ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ага. Хорошо.

Пианфар отключила связь и направилась в центральный отсек, бросив по дороге косой взгляд на дверь ванной комнаты.

Глухие звуки со стороны носовой части. Техники работали быстро, видимо желая поскорее избавиться от корабля. Пианфар направилась к лифту. В животе стоял какой-то холодный ком.

О боги, боги, Джик так и не сказал всей правды. Даже не намекнул, что же он собирается делать.

Глава седьмая

Выйдя из лифта, Пианфар окунулась в хаос. Тулли помогал Хилфи задраивать люки, что означало, что Ким этим не занимался. К лифту подбежала Тирен, держа в каждой руке по закрытой крышкой чаше.

— Пусть поторопится, — бросила ей вслед Пианфар.

— Есть, — отозвалась Тирен. — И не смей к нему входить!

Дверь лифта закрылась. Наверху, в каюте Шур, Герен заканчивала перевязку. С нижней палубы доносился лязг закрывающихся люков.

— Ты не передумала? — спросила Пианфар, проходя мимо Шур.

— Нет, — решительно заявила та.

— Капитан, — укоризненно сказала Герен, и Пианфар быстрым шагом отправилась в центральный отсек.

На своем посту находилась одна Хэрел, но вслед за Пианфар уже спешили Шур и Герен. Все приборы «Гордости» были активизированы. Пианфар опустилась в кресло.

— Капитан. — Хэрел уже работала, не совершая ни единой ошибки даже во время разговора.

Пианфар надела наушники и, достав из кармана микрофиш, сунула его в ящик для документов.

— Что это? — спросила Хэрел.

— Наша последняя проблема. О боги, как мне надоело таскать всякую почту. Пусть этим занимается Эхран…

Появился сияющий Ким, притащив в двух руках пакеты с едой.

— …дети, — раздалось старинное ругательство.

Проигнорировав эту выходку, Пианфар стала слушать сообщения. Центральный офис и начальник станции, как и прежде, говорили на языке махен. Можно было подумать, что во вселенной снова воцарились мир и покой, но тут раздался голос кифа, который сообщил им о времени старта.

Ким подсунул ей под руку пакеты с едой и питьем.

— Спасибо, — пробормотала Пианфар. И обратилась к Хэрел: — Ты следишь за Джиком?

— Угу.

— Он что-то придумал, и совсем недавно. Какую-то новую систему, только не хотел демонстрировать её перед кифами. Сиккуккут и сам кое-что припас, и тоже не хочет этого показывать, я уверена, на «Ха-рукке» стоит какое-то новое оборудование, но Сиккуккут пока не станет им пользоваться.

— Ты думаешь, Джик этим и занимался, когда где-то пропадал? Ходил к кифам? Пытался заставить их…

— Может быть. Кто знает? Только богам известно, знает ли что-нибудь об этом Эхран.

— Он должен заставить её все рассказать. Если она снюхается с кифами…

Послышался лязг металла. От корабля отошёл трап. Со скрежетом разошлись опоры, теперь корабль удерживался только своими собственными стойками.

— Он ничего не стал мне рассказывать, — сказала Пианфар. — Ты записала наш разговор?

— Ага. Хотите прослушать? Пианфар пожевала усы:

— Если Эхран найдёт эту запись, нам конец. Нет, слушать я не буду. Но ты её не стирай. — Пианфар посмотрела Хэрел в глаза. Они были не такими, как у Джика. Взгляд Хэрел был куда более прямой и открытый, в нем сквозила преданность. — Занеси это в мой личный файл, ладно? И вообще, ты не имеешь к этому никакого отношения.

Хэрел прижала уши с явной обидой:

— Да. Вам виднее.

— Да, мне виднее. Кто сейчас контролирует связь?

— Я.

— Ага. — Пианфар включила переговорное устройство. Рядом скрипнуло кресло. Повернувшись, она увидела Тулли и позвала: — Тулли!

— Да, капитан? — Тулли повернул к ней голову, но пользоваться переводчиком не стал.

— Ты экипаж, да?

— Я… — Тулли не понял вопроса и достал из кармана маленький шприц. — Я спать во время прыжка, проснуться на Кефке. Я работать.

Это прозвучало ужасно нелепо. Боги создали людей и стишо такими, что прыжок-перелёт сводил их с ума. Поэтому в это время они управляли своими кораблями в бессознательном состоянии. Ненормальные.

— Ну что, не страшно?

Ухмылка примата, быстро сменившаяся подобием улыбки хейни.

— Страшно.

— Ага. Нам тоже.

— Поторопите их! — раздался из переговорного устройства голос Хэрел, прозвучавший в отсеке и во всех коридорах. — Тирен, шевелись.

— «Бдительность» выражает протест? — спросила Пианфар.

— Да, — ответила Хэрел, прижав уши и сморщив нос. — С удовольствием отдала бы всю прибыль от нашего похода этой парочке, что у нас на хвосте.

— Ага. Прибыль. — Пианфар засмеялась. И сразу стала серьёзной. — Как это глупо. Вся наша затея — Глупость и больше ничего. Всё равно что…

В отсеке появился Ким, и Пианфар оборвала старинное сравнение на полуслове. Проверила график старта.

— Запиши сообщение Эхран.

Несколько замешавшись, Хэрел нажала кнопку.

— Готово.

— Я потом все объясню нашим, а ты поговори с Герен, ладно?

(О боги, Ким всё это прекрасно слышал, он же прослушивал её разговор с Хэрел, с Джиком и не задал ни единого вопроса, ни «А что у нас происходит?» или «Почему?». Мир летел в тартарары. Но они с Кимом о многом поговорили вчера, в темноте. Последняя вахта.)

Пианфар покосилась в его сторону. Ким сидел между Герен и ещё не занятым местом Хилфи и переключал кнопки. Герен заняла место Шур за сканером, Тулли сидел на месте второго наблюдателя, Шур занималась вторым сканером, а Тирен находилась в командном отсеке на нижней палубе, где ей предстояло быть и оператором связи, и инженером, и помощником оператора связи и, если понадобится, управлять оружием.

Пианфар включила экран нижней палубы.

— Тирен, как дела?

— Я иду к вам, — раздался прерывающийся голос, и в коридоре послышался топот бегущих ног. Пианфар отключила связь. Хилфи заняла своё рабочее место. Пианфар увидела её отражение в работающем мониторе Кима.

Она вернулась. Снова дома. На панели загорелся сигнал, подтверждающий, что Хилфи готова к работе. Внезапно раздался голос махена:

— Сообщите о готовности, «Гордость Шанур», мы вас ждем.

— Спасибо, Мкейкс.

Буднично и отстраненно. «Спасибо, Мкейкс». Пианфар похолодела.

На корме заработал лифт. Это Тирен.

— Герен, — сказала Хэрел, — занеси «Бдительность» в список особо опасных объектов, вместе с кифами.

Замешательство.

— Ты это серьёзно?

— Абсолютно. Это предложил Джик.

— Угу. — И больше ничего. Команда мгновенно выполнена.

— Говорит «Аджа Джин», «Гордость», вам пора на старт, уходите.

Быстрые шаги в верхнем коридоре.

— О боги, — объявила в микрофон Хэрел, — сестры, мы пошли, взлетаем, взлетаем!

Звук шагов в отсеке, кто-то плюхнулся в кресло, и Хэрел включила программу старта.

Толчок, ещё толчок. Корабль набирал скорость, и всех немного замутило. «Гордость» покидала станцию.

Все нормально, корабль мог двигаться. Никто не собирался демонстрировать кифам или персоналу Мкейкса впечатляющий старт. Хэрел медленно вывела «Гордость» на нужный курс и повела её так осторожно и ровно, словно на корабле был груз яиц.

— У нас некоторые изменения в начальной стадии операции, — сказала Пианфар. — У Джика есть…

И вдруг…

— Внимание, — сказала Хилфи, и всем стало понятно, что что-то произошло.

Включилась связь.

— …советуем вам то же самое, — раздался чей-то ледяной голос, — стартует корабль тка, внимание, возможность столкновения.

— О боги! — воскликнула Пианфар.

— Передайте ему, пусть подождёт, — говорила в микрофон Хилфи, — станция Мкейкс…

В наушниках раздавались проклятия кифов, ругань Джика, протест с «Бдительности»…

— У меня помехи, — предупредила Герен. — Проверь, кто там стартует из метанового сектора…

— Это кифы, — сказала Хэрел, переключая связь. — Сканер два. Сейчас посмотрим на этого тка.

— Я его засекла, — сказала Тирен. — Герен, готовься.

Пианфар, покусывая усы, переключила на себя управление кораблем, пока Хэрел разбирала поступившую информацию. Слава богам, у них теперь полный экипаж: информация шла непрерывным потоком из трех главных источников и дюжины второстепенных. Герен непрерывно поддерживала связь со станцией, а Шур пыталась выудить нужную информацию из льющегося потока помех.

24
{"b":"6155","o":1}