ЛитМир - Электронная Библиотека

Верность, как её понимают кифы. «Скку», — сказал киф. Это означало «вассал».

Что же имел в виду Сккукук? Верного слугу?

Раба?

— Сккукук, тебя так назвали при рождении? Молчание.

— Ккккт. Нет. Я ношу это имя семь лет.

— А сколько тебе?

— Тридцать шесть. Капитан, я испытываю неудобство.

Опять какие-то тайны.

Сккукук, несомненно, тоже не понимал хейни.

— Ккккт, — сказал он. — Ккккт.

— Киф, заткнись. Снова наступила тишина.

— Тка, — тревожно сказал Ким. — Хилфи, тка… На экране возникли строчки.

— Внимание. Они собираются…

«Гордость» нырнула вниз и резко сбросила скорость.

— Проклятие! — выругалась Пианфар.

— …Маневр, — сказала Хилфи. Корабль снова выровнялся.

— Тупоголовый, безмозглый болван. — Желудок Пианфар отчаянно хотел выбросить то, что она в него напихала.

Пианфар охватила дрожь, и она попыталась унять её хотя бы в руках. Услышала тяжелое дыхание Кима. «Гордость» начала тормозить.

Бах!

— Камень, — объявила Хэрел.

— Все спокойно, — сказала Тирен. Ещё два удара по корпусу. Дзинь! Бум!

— …дочь! — Пианфар включила полное торможение.

— Все нормально, — сказала Тирен.

— Кифам сзади достается, — заметила Герен.

— Я тоже не могу сказать, что блаженствую, — пробормотала Пианфар. — О боги…

Корабль тка, сделав такой крутой маневр, какой можно было совершить, имея множество разных мозгов, начал отходить в сторону.

Пианфар вела корабль прежним курсом.

Не нужно за ним идти. У нас свой курс.

— Тка передают, — сказала Хилфи. — «Аджа Джин» заходит…

На сканере появилось изображение. Передовые корабли заходили в порт.

— Корабли-перехватчики тормозят, — доложила Хэрел.

— Сообщение с «Харукка»: Сиккуккут нас поздравляет и приглашает причалить. Говорит, что Кефк сдается.

— Тка… — сказал Ким.

— Я поняла, — раздался усталый голос Хилфи, — все эти распоряжения о швартовке, станция — это для тка.

— Ккккт.

— Сккукук. — Пианфар посмотрела в его сторону. — Твоё мнение?

— Станция сдалась.

— А где ловушка?

— Кккт. Вам позволят причалить. Берегитесь Сиккуккута. Берегитесь ваших союзников. Верни моё оружие, хейни. Дай мне самое лучшее оружие, какое у вас есть. Я помогу.

— Кому?

— Кккт. Тому, кто мне выгоден. Сиккуккут для меня ничто. Кккоток кто уфикки Сиккуккутик ни-фикекк нок Актимакток кекткхтик нок нокктокме — ккккт.

Что-то об Актимакте, еде и уникальных предметах.

На экране Пианфар появился перевод, который сделала Хилфи: «Сиккуккут, получив мою услугу, найдёт вдвое более уникальное сокровище, съев меня перед лицом Актимакта».

— Похоже, у него проблемы, — пробормотала Хэ-рел, — если только этому … сыну можно верить. Лично я почти ничего не поняла.

— «Харукк» передает, — сказала Хилфи, — корабль Джика входит в док.

— О боги. — Пианфар прижала уши, в которых все ещё стучала кровь. — Мы просто дураки. Будь они прокляты, эта станция кифов, этот ненормальный махе… Почему Джик до сих пор не передал список кораблей?

— Что он задумал? — спросила Хэрел. Значит, в глубине души она тоже пыталась это понять.

— Не знаю. Хилфи, передай карту на экран Скку-кука.

— Сделано.

— Что скажешь, киф?

— Здесь интенсивное движение, но так часто бывает. Они не дают названий кораблей.

— Да.

— Это странно.

— «Бдительность» входит в док, — сказал Ким.

— Вот это мне нравится больше всего, — хмыкнула Хэрел.

— Держу пари, этот гад смоется, — сказала Тирен.

— Сккукук, что они будут делать?

— Они сдадутся. Медленно. Сфик против сфик. Они не дали список кораблей, потому что, наверное, проверяли хаккикта.

— Или выполняли его приказ?

— Ему это не надо. Все корабли подчиняются ему. Нет, они его испытывали. Неосторожность может им дорого обойтись. Кукоттки-скки пуккук. Сиккуккуту, возможно, самому интересно найти того, кто может ему противостоять. Хотите получить его сфик? Найдите этого глупца и убейте, пока это не сделал Сиккуккут. Капитан, я сказал, это пустая…

— Внимание! — рявкнула Шур одновременно с Тулли. — Включена система захода в порт, эклиптика двадцать три—сорок пять, степень v z-семьдесят фактор девять…

Сердце Пианфар остановилось. В зоне девять-g был хорошо виден затаившийся корабль, который медленно направлялся к ним; его засекли кифы и показали на своих мониторах.

— Передавай! — приказала она Хилфи. — «Говорит «Гордость Шанур». Мы входим в порт, «Аджа Джин»».

И сразу за этим сообщением:

— Внимание! — воскликнула Хилфи. — Тётя, это «Махиджиру»! В порт заходит Золотозубый! Кифы передали с «Харукка». Приказывают всем кораблям не стрелять.

«Не останавливаясь, стреляйте и быстро уходите, — советовал киф. — Никому нельзя верить». Но они были хейни, а не кифы.

— Передавай, — сказала Пианфар, борясь с приступом рвоты: — ««Гордость» «Махиджиру». Чтоб тебе пусто было, Золотозубый, ты появился очень кстати!»

Глава девятая

«Харукк» вошел в док; «Аджа Джин», «Бдительность» и сторожевые корабли кифов последовали за ними. «Хаккикт в доке», — передали с «Аджа Джин»; и вскоре после этого из центра управления Кефка передали: «Пульт управления движением в кислородном секторе заканчивает работу, — сначала на языке кифов, потом на хейни: — «Гордость Шанур», говорит центр управления Кефка: пульт управления движением в кислородном секторе прекращает работу и передает её персоналу «Харукка», хаккикт Сик-куккут-ан-никктукктин шлет вам свои поздравления; работа в метановом секторе продолжается. Пожалуйста, будьте готовы».

— Сккукук? — спросила Пианфар.

— Хаккикт Сиккуккут выставил охрану вокруг своего корабля, — отозвался со своего места киф. — Скоро они захватят центр управления, и вряд ли его персонал станет сопротивляться. Хейни, я страдаю. Кккт. Я…

— Мы все страдаем. Заткнись.

— Берегитесь ловушек. Берегитесь — Сиккуккут все знает. Берегитесь скрытого сопротивления. Оно будет — кккт. Скрытое сопротивление.

— Где?

— Скрытое. Скрытое.

— Толку от тебя, киф…

— Кккт. Кткот кифик кифай…

— Но мы-то не кифы. Слава богам.

— Глупая. Кккт. Глупая.

— Да заткните вы его! — отчаянный вопль Хилфи.

— Спокойно. Киф, тихо.

— Ккккт. — (Уже тише.) — Ккк, кт.

— Заткнись, — прошипела Тирен. — Или я тебе сломаю руку.

Наступила тишина, в которой что-то тихонько потрескивало. С места Хилфи не доносилось ни звука. «Ты проиграла, малышка, всё это знают, и кифы знают. Соберись, племянница. Займись работой, у тебя хорошо получается».

Немного позже Хилфи окликнула Пианфар, и сразу заработала связь: «Говорит пульт управления движением Кефка, хаккикт передает вам своё почтение и сообщает о возобновлении связи. «Иккикк» продолжает действовать по установленному плану. «Гордость Шанур», хаккикт передает вам своё почтение, действуйте по установленному плану. Говорит Тиккукка, скку Сиккуккута-ан-никктукктин, акки-хаккикт паккук Кефктоки. Хаккикт выражает вам своё почтение и сообщает, что ваше место в доке номер двенадцать. «Иккикк», почтенный хаккикт велит вам занять место номер четырнадцать, «Маккурик», почтенный хаккикт предлагает вам место номер двадцать пять…»

— Какая вежливость, — пробормотала Шур. — Вы только послушайте.

— Сккукук? — позвала Пианфар. — Ты слышал?

— Похоже, они говорят в открытую, — отозвался Сккукук из дальнего угла отсека. — Хаккикт захватил главный пульт управления станцией. Хейни, мне здесь очень неудобно сидеть — провод врезался в кожу. Мне нужна еда — кккт. Кккт. Предупреждаю, мои услуги могут оказаться бесполезными…

— Заткнись, киф. Отвечай прямо. Что там происходит?

— Что будут делать махендосет? Кккт. Кккт. Что собирается делать твой новый союзник? Кккт. Если махендосет попытается предать хаккикта, то нам лучше не становиться в док.

«Махиджиру» Золотозубого подходил к доку. Не слишком торопясь, но тем не менее решительно.

31
{"b":"6155","o":1}