ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Реальность под вопросом. Почему игры делают нас лучше и как они могут изменить мир
Лживый брак
Витающие в облаках
Если любишь – отпусти
Князь Пустоты. Книга третья. Тысячекратная Мысль
Дети судного Часа
Затонувшие города
Одна история
Омерзительное искусство. Юмор и хоррор шедевров живописи

— Будь осторожен, хаккикт, — предупредила Пианфар. — Если один из моих друзей закричит от боли, я могу сорваться, понимаешь?

Сиккуккут поднял руку:

— Охотница Пианфар, тебе следовало бы родиться кифом. Обещаю, мы обсудим твоё предложение.

Они могли погибнуть, погибнуть все до единого, из-за этого кифа. Из-за того, что поверили ему. Но он все же хоть что-то предлагает. Она глубоко вздохнула:

— Прекрасно. Подождём моих друзей.

— Они у тебя в самом деле есть?

— В самом деле.

— У тебя быстрый корабль, охотница Пианфар.

Киф снизошел до того, что почти выразил удивление. Это был, да помогут им боги, жест примирения. Или насмешка. Или какая-то уловка.

— Чего ты хочешь? — спросила Пианфар. Она должна была задать прямой вопрос. Иначе они могли уже никогда не выйти из этой комнаты. — Ты хотел меня видеть. Зачем? Что тебе нужно?

Последовало долгое молчание.

— Скокитк, — приказал киф. «Прекрати». Скокитк!

Светлая фигура с глухим стуком упала на колени. Коричнево-рыжая опустилась возле неё на корточки. Пианфар даже не повернула головы.

— Хилфи, — сказала Пианфар. — Очень осторожно. Встань и подведи Тулли к нам.

— Нет, — возразил Сиккуккут. — Это было бы неразумно.

— Тогда мы подождём, — сказала Пианфар. — С ним всё в порядке, Хилфи?

— Пока да, — проговорила Хилфи тонким и звонким голосом. Пианфар слышала прерывистое дыхание человека, видела, как тяжело и медленно он встает на ноги. — Пока.

— Давайте, — предложил Сиккуккут, подперев рукой свою длинную морду, — все же уладим этот вопрос. Давайте прекратим дискуссию и поговорим как союзники.

— Как союзники на земле махенов.

— Мкейкс — нейтральная территория. Давайте вместе встретим ваших друзей, когда они прилетят.

— Мы их подождём.

— Если вам действительно есть кого ждать.

— Да, есть. Ваши корабли стоят носом к станции. Очень удобная цель.

— Если бы вы намеревались здесь погибнуть, то сначала уничтожили бы своих соплеменников.

— Может быть.

— Значит, ваши прибывающие корабли для нас не опаснее, чем вы. Вы собираетесь убраться отсюда. Я тоже. Значит, ваш приз в полной безопасности. Мой тоже.

Мышление кифов. Странное, запутанное.

— Какой приз, киф?

— Ты, — сказал Сиккуккут. Наклонившись вперёд, он выбрался из своего кресла. — Ты здесь. И твои союзники тоже. Я не торговец. Торговля меня не интересует. Я совершаю сделки иного рода. Юная Шанур, подойди сюда. Только медленно.

— Тулли, — услышала Пианфар голос Хилфи, — идем.

— Нет, — возразил Сиккуккут. — Он наш. А ты можешь идти, юная Шанур.

Наступила тишина.

— Хилфи! — Пианфар, не отрываясь, смотрела на Сиккуккута, направив на него ствол винтовки. — Уходи отсюда. Быстрее.

— Но ведь он…

— Быстрее.

Кифы задвигались, скрыв светлую фигуру Тулли. Пианфар следила за Сиккуккутом, пока Хэрел и остальные держали на мушке других кифов. Рядом раздалось тяжелое дыхание Хилфи.

— Дай мне оружие, — донесся её хриплый голос.

— Стой, где стоишь, — прошептала Пианфар. — Просто стой и не закрывай мне цель, дуреха.

— Заберите отсюда Тулли.

— В своё время, — сказал Сиккуккут. — Возможно.

— Что возможно? — спросила Пианфар.

— Когда прилетят твои друзья?

— Они уже здесь, — сказала Пианфар.

Сиккуккут взмахнул рукавом, его одежды зашелестели.

— Стой спокойно, хаккикт.

— Хм.

— Мой тебе совет. Стой, где стоишь.

Одним выстрелом она могла бы его убить. И если бы весь её экипаж открыл огонь, да ещё под прикрытием стены…

— Ты выбрал не слишком подходящее время, чтобы покинуть док. Хилфи, шевелись. Идем отсюда.

— С твоими союзниками, — сказал Сиккуккут, — я тоже согласен иметь дело. Вам незачем торопиться. — Он подошёл к Пианфар и подставил грудь под прицел винтовки. — Стреляй, охотница Пианфар. Или признай, что я разгадал твой замысел.

— Не провоцируй меня, киф.

— «Цивилизация», Разве это не ваше слово? «Дружба»? Махендосет, которые погибнут по вашей вине, — ваши союзники. Но ваша собственная жизнь все же дороже. Я буду вашим союзником, охотница Пианфар, как было на Кейшти. Разве нет? Многим тогда хотелось захватить эту юную хейни и человека. Они достались мне. Я обеспечил им безопасность. Разве это не дружественный акт?

— Ты хочешь, чтобы мы убрались отсюда до того, как прибудут остальные хейни. Так?

— Я согласен иметь с тобой дело, охотница Пианфар. Нанхит! Скки суккуткут шик'хани сккуннокт. Хшштк!

Кифы неохотно опустили винтовки. По телу Пианфар пробежала крупная дрожь, её сердце отчаянно колотилось. Но оружие она держала крепко.

— Можете идти, — сказал Сиккуккут.

— Хэрел, выводи их отсюда. Всех.

— Капитан…

— Шевелитесь! — Она услышала тихие проклятия. — Ким! Вон отсюда.

— Пойдем, — сказала Хэрел. Пианфар было слышно, как шуршит одежда хейни, мягко топают их ноги и тихо звякает оружие.

Теперь она осталась одна. Одна среди кифов. И ещё Тулли и Сиккуккут.

— Ты хочешь умереть вот так? — спросил хаккикт.

Нос Пианфар сморщился, что у хейни означало улыбку.

— Ты что, боишься меня, киф?

Сиккуккут подошёл к Тулли и мягко тронул его за плечо:

— Последний приз. Я немного подержу его у себя, а тебе дам другой, возможно, за твой сфик. Твой экипаж стоит за дверью. Они тебя хорошо слушаются?

— Они меня понимают.

Киф внимательно смотрел на неё из-под капюшона, полностью скрывающего его лицо. И вдруг засмеялся трескучим смехом. Его рука отпустила плечо Тулли.

— Корабли-охотники.

— Они будут здесь.

— Схи нокктхи.

Киф снова вернулся к своему креслу, возле которого стоял стол с узорчатой чашей. В этой чаше кто-то пищал и барахтался и отчаянно заверещал, когда киф сжал его в своей руке. Внезапно визг оборвался. Киф что-то положил в рот и медленно задвигал челюстями. Потом взял чашу и сплюнул в неё.

Пианфар прижала уши.

— Хочешь пообедать со мной? — спросил Сиккуккут. — Думаю, что нет. — Костлявой рукой он показал на Тулли: — Знаешь, с тех пор, как мы его захватили, он не произнес ни слова. Ни единого. Иногда он издает какие-то звуки. Мне нравится такой сфик. Но я хочу, чтобы он заговорил. Может, у тебя получится?

«Забери его от меня, — хотел сказать киф, — сделай что-нибудь, если сможешь».

— Махены посадили его на твой корабль на Центральной, — продолжал Сиккуккут. — И все? Больше «Махиджиру» ничего не привез? Золотозубый. Разве не так вы зовете того махе? Его зовут Исмехананмин. Мы с ним старые знакомые. Я предлагал ему союз. Он предпочел отказаться. — Сиккуккут снова сунул морду в чашу. Потом поднял голову. — Я думаю, это фанатизм.

— Думай, что хочешь. Давай лучше поговорим о Тулли.

— Я был скку у Акуккака. Вассалом, как сказали бы вы. И его возможным наследником, выражаясь языком хейни, но это неточный перевод. Вы оказали мне услугу.

— Убив Акуккака?

— Да. У нас с вами довольно часто были общие интересы. Например, этот человек. А ты заметила стишо? Откуда он взялся на станции? Стишо повсюду рассылают своих эмиссаров. Даже сюда, на Мкейкс. Когда эти травоядные начинают сеять ветер, жди бурю. А буря идёт, хейни. От Льена до Аккейта и на Мкейкс. Даже на Ануурн. Только глупец может отказаться от моего предложения. А ты не глупа.

— Да, не глупа.

Он поставил чашу на стол.

— «Махиджиру» — один из ваших кораблей?

— Нет. Я думала, ты скажешь «потерянных кораблей».

— Возможно. Исмехананмин любит сюрпризы.

— А что с соплеменниками Тулли? Что случилось с ними?

Киф пожал плечами.

— У тебя было кольцо, будь оно проклято. Оно попало к тебе с «Иджира». Как ты это сделал?

— У меня есть агенты. Даже среди отродья Актимакта. Это кольцо проделало большой путь, не так ли? Как и сам Тулли. Возможно, он получит его снова, от тебя.

— Это ты захватил его корабль?

— Я? Нет. Его захватил Актимакт. Это был его приз. А мой приз у меня. Возвращайся на свой корабль. Мне бы очень не хотелось бы, чтобы твои прибывающие союзники неправильно меня поняли. Если с моими кораблями в доке что-то случится… В общем, ты меня понимаешь. Это было бы крупной ошибкой.

6
{"b":"6155","o":1}