ЛитМир - Электронная Библиотека

— Они готовят трап. — Хэрел повернулась к ним. — Мы прибыли. — Она встала и прицепила к поясу оружие, которое протянула ей Тирен.

— Один из нас, — раздался чей-то голос, — должен остаться на корабле и следить за обстановкой.

Проклятие… Пианфар могла бы даже не оборачиваться. Она и так прекрасно видела Шур. Сестра Герен стояла в дверях, одетая только в голубые бриджи, все остальное было забинтовано.

— Шур…

— Со мной всё в порядке, спасибо. Хотя её вид говорил об обратном.

— На Ким будет более полезен снаружи, чем внутри, верно? К тому же я смогу вывести корабль из дока, если понадобится.

Шур, прихрамывая, добралась до кресла, отказавшись от помощи Герен. Оттуда она перебралась в кресло Хэрел.

— Сообщите, когда вам нужно будет открыть вход, капитан. Я закрою все люки. Чтобы сюда не пробрался ни один махен, ладно? И ни один вонючий киф.

Пианфар стиснула зубы и посмотрела на Герен. Было видно, что спорить бесполезно. Когда этим сестричкам что-то приходило в голову, остановить их было уже невозможно. Это было у них в крови. Да и Ким тоже явно не собирался сидеть в корабле, судя по его внезапно загоревшимся глазам.

— Прекрасно, — сказала она. — Дайте Шур винтовку, на всякий случай. И этому тоже. Пошевеливайтесь. Только, Ким, никаких фокусов. Ни шага без моей команды. Ты понял? У нас одна проблема в здешних доках. Одна. Ты меня понял?

— Ага.

В обычной жизни они были мужем и женой. Только не здесь. В отсутствие других самцов он был воплощением уравновешенности и выдержки.

Но Шур была права: на корабле толку от него было немного.

Лязг, скрежет, глухие удары. Присоединили трап. Теперь их корабль был состыкован со станцией Мкейкс.

Герен вложила винтовку в руки Шур. В знак прощания та подняла её над головой. Щелк-щелк. Проверен предохранитель. Она смотрела им вслед, прижав уши, исхудалое лицо было нахмурено. Её золотисто-рыжий мех свалялся и потускнел. В ушах, где должны были находиться серьги, просвечивали пустые дырки. Шур подготовилась явно не к увеселительной прогулке.

— Вытащи их оттуда, хорошо? — попросила Шур, имея в виду Хилфи и Тулли, и посмотрела на Герен. — Я хочу, чтобы вы все вернулись.

— Идем, — сказала Пианфар.

Она прихватила с собой карманный передатчик и пристегнула его к поясу, потом кивком указала на дверь. На ней не было её прекрасных ярких одежд, которые она так любила, только голубые брюки, такие же, как и у остальных, за исключением Кима, который носил простые коричневые.

Не оглянувшись, она направилась к двери, рядом с ней шёл Ким, сзади Хэрел, Тирен и Герен.

— Есть связь, — раздался голос Шур, когда они подходили к лифту. Но вот дверь со свистом закрылась, и Шур больше не было слышно.

— Быстрее.

Пианфар нажала на кнопку лифта и, пропустив остальных вперёд, вошла в кабину последней. Лифт поехал вниз. Они стояли, тесно прижавшись друг к другу, немытые ещё с прошлого прыжка во времени. К телу и одежде Пианфар прилипли выпавшие пучки волос, во рту чувствовался привкус меди. Остальные члены экипажа были не в лучшем состоянии, какие уж там дипломатические переговоры. Тяжелая винтовка оттягивала плечо Пианфар и хлопала по бедру. О боги, сколько здесь кифов; а что же делать с махендосет — махенами, честными охранниками, которые обязаны защищать и свою станцию, и свой народ? Меньше всего на свете Пианфар хотелось устраивать перестрелку на станции, ведь тогда охранники будут просто вынуждены вмешаться.

Лифт остановился на нижней палубе. Не сговариваясь, они выстроились так, чтобы быть готовыми ко всему: впереди Пианфар и Хэрел, за ними Ким и Герен и, наконец, прикрывающая их тыл Тирен, сестра-тень Хэрел, умудренный опытом ветеран, побывавший уже во многих космических портах.

И Ким, чьё выражение лица не предвещало ничего хорошего, — полный решимости идти до конца, что бы ни случилось, настоящий самец, к тому же вдвое сильнее любой из них.

— Получено сообщение от чиновника махе по имени Джинири, — раздался из динамика голос

Шур. — Вас ожидает охрана станции и толпа граждан. Я просила освободить площадку, но они — они меня не слушают…

— У тебя всё в порядке?

— Все отлично, капитан. — Её голос был хриплым. — Берегите себя, ладно?

Они подошли к выходу из корабля.

— Мы пришли, — сказала Пианфар. — Ты видишь кифов?

— Пока нет. Снаружи не слышно никаких звуков. Но на мониторе видно, что кифы там есть. Ещё там махены. Лучше бы их не было.

— Попроси их убраться. Быстрее.

— Они меня не слушают. Твердят о законах Соглашения.

Пианфар щёлкнула затвором винтовки. Так же щёлкнули ещё две винтовки: Хэрел и Герен сняли оружие с предохранителя и вставили обоймы.

— Мы готовы. Открывай.

С шипением открылся люк. Они встали перед дверью, ведущей к трапу. Дверь открылась, и они увидели залитый огнями коридор, от которого веяло ледяным холодом.

Пианфар медленно пошла вперёд, по пятам за ней следовала Тирен, сзади их прикрывали три готовые выстрелить винтовки.

Ни одного кифа. Пусто. Пианфар неслышно прошла коридор и вышла к трапу, за которым находилась последняя дверь. Внизу их ждали местные жители. Целая толпа. Перед трапом собралось около сорока махендосет, среди них виднелась горстка охранников махен, высоких, темнокожих приматов, а также один коричневый тасунно. И, боги, словно чудо — белокожий стишо в переливающемся всеми цветами радуги легком одеянии. При виде их толпа загудела и придвинулась ближе.

— Чувствуешь? — тихо спросила Хэрел.

Аммиак: запах кифов. На видавший виды порт спустились сумерки, и за каждой дверью, за каждым углом мог прятаться киф, и если бы ветер не дул Пианфар в спину, она смогла бы определить, где они прятались.

Она быстро спустилась по трапу, Хэрел не отставала от неё ни на шаг. Толпа зашумела, задвигалась, пытаясь смять охранников и прорваться к ним.

Одной махе, судя по всему представительнице местной власти, это все же удалось.

— Вы сумасшедшие, сумасшедшие! — Махе размахивала руками и вопила так, что заглушала даже невнятные выкрики стишо. — Возвращайтесь на свой корабль, мы проведем переговоры, уберите из порта оружие! Мы сами обо всем позаботимся, наши охранники, пусть они этим занимаются, капитан хейни! Ты слышишь? Возвращайтесь на корабль! Мы устроим вам встречу с кифами, слышишь ты? Не спускайтесь по трапу, ждите на корабле! Мы все устроим сами…

Пианфар и Хэрел молча слушали: они знали, что эта махе только чей-то Голос, Герен и Тирен внимательно просматривали направления направо и налево. Одни боги знали, куда смотрел Ким. Не обращая внимания на тянущиеся к ней руки, на попытку схватить её, Пианфар плечом отстранила чиновницу.

— Идем, — сказала она своему экипажу и, сойдя с трапа, пошла мимо охранников, пытающихся утихомирить взволнованных представителей власти.

— Уходите! — кричала махе, пытаясь снова прорваться к Пианфар. Её чёрное лицо исказилось от страха и отчаяния. — Уходите!

Пианфар оттолкнула её прикладом, и у толпы вырвался вздох.

— Это наше дело, — сказала Пианфар. — Послушайте меня — уходите отсюда! Уходите — спрячьтесь где-нибудь!

— Уберите оружие! Возвращайтесь на свой корабль, не надо, не надо войны!

К ней подскочил стишо, которому удалось прорваться мимо охранников. Размахивая руками перед её лицом, он кричал:

— Вы нарушили закон Соглашения. Мы будем жаловаться на ваше варварское поведение — мы будем свидетелями…

— Уйди с дороги!

Она снова ударила прикладом. Стишо отлетел в сторону, запутавшись в своих тонких ногах и воздушных одеждах и что-то шипя на своем языке.

— Ни шосс, ни шосс, книти мносит хос!

— Махензи тоша най мае! — закричала махе, и охранники махендосет, бросив толпу, повернулись к хейни, готовые в любую минуту применить против них оружие, но вместе с тем, как стало понятно толпе, не имея ни малейшего желания подойти поближе.

Толпа встревоженно загудела, и в доке внезапно стало очень тихо.

4
{"b":"6155","o":1}