ЛитМир - Электронная Библиотека

Бежать им было некуда, кроме своего родного дома, где их ждали только неприятности, а на борту их корабля находилась больная сестра, которая могла умереть во время полета. Они могли бы вернуться на Мкейкс. Или полететь на Тавао, где ещё не бывал ни один хейни и где хейни были не слишком-то в почете, или отправиться на Центральную — где «Гордость» тоже не особенно любили и не испытывали желание дать ей приют. Шур могла просто не дожить до прибытия на одну из этих станций, да и сама «Гордость» могла до них не дотянуть.

Пианфар снова провела рукой по гриве, поправила кольца в ушах и стала слушать, как Герен ведёт переговоры с медиками «Бдительности».

В отсек вернулась ещё мокрая после душа Хэрел. Ким сразу встал и протянул ей факс, полученный от Эхран.

— Что там у них? — спросила Хэрел.

— К нам идут врачи с «Бдительности», — тихо сказала Пианфар.

Хэрел сразу насторожила мокрые уши. Она уже поняла, кто и зачем и что вообще происходит, и всем свои видом дала понять, что лично её это нисколько не беспокоит. От этого у Пианфар стало тепло на душе. Когда-то, когда она и Хэрел были молоды, между ними происходили споры, переходящие в стычки. Правда, этого никогда не случалось на борту «Гордости». Никогда с тех пор, как они сели рядом за пульт управления кораблем.

— Шур совсем не лучше, да? — спросила Хэрел.

— Пока ещё держится, — ответила Пианфар, — но вряд ли её хватит надолго. Меня больше беспокоит, что нас ждёт впереди.

Хэрел пробормотала что-то не слишком лестное об их везении, о Шур и о союзниках, на которых им приходится полагаться.

— Золотозубый… «заходит в порт», — собиралась сказать Пианфар, когда внезапно загорелся сигнал экстренной связи. Она придвинулась к микрофону.

— «Гордость Шанур», к вам хочет войти капитан…

Это не Эхран и не Джик. Говорили на специальной волне, предназначенной только для внутреннего прослушивания.

— …коккитта ктоготки, Шанур-хакто. Кгото на-ктки ткки сктоккикт…

— Да покарают вас боги, я этот люк не открою.

— …кохогот каккти хаккикту.

— И даже для него не открою.

— …Кхотакку. Сфиктит иккти ктогхогот.

— Не понимаю!

— …Дар. От хаккикта.

Пианфар глубоко вздохнула и посмотрела на Хэрел. Та прижала уши. «Не спрашивай, — говорил её взгляд, — ты знаешь, какой у нас выбор».

— Иду, — ответила по связи Пианфар. — Кгакки ткки, скку-хаккикту. — Простая вежливость. Когда связь прервалась, Пианфар воскликнула: — О боги, ну что ещё? Ким, Тулли, мы с Хэрел пойдём к шлюзовой камере. Включите связь и скажите Тирен и Хилфи, чтобы встретили нас на нижней палубе — пусть возьмут оружие. Поторопите их. Герен, включи

камеру. — Пианфар резко встала, а Хэрел направилась к шкафчикам с оружием. — И, Ким, передай Джику, что к нам идут кифы с какими-то подарками. И ни в коем случае не пользуйся линией связи станции! Слышишь?

— Есть, — ответил Ким и, заняв место Хилфи, принялся за работу. Без единого возражения. «О боги, как изменились самцы — они стали полезны в работе, словно с ними что-то произошло». И груз, который давил на неё с самого Ануурна, начал ослабевать.

Пианфар взяла лёгкий пистолет, который протянула ей Хэрел, и быстро проверила предохранитель.

— Подарки, — пробормотала Пианфар, когда они с Хэрел шли по коридору. — Подарки! Из-за них мы и влезли в эту заваруху. Кненны. Шур. «Бдитель-ность». И кифы со своими подарками.

Теперь, когда Золотозубый вел свой корабль к причалу, из космоса их не прикрывал никто. Теперь им нужно было полагаться только на самих себя.

Они захватили станцию, которая практически не оказала сопротивления. Это оказалось очень легко — притащить за собой несколько «разогнанных» метеоритов и дать им удариться о станцию, — если, конеч-но, у атакующего хватало на это совести.

Именно совесть — вот что никогда не мучило Ак-тимакта, это признавали даже кифы, и об этом никогда не забывала Пианфар.

Глава десятая

Т ирен и Хилфи встретили их на нижней палубе перед входом в лифт, обе вооружённые пистолетами и совершенно мокрые после душа.

— Ну что там? — спросила Тирен, когда все направились к шлюзовой камере.

— Сиккуккут приготовил нам подарок, — тихо сказала Пианфар и бросила взгляд на Хилфи, та всем своим видом показывала, что ей всё равно. — Так они по крайней мере говорят. Мне не слишком-то понравился его последний подарок, и если, да проклянут его боги, Сиккуккут привел мне ещё одного безухого болвана, клянусь, я скормлю его Сккукуку и разом решу две проблемы.

— Не нравится мне это, — сказала Хэрел. — Совсем не нравится. Капитан, разрешите нам с Тирен самим в этом разобраться. В шлюзе может оказаться больше кифов, чем мы ожидали, и если они что-то сделают с люком…

— Шлюзовая камера — очень выгодная позиция, — сказала Пианфар. — Герен, ты их видишь?

— Нет, капитан, вижу только одного, остальные, наверное, остались сзади, да и освещение плохое.

— Зараза, — пробормотала Пианфар. — Будь внимательна, Герен.

Один выстрел из шлюза — и все кифы разлетятся в клочья. На Кефке не станут слишком беспокоиться о полоумных самоубийцах, которые неизвестно ради чего сунулись на корабль, полный вооружённых хейни.

— Мы могли бы подойти к ним со стороны нижней палубы, — предложила Хэрел.

— Сфик, — сказала Пианфар, вынимая из кармана пистолет и снимая его с предохранителя. — К тому же не нужно устраивать драку возле люка. Лучше встретиться у шлюза. Пойдем мы с тобой, кузина. Хилфи и Тирен будут прикрывать нас с тыла и в случае чего перекроют вход. Герен, внимательно следи за обстановкой.

— Я готова, — ответила Герен.

Тирен прижала уши. Она явно испытывала горячее желание встретиться с кифами. Хилфи была здесь, потому что случайно оказалась на нижней палубе, и отослать её наверх у Пианфар просто не хватило духу.

— Ага, — сказала Тирен, выражая тем самым их общее волнение.

Они завернули за угол.

— Герен, только внутренний люк, слышишь?

Ш-ш-ш-с-с. Внутренний люк открылся, и показался залитый белым светом шлюз. Тирен, держа левую руку на кнопке люка, встала так, чтобы в случае чего его крышка закрыла её от выстрелов или взрывной волны. Хилфи с пистолетом в руке встала по другую сторону люка.

— Спокойно, — сказала Пианфар и вошла в шлюзовую камеру вместе с Хэрел. — Герен, открывай.

Открылся внешний люк. За ним, в свете оранжевых ламп, стоял одинокий киф, показывая пустые руки. Увидев направленное на него оружие, он остался совершенно спокоен и поступил очень мудро, не сделав ни единого движения.

«Неужели это сам Сиккуккут?» — подумала Пианфар. Но этот киф не был так высок, как Сиккуккут. И пахло от него по-другому. Она уже давно почувствовала, что запах на Кефке был каким-то другим, пахло не только аммиаком, но и плесенью. От этого удушливого, проникающего повсюду запаха у хейни вставала дыбом шерсть на загривке. Пианфар поморщилась. «О боги, у меня начинается аллергия на этих ублюдков…»

— Хаккикт посылает вам подарок, — сказал киф. — Вы согласны его принять?

— Какой подарок?

Киф медленно повернулся.

— …Кктананкки! — крикнул он. «Приведите» — что означало, что подарок мог ходить.

Издали послышался шум. Показались кифы, на чёрном фоне которых был хорошо виден золотисто-рыжий хейни, одетый в рваные голубые шелковые бриджи.

У Пианфар заколотилось сердце, сначала от неожиданности, а потом при взгляде на знакомое лицо, спутанную гриву, отливающую бронзовым оттенком, характерным для жителей южной части Ануурна; левое ухо разорвано, через рот и подбородок тянется чёрный шрам.

— Дюр Тахар, — прошептала Пианфар.

Капитан «Восходящей луны» подняла глаза, когда кифы подвели её ко входу в шлюзовую камеру. Она заморгала и повела ушами, когда трое кифов втащили её внутрь, под свет белых ламп. Её глаза были того же бронзового оттенка, что и грива, в них стояло дикое, сумасшедшее выражение.

37
{"b":"6155","o":1}