ЛитМир - Электронная Библиотека

При слове «обед» хмурые лица присутствующих прояснились.

— Мы будем сменять друг друга, — сказала Пианфар. — Так мы сможем спать. Когда будет заканчивать смену один, её будет тут же подхватывать другой, очередность установите сами, мне всё равно. Но учтите: никаких визитов по одному к Сккукуку или Тахар. Извините за напряжённый график. Золотозубый предложил мне взять нескольких членов его экипажа, чтобы пополнить мой, но я отказалась. Доверие — прекрасная вещь, однако коды на своей «Гордости» я не могу доверить никому. Во всяком случае не сейчас.

— Черт возьми, правильно, — сказала Хэрел, а остальные добавили: «Да».

— Ну что, договорились? — спросила Пианфар и сделала знак экипажу разойтись. Хилфи ушла вместе с Герен. Тирен и Хэрел вернулись за пульты. Самцы уходили последними. — Ким, — позвала Пианфар, — у тебя все хорошо? А ты, Тулли?

Ким остановился и, засунув руки за пояс, почтительно уставился в пол, как он всегда делал, когда речь шла о Шанур.

— Ты начинаешь драку, в неё тут же влезаю я и разбираюсь с ублюдками. Разве не это мы обещали друг другу пятьдесят лет назад? — Такой немного грубоватой была их супружеская клятва. Но тут Ким поднял голову, и в его взгляде Пианфар заметила тот хитрый огонек, которого не видела уже много лет. — Но я думаю, что теперь ты будешь помогать мне, жена.

Она рассмеялась, а он усмехнулся потому, что развеселил её. Она заметила, как он расправил плечи, уходя из отсека. Даже его походка сделалась более уверенной.

Да и её кости стали меньше болеть.

— Пианфар?

— Тулли. — Она встала и подошла к нему. — Тулли, ты понял, о чём я говорила с экипажем?

Он энергично закивал, что означало «да».

— Я работать, — сказал Тулли, — работать. — Он повернулся к сканеру и принялся читать какую-то информацию, разобрать которую он мог с таким же успехом, как и дышать в вакууме.

Отбой.

— Тулли, — позвала Пианфар, — Тулли!

— Я работать, — ответил он.

— Оставь ты эти бумажки. — Она вырвала листы из его рук и бросила их на пол. Тулли попятился и, споткнувшись о кресло, плюхнулся в него, глядя на Пианфар тревожными глазами. От него пахло человеческим потом и цветами с Ануурна. И страхом. Тирен с расстроенным видом наблюдала эту сцену. Тулли, не двигаясь, сидел в кресле, бледный, как стишо. Страх. Да, ему очень страшно. У Пианфар забилось сердце, её резкость и охотничий инстинкт сразу улетучились. «Он просто ребёнок, — подумала она, — он наш союзник и друг, он стриженый самец».

Тулли напугало вовсе не её движение. Он знал, что она и пальцем его не тронет; и она знала, что он это знает. Всё было гораздо сложнее.

— Тебя что-то беспокоит, Тулли?

— Не понимать, что вы говорить… — Он повел рукой вокруг. Потом указал на сканер: — Я работать. Не нужно понимать.

Тулли, дружище! — Пианфар положила ему на плечо руку и почувствовала, как он слегка дернулся, словно ему это было неприятно. Она ощутила запах его пота, хотя в помещении было довольно прохладно для человека. — Послушай, я знаю, что ты меня обманул. — Электронный переводчик Тулли переводил её слова. — Ты работал вместе с Золотозубым. Он сам сказал мне об этом. Чёрт тебя возьми, Тулли, ты и в самом деле обвёл меня вокруг пальца…

Услышав эти слова, Тулли вжался в кресло, словно хотел отодвинуться от её руки.

— Говори правду, Тулли. Что ты затеял?

— Не понимать.

— Еще бы. Давай поговорим. Например, мне хотелось бы знать, в каком направлении движутся люди?

— Та-ва…

— Тавао. Ты только что услышал это от меня. Возможно, ты знаешь больше. Даже то, о чём не сказал Золотозубый. Говори правду, Тулли, чёрт бы тебя побрал!

Он задрожал.

— Правда, — сказал он. Голос в его переводчике был женским, однако и голос самого Тулли мало чем от него отличался. — Я не лгать, я не лгать.

— Где вы были до этого?

— Кажется, Тавик. Думаю, Тавик.

— Твик. Порт кифов. Твик. Не думаю, что они хотя бы остановились, чтобы поздороваться. А потом вы полетели на Чиччох, а не на Аккейт. Чиччох. Территория чи. Замечательный маршрут, Тулли. Просто замечательный. Кто его разработал?

— Я… «Иджир».

— Хочешь сказать, что не знаешь.

— Не знаю.

— Тулли, тот пакет. Пакет, понимаешь? Что в нем было?

— «Налаживайте торговлю».

— С кем? С кем, Тулли? Отчаянный взмах рукой.

— Со всеми. Со всем Соглашением.

— И с кифами?

— Махе. Хейни.

— Тулли, что ещё? Там было послание от кнен-нов? Кненнов, понимаешь?

Он покачал головой:

— Нет. — В его широко раскрытых голубых глазах стоял страх и беспокойство. — Нет. Не знаю кненнов. Пианфар, я говорить, говорить тебе все. ## я не лгать.

— Как интересно, всякий раз, когда мне нужен точный перевод, твой переводчик что-то бормочет.

— Я друг. Я твой друг, Пианфар!

— Ну да. Я знаю.

— Ты думаешь, что я лгать.

— Я не сказала, что ты лжешь. Я просто хочу, чтобы ты мне все рассказал до того, как начнётся заваруха. Мне очень не хочется думать, что за этими красивыми голубыми глазами скрывается лживая душа. — Откинув со лба гриву, Пианфар снова положила ему на плечо руку — пусть чувствует её когти. — Послушай, Тулли, ты меня боишься?

— Нет.

— Почему же тогда ты не говоришь правду? Почему что-то скрывал от меня, когда мы только отправились в путь?

— Я говорить.

— О кораблях, да. Но почему не все остальное?

— Я пытаться… пытаться сказать… ты всё время # занята не # …

— Если бы ты сказал «кненны», я сразу все поняла бы, Тулли. Ты же говорил о них с Золотозубым, верно? Вы говорили о стрельбе по кненнам?

Кивок, уклончивый взгляд. Не хочет об этом говорить.

— Ты столько раз помогал людям, верно? Ты расскажешь мне, как он снял тебя с курьерского корабля?

— Правда.

— Он сделал это сам?

— Золотозубый.

— А другой корабль был? Там не было другого корабля-охотника, на котором находились остальные люди?

— Нет.

— Ты хочешь сказать, что в пространстве Соглашения свободно шныряют корабли людей? Не имея ни карт, ни указателей? И никто за ними не наблюдает? Не может быть, Тулли. Сколько их?

— Не знаю.

— Два? Десять?

— Не знаю. Десять. Наверное, десять. Может, больше.

— Больше?

— Я не знаю!

— Откуда эти корабли, Тулли? Кто ими управляет? Кто их сюда привел? Ты знаешь?

— Нет.

— Золотозубый знал. Говори правду, Тулли. Что ты знаешь о людях с этих кораблей?

Снова бегающий, уклончивый взгляд.

— А? — повторила Пианфар. — Что ты о них знаешь, Тулли?

— Воевать с кифами. Они пришли воевать с кифами.

— Уф-ф-ф. — Она посмотрела ему в глаза. Тулли отвел взгляд, потом взглянул ей в лицо. В его глазах отражался яркий свет, заливающий центральный отсек. — А как они решают, с какими кифами воевать, а с какими нет, Тулли? Кто им это объясняет?

— Все кифы одинаковы.

— Ты так думаешь? Ты хочешь сказать, что люди решили вообще уничтожить всех кифов как вид? Ты с ума сошел, Тулли. Нет. Махендосет не станут связываться с сумасшедшими. А ты ведь связан с махен-досет, верно?

— Я просить привести тебя, привести тебя, Пианфар. Я не # махендосет.

— Повтори.

— Махендосет что-то скрывают. Мне страшно. Я не знаю, что они задумали. Может быть, хотят нам помочь, но я — я! — Он положил руку на грудь и сказал на хейни, от чего переводчик чуть не захлебнулся: — Я Тулли, и я боюсь, Пианфар.

— Чего? Чего ты боишься?

— Я думаю, что махендосет хотеть помочь прежде всего себе. Может, и хейни хотеть помочь только себе. Я не знаю. Я очень много не понимать. Мой переводчик подбирает не те слова. Я боюсь… Я не знаю…

— Сейчас ты говоришь понятно, Тулли. Ты меня понимаешь. И хватит недомолвок. Не смей мне говорить, что ты не понимаешь, слышишь? Ты же прекрасно знаешь, в каком мы положении.

— Я не понимаю.

— О нет, все ты понимаешь. Кто находится на этих кораблях, Тулли? Каков их план? Куда они летят?

45
{"b":"6155","o":1}