киф поклонился, приветствуя их. Пианфар не ответила.

— Ну что там у вас?

Из рукавов появились длинные тонкие руки. Киф был высок, очень высок. На его груди поблескивала серебряная многогранная медаль.

— Ты пришёл от хаккикта?

— Охотница Пианфар, когда ты научишься отличать нас друг от друга?

Пианфар вгляделась в кифа:

— Сиккуккут?

Хаккикт протянул руки ладонями вверх.

— Нельзя доверять важные вещи послам. Они могут упустить некоторые нюансы. На ваш компьютер будет передана некая информация; у вас есть связь?

— С «Аджа Джин». Да.

Сиккуккут поднял голову, стала видна его длинная, покрытая мягкой кожей морда. На ней чётко проступали вены. Его глаза сверкнули.

— Ты доверяешь своим союзникам.

— Наши интересы совпадают, скажем так.

— У тебя слишком много сфик, чтобы говорить так небрежно.

— Ты хочешь предложить мне какую-то сделку?

— Я предлагаю тебе золото.

— Это меня не интересует.

— Но ты же торговец.

— Я не торгую всем подряд.

— Твой человек не сказал мне ни слова. Ни единого.

— Ага. — Она сделала глубокий вдох, несмотря на висящий в воздухе запах аммиака.

— Вообще-то, я не слишком старался его разговорить. А вот его товарищи с «Иджира» наверняка выложили Актимакту всё, что знали, когда он захватил их корабль. И что же это было? А то, что люди собираются осваивать наши торговые маршруты… И тогда нашему Соглашению придёт конец. Что скажут метанодышащие? Что будет со стишо? Ты понимаешь, какие силы поднимутся против тебя, охотница Пианфар? Даже ваш хен и тот против тебя. Ты вступила в союз с махендосет, значит, ты знаешь, чего они хотят.

— Скажи ты, чего они хотят.

— Уменьшить население кифов. Создать у нас за спиной поселение новых существ, как когда-то они поселили хейни, чтобы создать себе защиту слева. На Нинан Холе находятся радарные установки. Махендосет прослушивают все пространство за Нинан Ходом, они постоянно запускают спутники, надеясь обнаружить там кого-нибудь, кто вступит с ними в контакт. У них повсюду свои глаза и уши. Они стараются захватить все, до чего могут дотянуться. Вот он каков, мой старый друг Кейя.

— Друг, говоришь?

— Наши интересы совпадают. Он хочет, чтобы я победил Актимакта, потому что Актимакт угрожает его интересам. Я хочу того же самого, разумеется. Значит, и ты тоже.

— Может быть.

Кожа на морде Сиккуккута то собиралась в складки, то снова разглаживалась.

— Кккт. Давай предположим, что мы союзники. Не забудь об этом на Кефке. Если что пойдёт не так, обращайся ко мне.

Пианфар ответила ему долгим, долгим взглядом.

— За этим ты и приходил?

— Ты мне интересна.

— О боги, спасибо.

Морда кифа снова собралась в складки.

— Ты очень умна. На родине у тебя есть враги. Пианфар прижала уши:

— Какое это сейчас имеет значение?

— Это будет иметь значение в будущем. Ты продашь мне человека?

— Нет.

— Что ты будешь с ним делать? Скажи. Я умираю от любопытства.

— Ничего не буду делать. Он член моего экипажа.

— Как трудно вас понять, хейни. Но своё обещание ты помнишь? Ты отдашь мне Кефк.

— Джик сказал то же самое. Ты хочешь заключить сделку лично со мной?

— Я предлагаю тебе пуккуккту всем нашим врагам.

— Мне не нужна месть.

— Вот как? Тка всё время повторяют твоё имя. Я слышал.

Пианфар вздыбила шерсть:

— Прекрасно. Могу себе представить, что они болтают.

— Пуккуккта. — Черные губы приподнялись, обнажив острые v-образные резцы; киф резко взмахнул темным рукавом, обнажив руку. — Хейни, наступит день, когда ты захочешь отомстить.

— О боги, что это значит?

Но Сиккуккут уже пошёл прочь — чёрная тень, становящаяся все меньше и меньше в свете прожекторов. На секунду остановившись, он, как всегда, изящно повернул к ней голову:

— Тебе, конечно, придётся приказать, чтобы меня выпустили, друг.

— Тирен, наш посетитель уходит. Пропусти его.

— Есть, — последовал ответ.

Сиккуккут с ледяным достоинством покинул корабль, а Пианфар дернула мышцами спины, чтобы пригладить вставшую дыбом шерсть. Мышцы задрожали.

— О боги, — пробормотала Хэрел.

— Посмотри, куда он пошёл, — сказала Пианфар, и Хэрел быстро пошла по коридору в сторону шлюзовой камеры.

Шерсть Пианфар улеглась, только когда Хэрел вернулась.

— Ты это записала, Тирен? — спросила Пианфар, обращаясь к невидимому оператору.

— Я записал, — раздался голос Кима. — Не зря же я был юристом в Мане, как ты думаешь?

Пианфар хотела что-то сказать, но вместо этого внезапно рассмеялась. Словно по коридору «Гордости Шанур» пролетела гроза и снова засияло солнце.

Вдруг Хэрел застыла, глядя куда-то за плечо Пианфар.

Та резко обернулась. Перед ними с пистолетом в руке стояла Хилфи.

— Что ты делаешь? — завопила Пианфар.

— Я все слышала, — проговорила Хилфи. Как-то слишком спокойно.

— Мы же обо всем с тобой договорились. Иди в свою каюту.

— Есть, — сказала Хилфи. Щёлкнул предохранитель, и, спрятав оружие в карман, Хилфи скрылась за углом.

— И зачем я так орала? — прошептала Пианфар, ии к кому конкретно не обращаясь. — Проклятие. Не нужно было кричать.

— Она все поняла, — сказала Хэрел.

— Разумеется.

Но тревога не отпускала Пианфар до тех пор, пока она не вернулась в центральный отсек, а оттуда не прошла на кухню.

— Что ему было нужно? — тревожно спросил Тулли, вставая из-за стола, но Пианфар, положив ему руку на плечо, усадила обратно.

— Ничего особенного.

— Он предлагает за меня деньги.

— Он прекрасно знает, что я их не возьму. — Усевшись на скамью, Пианфар потянулась к своей чашке.

— Тогда что ему было нужно?

Ким быстро убрал остывшую чашку и заменил её другой, с горячим напитком.

— Вот так хорошо, — сказал Ким. Пианфар удивленно уставилась на мужа.

— Хорошо, — повторил Ким, и она подумала, что он просто хвалит её за работу. Это показалось ей странным. Потягивая джифи, она внимательно посмотрела на мужа. В его янтарных глазах она увидела терпение. Терпение, которое явно давалось ему с трудом.

— Твоя каюта занята, — многозначительно сказала она.

— Ага. — Поняв, что это приглашение, он смутился. Ведь здесь была Герен. Да ещё другой самец. Но потом не смог скрыть радости и задергал ушами.

«О боги. Тка. метанодышащие». Она вспомнила кненнов, которые преследовали их на Центральной, и шерсть на загривке опять встала дыбом.

«Он сказал что-то очень важное. Что-то, ради чего сюда стоило лететь. Он станет правителем всех кифов. Придёт ко мне.

Давай предположим, что мы союзники. Вспомни об этом на Кефке».

— Что с тобой? — спросил Ким.

«Ты захочешь отомстить всем своим врагам. Хейни, придёт день, когда тебе это потребуется».

— Не сейчас, — сказала Пианфар и подхватила пластиковый пакет со сладостями, который бросила ей через стол Герен. Вошли Хэрел и Тирен и сразу набросились на джифи и еду. Разорвав пакет, Пианфар принялась глотать сладости большими кусками, рискуя подавиться или начать икать. За сладостями последовал джифи. — О боги, тофи. — Она чихнула.

— Да ешь ты помедленней, ради богов.

— Помедленней? У нас осталось всего восемь с половиной часов на отдых. — Она встала и взяла Кима за руку: — Идем, муж. Я соскучилась по тебе.

— О боги, Пи.

— Да кто нас увидит? Допивай джифи. Идем.

Глава шестая

Восьми с половиной часов оказалось недостаточно. Звонок будильника прозвучал как сигнал к бою, как вой сирены, как трубный глас. Пианфар потянулась к будильнику через спящего Кима, чтобы немедленно прекратить этот адский шум, и только тут вспомнила, где они находятся и что ожидает их впереди, и тогда заставила себя вылезти из постели, подняла своего полусонного мужа и снова вспомнила обо всех предстоящих делах.

19
{"b":"6155","o":1}