ЛитМир - Электронная Библиотека

— Уберите их, — потребовала Пианфар, показав стволом винтовки на чиновников махен. — Хасано-ма. У нас есть разрешение вашего Консула. Понимаешь?

Махе поспешно спряталась за охранников. Она стояла прижав свои маленькие ушки. У этих хейни было особое разрешение. На лице махе отразился ужас.

— Что ты вопишь, как резаная? Мой тебе совет — иди в центральный офис и оставайся там. Да побыстрее.

— Капитан! — прошипела Хэрел. — Слева.

Среди машин и установок дока мелькнула чья-то тёмная тень — кифы. Махе снова выскочила вперёд и замахала руками:

— Остановитесь! Стойте! Вы нарушаете закон!

Но толпа уже резко отхлынула назад и начала разбегаться, бросив на произвол судьбы махе и её немногочисленную испуганную охрану.

Кифы, словно тени, беззвучно приблизились к хейни. Один киф, облаченный в чёрную одежду, вышел вперёд. Остальные стояли поодаль с винтовками в руках. Казалось, весь док замер, было слышно лишь гудение вентиляторов и шипение насосов.

Закон. Что теперь закон — пустой звук. На Мкейксе законы махенов не действовали. А махендосет, которые считали станцию своей, чувствовали себя уверенно только тогда, когда в порту стояло несколько их кораблей-охотников.

Но сейчас этих кораблей не было.

Пианфар прижала уши.

— Ну что? — сказала она кифу в капюшоне, который встал недалеко от неё, держа свою винтовку наготове. — Нас сюда пригласили. Ваш по имени Сиккуккут. Ты от него?

Киф подошёл ближе. Поднялись стволы винтовок: Ким, Пианфар, Хэрел и Герен приготовились к бою, а Тирен… Пианфар было не видно, что делает Тирен, но, несомненно, та тоже была начеку.

Киф молча разглядывал их темными глазами с красными ободками. Его серая сморщенная кожа собралась на морде в складки.

— У меня к тебе послание, хейни.

Он протянул тонкую руку. В ней между когтями было зажато золотое кольцо.

Кольцо Тулли. Пианфар протянула руку, и киф бросил кольцо ей в ладонь, испытывая такое же отвращение к Пианфар, как и она к нему.

— Человек жив?

— Пока жив.

А Хилфи? Пианфар отчаянно хотелось спросить и о ней, но делать этого было нельзя, чтобы не показывать кифам, где её слабина. Она презрительно скривила рот:

— Передай Сиккуккуту, что я буду с ним говорить.

Последовала долгая пауза. Кифы стояли неподвижно.

— Вы прибыли сюда, чтобы торговаться. Хаккикт это знает. Мы выбираем нейтральную территорию. Возьмите с собой оружие. Мы тоже вооружены.

Все оказалось лучше, чем можно было ожидать. Но кифам нельзя верить.

— Мы можем поговорить и здесь, — предложила Пианфар. — Сейчас.

— Нам нужно время, чтобы все обсудить. Вы согласны подождать?

Пианфар отвела ствол винтовки в сторону и сморщила нос.

— Хорошо, — сказала она так спокойно, словно ни один хейни ни разу не свернул шею ни одному кифу или на землю Гаона не пролилось ни капли крови. — Хорошо, мы согласны, киф.

Он махнул широким рукавом: «идите за мной». И пошёл впереди своего отряда.

Пианфар двинулась за ними, слыша за спиной мягкий топот своих спутников и позвякивание их оружия.

— Капитан. — Голос тронула её за руку, — Не ходите с ними…

— Не подпускайте кифов к моему кораблю. Ты хочешь, чтобы ваша станция осталась цела?

Голос остановилась.

— Вы сумасшедшие, — звенело в ушах Пианфар, эхом отдаваясь от серых стен дока. — Вы сумасшедшие, если идете туда!

Глава вторая

Кифы, построившись, взяли их в кольцо, словно Окружив живой чёрной стеной. Запах сухой бумаги и аммиака смешивался с едкими испарениями благовоний и масла. Оружие кифов тихо позвякивало на ходу. Носить его при себе они не имели права, как, впрочем, и хейни.

«Гордость Шанур» стояла в том же доке, что и «Харукк», их не разделяло даже ограждение. Её залитая сумеречным светом палуба тускло поблескивала, возвышаясь над остальными кораблями, а за ней мигали красные огни станции — опасность, предупреждая о возможных беспорядках и катастрофе. Мкейкс затаился в ожидании.

Напротив доков, где обычно проходило техническое обслуживание кораблей, разгуливали кифы, провожая отряд хейни полными ненависти взглядами и перешептыванием. Окна светились неоновым, натриевым и аргоновым светом, расположенные наверху перекрытия скрывались в дыму, через который с трудом пробивался свет прожекторов станции.

— Проклятие, — прошептала Хэрел, шагая рядом с Пианфар. — Здесь одни кифы.

Те что-то бормотали по-своему. При этом они говорили в основном не по-кифски. Пианфар знала довольно много слов на их языке, но этих она не понимала.

Они прошли мимо дверей, из-за которых доносился запах травы и навоза, какие-то странные стоны И вой: здесь содержались животные. Хейни были прирожденными охотниками, но от этих звуков у Пианфар сжалось сердце. Кифы питались живой пищей. В том смысле, что поедали свою жертву в живом виде.

Такие ходили слухи.

Идущий впереди киф свернул в боковой коридор, по которому слонялись небольшие группы его соплеменников, сразу насторожившихся при приближении отряда хейни.

— Кк-кк-кк, — сказал один из кифов, что явно означало какое-то оскорбление. Ким остановился.

— Нет, — прошипела Пианфар, а Герен схватила его за руку. Они пошли дальше, кифы окружили их плотнее. Оружие хейни было спущено с предохранителей ещё в доке. Но за что здесь было воевать? Не только им, но и кифам?

Открылась дверь, и они увидели освещённую натрием комнату, воздух которой был густо пропитан запахом кифов. Хейни отчетливо услышали их чириканье и бормотание, и вдруг — дикий вопль, совсем не похожий на крики кифов, внезапно перешедший в визг.

— Здесь, — сказал их провожатый, махнув широким рукавом в сторону двери, — вас примет хаккикт.

— Ага, — кивнула Пианфар и шагнула в сумрак комнаты. Она сразу отошла в сторону, чтобы пропустить Хэрел и остальных хейни, окруженных плотным кольцом кифов, от запаха которых было нечем дышать.

В комнате находились столы и стулья, а также кифы: сидящие кифы, стоящие кифы.

А в дальнем углу, едва различимые сквозь зловещий свет и аммиачный дым, — две светлые фигуры, одна белокожая, другая коричнево-рыжая.

Неожиданно у Пианфар соскользнула с плеча винтовка, и тут же по комнате эхом прокатился лязг затворов, усиленный во сто крат. Не только кифы, но и хейни были начеку. Огоньки их лазерных винтовок светились, словно ярко-красные звёздочки.

Все замерли. Хейни прижались к стене, а Хилфи и Тулли были тут же окружены вооружёнными кифами.

— Сиккуккут! — изо всех сил закричала Пианфар. — Ты здесь, хаккикт?

Один из кифов неподвижно сидел в кресле-многоножке. Он медленно выбрался из него и поднял

— Ты меня поражаешь, Шанур. Что тебе нужно? Собираешься просить меня отпустить их?

— О нет. Собираюсь стоять здесь. Мы все будем стоять до тех пор, пока не прибудут мои друзья.

— Твои друзья?

— Пара кораблей-охотников. Так, на всякий случай, чтобы проследить за обстановкой, пока мы будем совершать сделку.

Киф медленно опустил руку. Он был похож на тень, медленно плывущую в оранжевом свете мерцающих ламп. До слуха Пианфар донесся короткий всхрап. Смех кифов.

— Так вот зачем тебе нужны были свободные места рядом с твоим кораблем. Хорошо, хейни. Очень хорошо. — Он махнул рукой в сторону пленников: — Ты хочешь забрать их прямо сейчас?

Пианфар заставила себя не смотреть в их сторону. Её винтовка была направлена в грудь хаккикта.

— Мы можем устроить здесь бойню, хаккикт. Позволь выражаться словами кифов: у нас есть сфик. Это моё эго. Так что мы останемся здесь. И будем стоять, сколько понадобится. Мы терпеливы. Может, хочешь что-нибудь передать? Чтобы для моих друзей закрыли док? Замечательно. Или попробуйте напасть на нас. Посмотрим, что будет.

Киф махнул рукой и уселся в своё кресло-многоножку, чёрная бесформенная масса посреди чёрных неподвижных колонн. Краем глаза Пианфар уловила движение пленников и услышала судорожный вздох.

5
{"b":"6155","o":1}