ЛитМир - Электронная Библиотека

Пианфар тяжело дышала. Плюнула в коридор.

— Ты что-то хотел?

— У тебя есть время? — Джик задал этот вопрос осторожно, держась на безопасном расстоянии.

Пианфар снова сплюнула. Зрение охотника постепенно начало ослабевать, и она уже видела предметы вокруг себя.

— Есть. — Пианфар махнула рукой, приглашая Джика следовать за собой, и пошла назад, в коридор, где с пистолетом в руке стояла Тирен.

— Хэрел показалось, здесь что-то произошло, — произнесла Тирен.

— Все нормально. Иди. Хэрел нужно помочь. Снаружи нас охраняют махены.

— Угу. — Тирен убежала.

— Пойдем. — Пианфар повела Джика во внутренний коридор и нажала там кнопку связи: — Хэрел, всё в порядке. Закрой оба люка.

— Есть, — раздалось из динамика. Ш-ш-ш-ш. Люки закрылись. Щёлкнул электрический замок.

Пианфар посмотрела на Джика. Её губы все ещё кривились. Она передернула ушами, вдетые в них кольца зазвенели.

— Говорю тебе, Джик, наш хен изменился. У нас все изменилось. Когда-то хейни летали как хотели и куда хотели, не спрашивая разрешения у каких-то правительственных соглядатаев…

— Ты думаешь, что совершила ошибку, а?

— Да, и очень большую. Ошибку! Да когда это было, что вышвырнуть со своего корабля двух паршивых шпионов значило совершить ошибку? Когда, Джик?

— Может быть… — Джик кашлянул. — Ты сама виновата, Пианфар. Привозишь на Ануурн каких-то чужаков. Ануурн принадлежит хейни, там не любят посторонних. Их боятся. Очень боятся, Пианфар. Ваша Тахар предала вас и стала служить кифам. Знаешь, что я думаю? Эхран считает, что Шанур становятся слишком могущественными…

— Слишком? У нас долги, дружище, мы по уши в долгах, мой брат стареет, и только боги знают, станет ли править после него кто-то из рода Шанур. Мои племянники глупцы. — Она наговорила лишнего. Но было уже поздно. Пожав плечами, Пианфар стала смотреть в коридор.

— У Шанур есть космос, — сказал Джик. — Может, это не нравится остальным хейни?

Пианфар отвела уши и посмотрела на него, капитана махенов, который играл далеко не последнюю роль в своем правительстве. Махендосет подарили хейни космос. Дали им корабли. Создали саму идею хена, хоть хейни и не желали этого признавать. И Джик это прекрасно понимал.

— Вы прибираете к рукам все, до чего можете дотянуться, махе… — Она заглянула в его мудрые карие глаза, окруженные морщинками. — Ты хорошо знаешь Риф Эхран?

Она ожидала пожимания плечами, уклончивого ответа, но вместо этого услышала:

— А может, враги Шанур хотят объединиться? Может, тебе лучше прикрыть тылы, друг? На Кейшти я совершил большую ошибку, взяв с собой Эхран. Большую ошибку.

— Я верю тебе, — сказала она. — Теперь я тебе верю. Зачем ты прилетел сюда?

— Я хотел спросить тебя то же самое. Хотел проверить, не случилось ли у вас чего с «Бдительностью» на Кефке. Ты мне нравишься, хейни.

— Иди-ка сюда.

— А?

Схватив Джика за руку, Пианфар потащила его по коридору к ванной комнате. Нажав на кнопку, открыла дверь.

Киф сидел в дальнем углу на куче одеял, завернувшись в свои одежды. Капюшон был откинут. Увидев вошедших, он изящно склонил голову и показал пустые руки.

Вежливость убийцы.

— Это вы, кер Пианфар?

— Я. А это капитан «Аджа Джин».

— Сссстк. — Глубокий поклон. — Какая честь. Я польщён, Номестетурджай.

— Киф, — сказал Джик.

— Его зовут Сккукук. Он говорит, что он мой. Подарок Сиккуккута.

— А-а. А нойкхе?

— Скку ник кктитик куикхт кехтк ток ниф фик пуккукк.

— Почему? — Пианфар смогла кое-что понять. «Подчиненный, оружие, для гордости, месть»…

— Нфкоккт шокку хакот нкки то скохут.

— А-а, — сказал Джик.

— Ну что? — спросила Пианфар.

— У тебя есть киф, — сказал, пожав плечами, Джик.

— Я умираю от голода, — сказал киф.

Пианфар закрыла дверь и, прижав уши, взглянула на Джика:

— Ну и что мне с ним делать? Выбросить через люк?

— Его сразу убьют.

— О боги, да мне-то какое дело?

Джик снова пожал плечами:

— Сиккуккут дал тебе ещё одного члена экипажа. Правда, неизвестно, что он умеет. Может, ничего…

— Члена экипажа, который неизвестно кому служит?

Джик сверкнул глазами:

— Все равно, он теперь твой. Неплохая сделка, а?

— О боги, Джик, может, возьмешь его себе?

Джик почесал нос:

— Честно говоря, мне не хватает сфик. Я твой друг, не говори со мной так.

— Ты что, боишься этого кифа? Сиккуккута?

— Ты его лучше убей, своего кифа. И пошли останки Сиккуккуту.

— Ага.

— Не станешь убивать, а? Тогда выгони голым в док.

— Его убьют.

— Он наверняка и сам убивал.

— Я побывала в доках от Джинин-Сая до Центральной и нигде не слыхала о таком. Ты это понимаешь? Что задумал Сиккуккут?

— Я давно воюю с кифами. Очень давно, Пианфар. Кифы на Центральной. Дальше мы их не пустим, это граница. Спорная зона. Космос принадлежит всем, никто не может им владеть. Мы оставим кифам их область. Ты не поняла ничего. Хейни не поняли ничего, кроме, может быть, Тахар, а она Сумасшедшая.

— Ты видел Тахар?

— Я говорил с ней один или два раза. Она странная. Очень странная… — Джик постучал пальцем по лбу.

— Она была странной ещё до того, как опозорила нас, удрала с Гаона и прихватила деньги кифов…

— Закон хейни.

— Ты прав, закон хейни. Многие хейни хотели бы получить место на том корабле.

— Может быть.

— Может быть. Риф Эхран уже направлялась на Кефк, когда мы перехватили её на Кейшти. Что ей там нужно?

— Может, ты знаешь.

— Я не знаю. И это беспокоит меня, Джик.

— Меня тоже.

— Что честной хейни делать на Кефке? Как она прошла через защитную систему кифов?

Джик втянул голову в плечи и потер нос.

— Я тебе скажу, хейни, что некоторые корабли умеют обманывать опознавательную систему. Ты этого не знала? Они подделывают пропуск-пароль. «Бдительность» — корабль-охотник, а? У них очень большой экипаж. И может, они отлично знают Кефк.

— То есть они уже там бывали?

— Там были стишо. Они много чего знают. Возможно, продают информацию.

— Верю. Но что ей было нужно на Кефке?

— Она преследует Тахар. И может быть — может быть, у неё общие интересы со стишо. Подумай, хейни: стишо никогда не воюют. Они всегда нанимают охрану. И кого?

— Махенов… — Пианфар начала кое-что понимать. Она взглянула в карие глаза махена, более глубокие и темные, чем глаза любого хейни. — О боги, они считают нас варварами. Нанять хейни они могли бы только для…

— Кого им нанимать, когда дело дойдет до драки с махендосет? Кифов? Они же не дураки. Нет, вероятно, они внезапно поняли, что хейни не такие уж плохие соседи, — и так же внезапно подружились с хеном. Возможно, в один прекрасный день на Центральной появятся охранники хейни, а не махены. Для хейни это очень хорошо. Не для всех, конечно. Много денег — эти стишо богачи. Скажу тебе честно, друг. Эхран хочет заправлять всем сама, а тут «Восходящая луна», да ещё ты.

— Ты что, приравниваешь меня к…

— Так делает Эхран.

— О боги. — Пианфар отступила назад и уставилась на Джика.

— Я уже говорил, хейни, у тебя много врагов. Пианфар словно окаменела. Джик плотно сжал губы, словно боялся сказать что-то ещё.

— Что ты собираешься делать? — наконец спросил он.

— Что? А что я могу делать? Я могу убраться отсюда как можно скорее и оставить вас с Эхран разбираться с кифами.

— Ты этого не сделаешь.

— Сделаю.

— Нет. Да и куда ты полетишь? На Маинг Тол? Хен уже начал кое-что подозревать. К тому же ты не стишо. Шанур не предают своих друзей…

— Тоже мне друг!

— Я спас тебе жизнь.

— В интересах политики, ради…

— А какая разница, а?

— Будь ты проклят, Джик.

— Я снова пытаюсь тебя спасти. Ты мне нужна на Кефке. Я хочу, чтобы ты осталась жива, хейни.

Пианфар посмотрела на пустой коридор. Джик говорил очень тихо. Пианфар прижала уши:

22
{"b":"6155","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Идеальная няня
Я продаюсь. Ты меня купил
Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию!
Трансерфинг реальности. Ступень I: Пространство вариантов
Атлант расправил плечи
Игра на жизнь. Любимых надо беречь
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
Тафти жрица. Гуляние живьем в кинокартине