ЛитМир - Электронная Библиотека

Эти предстоящие дела Пианфар решила встречать в обычных синих бриджах, какие носят все простые астронавты, к тому же прихорашиваться и наводить лоск уже не было времени. Свои любимые яркие шелковые наряды она решила оставить на потом, когда завершатся события на Кефке.

Она заставляла себя верить, что красные шелковые бриджи и украшения потом непременно понадобятся.

И все же Пианфар надела одну рубиновую серьгу-подвеску, которая, покачиваясь, вспыхивала злым красным огоньком в её покрытом золотисто-рыжей шерстью ухе. Эта серьга показывала, что вы имеете дело не с простой хейни, а с капитаном. В такой день это было просто необходимо.

— Накорми кифа, — приказала она Тирен, придя в центральный отсек.

— А чем его кормить? — спросила Тирен, и Пианфар сразу замутило.

— Не знаю, что-нибудь мягкое. Кинь ему кусок мяса. Только не подходи близко. И не бери с собой оружие.

— О боги, он же один. Я могу…

— Не подходи к нему близко. Да когда же наконец на этом корабле будет дисциплина?

— Слушаюсь. — Тирен тут же прекратила спорить.

Весь экипаж был уже на ногах и занимался своими делами: Шур без промедления явилась в отсек из бывшей каюты Кима, Хэрел, Хилфи и Герен поднялись с нижней палубы, а Тулли, ещё совсем больной и слабый, возился на кухне, помогая Киму (о боги!) и Хилфи готовить завтрак. Включилась внешняя связь, и «Гордость» начала поглощать информацию, которая накопилась за время дежурства «Аджа Джин» и «Бдительности». Хэрел, Герен и Шур заняли свои места, а Тирен отправилась кормить кифа.

— Сообщение с «Аджа Джин», — доложила Шур. — Они хотят что-то обсудить и просят назначить удобное для нас время.

— Отлично, — чувствуя неладное, сказала Пианфар. — Отлично, я этим займусь.

— Приборы работают исправно. Мы пойдём по тому же курсу, что и «Аджа Джин»?

— Какой курс нам укажут, по тому и пойдём. Я не собираюсь с ними ссориться.

Наклонившись над Шур, Пианфар посмотрела на экран компьютера, куда поступала информация со станции. Теперь она была снова на языке махен. Мкейкс начал работать в привычном режиме.

Пианфар подумала о том, что каждый киф, которому была дорога жизнь, вероятно, направился на корабли Сиккуккута. Она вспомнила о всех оставшихся на станции некифах, которых ей очень хотелось бы увезти подальше отсюда. Но это было невозможно. Махендосет и стишо должны были оставаться на станции и соблюдать соглашения о невмешательстве и нейтралитете, которым по законам Соглашения подчинялись даже кифы. Тка и чи это не касалось. Без всяких обсуждений. Тем самым они охраняли не только себя, но и своих дышащих кислородом соседей.

— Как у нас со временем?

— Час и три минуты до выхода из порта, — сказала Хэрел.

— О боги, куда они так торопятся?

— Этот махе упрямый ублюдок.

— Мы успеваем?

— Да.

Пианфар просмотрела поступившие сообщения. С «Аджа Джин»: «У вас всё в порядке, выходим по графику…»

«Еще один оптимист», — подумала Пианфар.

— Свяжитесь с Джиком.

— Ага, — сказала Герен. И через минуту: — Он не отвечает.

— То есть как не отвечает? Время пошло. Передай ему, что я хочу с ним поговорить, ладно?

Заминка.

— Капитан, на связи первый помощник. Будете с ней говорить?

Пианфар нажала на кнопку связи:

— Говорит Пианфар Шанур. У вас проблемы?

— Говорит Содже Кесуринан. У нас всё в порядке.

По спине Пианфар пробежал холодок. В голосе махе явно чувствовалось: «Не спрашивайте ни о чем». «Да что там происходит?»

— Может, мне к вам зайти?

— Не надо. У нас всё в порядке, уважаемый капитан.

— «Гордость» готова к старту. — Пианфар отключила связь. О боги, кифы, кажется, прослушивали все переговоры на Мкейксе. Пианфар заметила тревожный взгляд Хэрел.

— Его там нет, — сказала Пианфар. Хэрел нахмурилась.

— Держу пари, — продолжила Пианфар, — что его нет и на корабле. Герен, свяжи меня с Риф Эхран.

— Есть. Она на связи, капитан.

Быстро сработано. Значит, его нет, а Риф на месте.

— Кер Риф! Позвольте сообщить, что мы снова вышли на связь.

— Мы уже знаем. Будем надеяться, что теперь вы будете работать чётко.

— Разумеется. Будут ли какие-нибудь распоряжения?

— Вам нужны распоряжения, Шанур? С чего бы это?

— Просто ради интереса, Эхран. — Без дальнейших церемоний Пианфар отключила связь и взглянула на Хэрел: — Он пошёл к кифам или болтается где-то в доке.

— Нашел время.

— Думаю, он знает, что делает.

Пианфар снова принялась просматривать поступившие сообщения. Протесты со стороны консорциума Мкейкса. Болтовня какого-то махена о возмездии и видениях. Некто, называющий себя медиумом, сообщал, что видит, как на Мкейкс высаживаются тысячи гуманоидов, вызывая уничтожение антивещества.

— О боги, Герен, ты что, записываешь весь этот бред?

— Простите, капитан. Эти ещё ничего. У нас есть и похуже. Я подумала, вы захотите узнать температуру на станции.

— Просто им очень страшно. Нельзя их в этом винить. А где жалобы с «Бдительности»?

— Они их нам не передают.

— Понятно. — Пианфар это не понравилось. Покусывая коготь, она смотрела на экран. Пришёл Ким и принес всем джифи, что, вообще-то, было нарушением правил. Но поскольку правила устанавливала она, Пианфар, благодарно вздохнув, взяла чашку.

— Я думаю, — сказала Герен, — они хотят, чтобы мы приняли всю информацию при переходе в другую систему координат.

— Пусть так. — Потягивая джифи, Пианфар посмотрела на Хилфи, которая прикатила в центральный столик с сандвичами. — Спасибо, малышка.

Хилфи, прижав уши, бросила на неё какой-то странный взгляд, словно её резануло слово «малышка». Возможно, так оно и было. Пианфар заметила это, когда Хилфи стала раздавать сандвичи всем остальным, включая Кима и Тулли. Каждое движение Тулли причиняло ему боль. Помимо обычных бриджей на нём была сшитая стишо белая рубашка, которая прикрывала его раны; эта рубашка, видимо, была последней из того, что у него было. Волосы и борода Тулли были аккуратно причесаны. Глаза, всегда ясные и выразительные, ловили взгляд Хилфи, умоляя её успокоиться. Он улыбался. Он старался показать, что счастлив. Но в его глазах отражалось отчаяние.

«Боится нас?» — с тревогой подумала Пианфар и вдруг увидела, как смотрит Тулли вслед Хилфи, в этом взгляде не было улыбки, в нем было что-то совсем другое, а Хилфи старалась сделать вид, что она в прекрасном настроении…

«Это ради неё, — подумала Пианфар, — он старается казаться весёлым». — И от этой мысли у неё сжалось сердце. Он следил за Хилфи так, как следит самка за готовым сорваться самцом. «Не нарывайся, держи себя в руках». Может быть, Хилфи понимала это, а может, и нет.

Человеческий инстинкт?

Или их связывало что-то другое и Хилфи зашла дальше, чем думала она, Пианфар?

— Капитан?

Пианфар встряхнулась и, быстро проглотив большой кусок сандвича, повернулась к компьютеру.

— Спасибо.

На экране появилась информация. Проглотив остатки сандвича, Пианфар нажала на кнопку.

— Осталось три четверти часа, — сказала Хэрел.

— У нас нет информации от наших друзей.

— Я… — начала Герен и сразу: — Сообщение с «Аджа Джин».

— Ну наконец-то. Что там у них?

Рядом раздался шорох. Хилфи скользнула в своё кресло и стала слушать. Тулли примостился рядом с Шур.

— Это место Кима, — еле слышно произнесла она. — Сядь возле Тирен.

— Капитан, к нам идёт Джик. Это передали с его центрального отсека.

— Ага. — Пианфар посмотрела на часы в углу монитора и почувствовала, как по спине забегали мурашки. Отпила из чашки джифи. — До старта полчаса, а Джик занялся визитами. У нас стоят охранники Эхран?

— Несколько минут назад с «Бдительности» пришло сообщение, — сказала Хэрел. — Предупредили, что через полчаса они уходят. Я их поблагодарила и сказала, что теперь мы будем заботиться о себе сами.

20
{"b":"6155","o":1}