ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дизайн привычных вещей
Милые обманщицы. Соучастницы
Так держать!
Я енот
Перевал
Практический курс трансерфинга за 78 дней
Данбар
Дерево растёт в Бруклине
Маленькая жизнь

— Тетя, — окликнула Хилфи, — «Аджа Джин» советует нам зайти в док и пользоваться только специальной внутренней связью.

— Передай, мы поняли.

— Кккт. Берегитесь своих союзников, берегитесь…

— Заткнись, киф.

— Глупцы, меня отдали глупцам.

Они продолжали движение. Впереди, выписывая немыслимые виражи, заходил в метановый сектор их старый приятель тка. Пульт управления движением метанового сектора Кефка послал ему сообщение в виде привычных строчек. На четвертом мониторе появилось изображение, переданное Хэрел: сияющая оранжевыми и красными огнями станция Кефк, напоминающая какую-то зловещую звезду.

— Ад махенов, — сказала Шур.

— У кифов есть ад? — спросила Тирен. — А, Сккукук?

Ответа не последовало.

— Они не умеют ругаться, — сказала Хилфи. — Кифы ведь не ругаются, верно, киф?

— Займитесь делом, — коротко бросила Пианфар.

— Кефк, — объявила Хэрел, подключаясь с панели управления Кима. Потекла информация со станции, и Тирен начала выводить её на свой экран, проверяя, нет ли предупреждений об опасности.

— Все нормально, все нормально, — сказала Тирен, — мы подходим с обычной для Кефка скоростью.

На экране замелькали новые цифры.

— Перейти на автоуправление? — спросила Хэрел.

— Давай, — приказала Пианфар.

А почему бы и нет? Приборы «Гордости» поглощали цифры, выводимые на экран Хэрел; о боги, как же они все устали. Внезапно на экране загорелся красный сигнал: предупреждение о наличии на борту оружия и о том, что это противоречит закону. Пианфар три раза нажала кнопку и занесла эту информацию в память компьютера.

«Заходим в порт при неблагоприятных условиях, — записала она на пленку. — Оружие держим наготове». Она бросила взгляд на экран камеры наружного наблюдения, которая показывала всю станцию. Она вращалась как обычно, но что-то всё-таки было не так, что-то словно изменило её цвет. В кислородном секторе, который находился рядом с метановым, виднелось всего три, нет, два ярких огонька, отмечающих стоящие в доке корабли. Пианфар, нажав кнопку, усилила резкость изображения. Потом ещё.

— Я не получаю данных об источниках тепла, — сказала Хэрел, — тепло поступает только с тех кораблей, которые, как я думаю, принадлежат хейни.

Из чего следовало, что двигатели чужих кораблей были отключены и ни один корабль не собирался взлетать. Пока.

— На этой станции не только кифы, — сказала Пианфар. — Хэрел, посмотри на первый экран. Здесь гораздо больше огней, чем следовало бы.

— Вижу. Может, это наш сбежавший стишо. Может, он стоит в этом доке. А может, его заставили сюда зайти.

— Может быть.

— А может, опять Джик что-то придумал?

— Или Золотозубый.

«Гордость» медленно и ровно заходила в док: станция Кефк продолжала держать связь теперь уже в реальном времени. На экране была видна вся внутренняя часть станции, которая вращалась, подобно астероиду. Кораблей-перехватчиков не было видно — сбросив скорость, они вернулись на свою базу. Единственной движущейся точкой на экране компьютера был «Махиджиру», корабль, мало чем уступающий их «Гордости».

— «Аджа Джин» передает, что вход в док открыт, — сказала Хилфи. — «Махиджиру» запрашивает инструкции по швартовке.

— Ага, — сказала Хэрел.

— Слава богам, — послышался голос Герен.

На них никто не собирался нападать. Раз началось торможение, значит, Золотозубый заходит на посадку вместе с ними.

Зачем? Ради богов, зачем ему это нужно, если у него и так всё было прекрасно?

«Зачем ты выбрался из своего укрытия, Золотозубый? Кто ты — мой друг? Или очередной обманщик? Или Джик знал, что ты находишься недалеко от нас?»

— Капитан! — окликнула Хэрел, включая изображение станции. — Первый экран. Похоже, тут поработали махены.

Пианфар взглянула на экран. Среди мрачных, темных кораблей кифов что-то ярко светилось. Действительно, это был корабль той конструкции, которую предпочитали махендосет.

Значит, в доке Кефка стоял ещё один корабль махенов — или хейни.

Пианфар пристально всматривалась в экран. Протерла глаза. «Дура, не спи, держись, иначе дело плохо». В центральный отсек начал просачиваться запах кифов. Ей захотелось чихнуть. Пианфар потерла нос, но желание чихнуть не проходило.

«Аджа Джин», «Бдительность» да ещё этот сверкающий корабль — это уже слишком много.

— Он стоит в секции номер восемнадцать или двадцать, — сказала Хэрел. — Хотелось бы мне знать, кто это такой.

— Мне тоже, — ответила Пианфар. «Спроси Джи-ка», — хотела, видимо, сказать Хэрел. Но Джик ничего об этом не говорил. Об этом вообще никто не говорил. Ни Джик, ни «Бдительность». — Свяжитесь с Эхран. Попросите подтвердить место стоянки.

— Хорошо, — ответила Хилфи.

Пианфар, покусывая коготь, разглядывала Кефк при максимальном увеличении, которое мог дать компьютер «Гордости». Определенно это корабль махенов. Определенно. Это не стишо. Поймать их корабль, совершающий немыслимые виражи, — это не смогли бы даже перехватчики этих безумных кифов.

Расстрелять его тоже было невозможно — разве что он попал бы точно на линию огня. Вот это и делало уязвимыми все станции. А также корабли, которые находились в их доках.

— Сообщение с «Бдительности», — доложила Хилфи. — Они подтверждают. Центр управления работает нормально. Передает, чтобы мы осторожно заходили на швартовку.

— Поблагодари их, — думая о своем, буркнула Пианфар. «Они не заметили? Эхран зашла в док кифов, не имея списка кораблей, и даже не взглянула на экран наружной камеры? А Джик? В аду махенов. Джик ведь знал, что здесь находится чей-то корабль. Да и Риф Эхран не дура. Что они задумали? Знают они, что это за корабль, или нет?»

Пианфар отключила экран. Очень решительно.

— Ага-а! — протянула Хэрел. Должно быть, у многих из присутствующих в отсеке заколотилось сердце.

— Мы отклонились от курса, — спокойно сообщила Тирен.

— Сообщение с Кефка, от наших сопровождающих, они спрашивают… — начала было Хилфи.

— Только что чуть не налетели на скалу, — сказала Пианфар. — Передай им, пусть расчистят подходы к причалу, ладно?

— Мы посмотрим, что это за корабль? — спросила Хэрел, уже все решив сама. — Что ж, посмотрим. — Она отключила автопилот.

Теперь экипажу нужно было брать управление в свои руки и все задачи решать самим. Если действовать правильно и точно рассчитать скорость, корабль скоро появится на экранах мониторов.

— О боги, — воскликнула Хэрел, — внимание, внимание — у корабля кненнов заработали двигатели.

— Да уж. — Пианфар смотрела на экран и слышала, как быстро с кем-то говорит Ким, как кого-то о чём-то спрашивает Хилфи…

— У нас есть эта информация, — сказал Ким. — Пи, Джик говорит…

— …на экране новое изображение. Сканирую.

— …он выходит из дока, о боги, боги, вы только посмотрите.

— Найди его, найди… Шур, я его потерял, помоги!

— Кккт. Ккккт.

— Внимание, внимание — он что-то передает — тка отвечает.

Раздалась песня-вой кненнов. Замелькали строчки сообщения тка.

— Что это такое? — послышался голос Кима.

— Я включила переводчик, — сказала Хилфи. — Это наш приятель тка говорит с кненнами.

— Сообщение с Кефка, — объявила Тирен. — Метановый сектор вышел на связь на нескольких волнах.

— Не останавливай корабль, — попросила Пианфар и закусила усы. — Будем двигаться вперёд, пока нас не попытаются остановить.

— …внимание. Перевожу: запрос информации, запрос информации от кненнов. Ответ тка: не можем понять. Переводчик не справляется. Может, нам самим сделать запрос?

— Нет, не отвечай, никакой информации. Продолжаем двигаться вперёд.

На экране появились строчки:

ТКА КНЕННЫ КИФ КИФ ХЕЙНИ МАХЕ МАХЕ

МКЕЙКС КЕФК МКЕЙКС КЕФК МКЕЙКС КЕФК

МКЕЙКС

КЕФК ИДТИ КЕФК КЕФК КЕФК КЕФК КЕФК

— Похоже, они говорят с кненнами, — пробормотала Хэрел.

32
{"b":"6155","o":1}