ЛитМир - Электронная Библиотека

— У вас свои интересы на Ануурне.

— О да. На Ануурне и в космосе. Снова молчание. Короткое фырканье.

— Пленники меня не интересуют. — Сиккуккут взмахнул левой рукой и передал свою чашу мгновенно подскочившему к нему кифу. — Можете идти. Я потратил на вас достаточно времени.

Пианфар встала и поклонилась. Хэрел тоже.

— А корабль? — сказала Пианфар.

— Мелочи. — Сиккуккут снова махнул рукой. — Потом. Скктотик.

Перед шлюзовой камерой стояли кифы. Они что-то принесли.

— Пусть подождут, — сказала Тирен. Хилфи повернулась и с бьющимся сердцем посмотрела на неё. Тирен осталась за старшего, теперь она принимала решения на борту «Гордости» и сидела в кресле Хэрел. Зная Тирен Араун достаточно давно, Хилфи также знала, что Тирен иногда действует под влиянием минуты, а сейчас этого нельзя было допустить. «Не отступать, не показывать страха…»

— Зараза, — с яростью сказала Тирен. — Хилфи, мне до смерти надоели эти кифы: лезут и лезут. Но надо посмотреть, что они там притащили.

— Ясно как день, нельзя перед ними пасовать, — сказала Хилфи. — Я пойду к ним.

— Возьми с собой Кима.

— Лучше Герен.

— Она нужна мне здесь. Возьми Кима.

— Хорошо. — Хилфи включила внутреннюю связь, уменьшив звук. — Герен, Тулли. Вас ждут в центральном отсеке. На Ким, спуститесь на нижнюю палубу.

Она почувствовала, что дрожит. Животный страх. Пианфар и Хэрел не было, а к ним на корабль пришли кифы с какой-то клеткой, полной вонючих насекомых, и банкой зерна и просили их пропустить.

Почтение хаккикта. Сиккуккута, который что-то не спешил отпустить Пианфар и Хэрел.

Герен пришла в отсек.

— Внизу кифы, — сообщила ей Тирен. — У нас гости.

Герен села в кресло, а Хилфи дрожащими руками достала из шкафчика тяжелую автоматическую винтовку и маленькие пистолеты для себя и Кима. Пришёл Тулли.

— Сядь за сканер, — попросила его Хилфи. — Помоги Герен.

— Пианфар в беде? — спросил Тулли. В его глазах появился страх. Дикий страх. — Что делать?

— Сядь! И не задавай вопросов! — Она вовсе не собиралась на него кричать. Сработал инстинкт, страх, раздражение. Самцы. Их время вступать в дело не пришло — пока. Но единственный, кто хоть как-то мог ей помочь, был самец, притом не её. Пианфар могла держать в руках Кима. Пианфар умела его убеждать и объяснять, что надо делать, но сейчас Пианфар не было с ними…

…и на Ким это прекрасно знал.

О боги, боги. Она захлопнула шкафчик. Тулли занял место за компьютером рядом с Герен, хоть какая-то помощь в этот тяжелый момент. Опытный и невежественный. И до смерти напуганный.

— Стойте там! — говорила кому-то Герен, Хилфи догадалась кому. Шур, конечно, тоже все слышала.

Хилфи пробежала по верхней палубе, волоча на себе тяжелую винтовку и держа в каждой руке по пистолету, и вскочила в лифт.

— Сюда, — сказал их провожатый, после того как они спустились в самое сердце корабля, пройдя бесчисленные дымные залы, освещённые натриевыми лампами коридоры, и подошли к наглухо закрытой двери.

За этой дверью находились клетки с толстыми железными прутьями.

— Подождать снаружи, капитан? — спросила Хэрел.

— Да, — ответила Пианфар, и Хэрел встала возле двери, положив палец на курок пистолета — быстро и решительно, и Пианфар снова порадовалась, что с ней был такой помощник.

Но и кифы сделали то же самое: один из провожатых вошел внутрь, пригласив её следовать за собой, остальные остались возле Хэрел.

Действие и противодействие.

Существа, закосневшие в убийствах и предательствах, — и хейни, из мира обширных поместий, ярких знамен и, о боги, да, своих собственных интриг, когда Дом шёл на Дом, но никогда в их истории не было отравленных чаш, а были только заговоры, измены и дуэли. Пианфар, вдохнув затхлый воздух, вошла внутрь. Среди мрака и черноты за прутьями клетки она едва различила какое-то цветное пятно. Сбившись в кучу, покрытые грязно-коричневым мехом, в углу клетки лежали жалкие, несчастные хейни.

…Хилфи…

Она тоже была здесь. В этом страшном месте. Ни одному нормальному хейни никогда не пришло бы в голову построить такую клетку и держать в ней разумных существ.

Очевидно, её привели сюда, чтобы напугать. Это устроил Сиккуккут. Он ничего не сказал — просто велел своим охранникам показать ей клетку и тех, кто в ней находился.

— …Приказ хаккикта, — сказали провожатые и повели их к лифту, а потом все дальше вниз, на корму «Харукка». Чтобы отдать пленников, как было обещано. Смысл этого был ясен: вкуси моего гостеприимства, хейни, по полной программе или скажи прямо, что боишься. Скажи это в присутствии моих подчиненных, и тогда мы решим, какую роль будут играть хейни в наших дальнейших планах. Мы будем знать, как с вами обращаться, — сколько вы можете вынести и сколько вам нужно дать. Ты такая же, как Эхран, охотница Пианфар? Когда ты начнешь бояться?

Это нам очень пригодится, когда мы встретимся В космосе, когда все будут решать нервы и время…

Как ты будешь реагировать, охотница Пианфар? Смогу я предвидеть твою реакцию или нет?

Пианфар подошла к решётке. Тела в углу клетки слабо зашевелились. Пленники попытались открыть глаза: они услышали звук открываемой двери. И тут увидели Пианфар.

В самом сердце тюрьмы, рядом с кифами, облаченная в роскошные одежды и золотые украшения, с оружием, стояла их давняя соперница Шанур.

— Держись возле меня, — сказала Хилфи, когда они с Кимом подошли к шлюзу, и посмотрела на него снизу вверх. — Прикрывай меня. Не стреляй по входу, ты можешь задеть и нас. Ты меня понял, на Ким?

— Да, — кивнул он и передёрнул ушами, и его глаза были совершенно непроницаемыми. Это Хилфи и беспокоило. Да ещё его молчание, пока они шли по коридору.

— Если ты начнешь стрелять, это может стоить ей жизни, понимаешь? Может, они просто принесли еду нашему кифу…

— Я ещё не выжил из ума, — сказал, вздыбив шерсть, Ким. — Их прислал Сиккуккут. Он что-то затевает.

Надо же, Ким думает.

— Я уверена в этом, — сказала Хилфи и нажала на кнопку. — Открывай, Герен.

— Я слежу за вами по монитору, — раздался голос Тирен. — Будь осторожна, кузина. И ничего у них не бери.

Тахар медленно поднялись на ноги. На их шерсти и гривах запеклась кровь. Старшей — её звали Ги-лан — кифы прокусили плечо, и страшная рана, покрытая запекшейся кровью, не давшей Гилан умереть от кровотечения, тускло поблескивала во тьме камеры. Изранена была не только Гилан. У Кэнфи Маурн была замотана тряпкой рука, и, судя по количеству крови, рана была глубокой.

— Выводи их, — решительно сказала кифу Пианфар. — Ты получил приказ.

— Кккт. — Киф поднял голову. — Не смей мне приказывать, хейни.

— Я капитан, ты, безухий ублюдок, и я не думаю, что твой хаккикт очень расстроится, если одним кифом станет меньше.

— С-с-с-с. Я выполняю приказы только хаккикта. Отвяжись, хейни.

Шлюзовая камера открылась. Они увидели группу кифов, чёрные одежды которых ярко выделялись на фоне оранжевого света, освещающего вход. Двое кифов держали большую металлическую клетку, в которой возились и пищали какие-то существа. Хилфи вдохнула ледяной воздух. К запаху аммиака прибавился ещё какой-то отвратительный запах.

— Поставьте здесь, — сказала Хилфи, махнув пистолетом. — Мы сами заберем.

— Но нам приказано сделать все самим, — сказал киф, стоящий слева, и потащил клетку через порог люка.

— Стоять! — Хилфи схватила винтовку обеими руками и вспомнила, что здесь стрелять нельзя. Прижать кифов к стене. Стрелять наверняка. От ужаса у неё тряслись руки.

Внезапно перед Хилфи возникла живая коричнево-рыжая стена.

— Она велела вам стоять! — рявкнул Ким и мгновенно схватил ближайшего кифа.

— Осторожно! — крикнула Хилфи. В сторону Кима полетела клетка с визжащими тварями. С оглушительным звоном она ударилась об пол, и Ким расплющил её ногой. Схатив кифа за одежду, он со всего маху ударил его о стену, но тут на него ринулись остальные кифы. — Ким, уйди!

51
{"b":"6155","o":1}