ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Случайный лектор
Наследник из Сиама
Черновик
Лик Черной Пальмиры
Рубикон
Брачный вопрос ребром
Как спасти или погубить компанию за один день. Технологии глубинной фасилитации для бизнеса
Нож. Лирика
Бельканто

Всюду измена. Только кифы никого не предали. Только кифы держали своё слово. Как Сккукук, который снова был с ними и сидел, словно бесформенная тень, в самом хвосте лихтера. Сккукук, который ещё ни разу их не обманул.

Верность?

«Его очень привлекает твой сфик, он хочет тебе служить», — так сказал Сиккуккут.

Она подумала, что, может быть, именно возможность выбора и привлекла Сккукука на сторону нового капитана.

Шур. Джик. Холод пронизывал её до костей, она замерла, когда начала действовать перегрузка, но вот за окном показалась белая громадина. Началось торможение, замелькали белые и чёрные тени — за окном проплыл корабль кифов. Медленнее, медленнее. Ниже и ниже, туда, где стояла «Гордость». Подошли с первого раза, хвала богам. Сейчас сработают шифры и вытянется грузовая стрела, по которой они попадут на корабль.

Показался гигантский конусообразный нос корабля, рядом с которым лихтер выглядел просто карликом. Второй пилот включил гидравлику, приготовившись к посадке. Лихтер скользнул в освещённый зелёным светом проход.

Потом качнулся и плавно опустился на стрелу. Никакого лязга и скрежета. Идеальный док.

«Высокомерный, но летчик отличный, — подумала о кифе Пианфар. Но если бы он не был отличным летчиком, разве служил бы он тогда на «Харукке»?» Но как только она перестала отвлекаться, снова нахлынула мучительная тревога. Тихо взвыли системы лихтера, «Гордость» содрогнулась, когда пришла в движение её давно стоящая без дела грузовая стрела, замигал датчик, определяющий, на какую длину нужно выдвинуть стрелу.

Перегрузки прекратились, лихтер остановился. Пианфар отстегнула ремни и начала пробираться к выходу через колени Кима и Хэрел. За ней последовала Дюр Тахар.

— Дюр, — сказала Пианфар, — добро пожаловать на борт. Хочу сказать тебе это снова. Надеюсь, скоро ты вернешься на свой корабль.

— У тебя и своих проблем хватает.

— У нас есть медицинское оборудование. «Восходящая луна»…

— Мы сами справимся. У меня хороший экипаж. Пиратство… приносит прибыль, Пианфар. Мы позаботимся о Хаури. И об остальных.

Пианфар кивнула, выпрямилась и слегка покачнулась. Наверху открылся доступ.

Дюр Taxap схватила её за руку:

— Послушай, я знаю, ты специально ходила к кифам, чтобы выручить мой экипаж. Ты не бросила их — они рассказали, как вы с Хэрел тащили Хаури через док…

— Ну, чего там…

— Эй, — Дюр крепко сжала её руку, — Шанур! Хочешь моё слово? Хочешь, я отдам тебе всё, что у нас есть? Оно твоё.

— Берешь пример с меня?

— Кровь и очаг, Шанур.

Пианфар медленно кивнула. Они не могли говорить на борту лихтера, поскольку весь он прослушивался и просматривался на мониторах, кроме того, их слова могли записывать. Даже пользоваться диалектом было небезопасно: кифы могли установить свои переводчики. Так что и речи быть не могло, чтобы упоминать такие вещи, как их планы в отношении Центральной или что делать, если часть хейни перейдет на сторону врага.

Или что делать «Восходящей луне» с хаккиктом, если ему придётся бежать.

— Я верила вам, — сказала Пианфар, — даже когда вас проклинали все.

— Мы с тобой, я уже сказала тебе.

Пианфар посмотрела в глаза Тахар; в это время открылся люк, и экипажи начали отстегивать ремни. Вспомнив, что их могут записывать, Пианфар глазами показала вверх. Дюр Тахар слегка кивнула.

— Есть один корабль, который мне очень хочется заполучить, — призналась Пианфар.

— «Бдительность», — поняла Тахар.

— Да, «Бдительность».

— Я не возражаю.

— Ага.

Сверху хлынул оранжевый свет, и люк лихтера открылся. Пианфар, не обращая внимания на кифов, потянулась за лестницей, но её опередила Хэрел, которая первой вскарабкалась туда, где виднелся тускло освещённый люк «Гордости». Хэрел достала из кармана кусок одежды какого-то кифа, обернула им застывшую от космического холода ручку люка и дернула. Люк с шипением открылся, обдав их ледяным воздухом. Хэрел посмотрела вниз, на море яркого белого света, Пианфар, не церемонясь, толкнула её в спину, и Хэрел полезла вверх.

Пианфар последовала за ней, чувствуя, как лестница зашаталась под чьей-то тяжестью. Она ступила в залитый ярким светом запасной шлюз и повернулась, чтобы вместе с Хэрел помочь подняться Тирен, потом Герен, следом появился Тулли, затем Хилфи и Ким, чья рука опять начала кровоточить, несмотря на то что кифы покрыли рану слоем искусственной плазмы. Совершенно забыв ещё об одном члене своего экипажа, Пианфар занялась было раной Кима, как вдруг услышала какой-то шорох. На лестнице показалась чёрная тень и начала карабкаться вверх.

Пианфар наклонилась и подала ему руку: Хэрел не собиралась этого делать. Темные костлявые пальцы Сккукука крепко сжали её руку, и вот он уже легко, как все кифы, скользнул в шлюз, подняв голову и широко раскрыв глаза.

Итак, сам капитан помог ему забраться в корабль. От возбуждения у Сккукука сверкали глаза и раздувались ноздри, и Пианфар вдруг стало противно. Люк опустился вниз и наглухо закрылся, когда Хэрел нажала на кнопку. Открылся внутренний люк, ведущий в коридор.

— Герен, — сказала Пианфар, — вперёд!

— Есть! — И маленькая хейни бегом бросилась в коридор.

— Закрывайте вход! — крикнула остальным Пианфар и побежала вслед за Герен на верхнюю палубу, в центральный отсек, где, да помогут им боги, неизвестно что творилось.

Она услышала, как закрылся люк. В коридоре загорелся свет, как только мониторы засекли шаги Герен и её.

Лифт находился внизу, куда спустился автоматически, когда начал открываться входной люк. Двери открылись, Герен и Пианфар влетели в кабину, и Герен поспешно нажала кнопку. Лифт стремительно начал подниматься.

Герен задыхалась. Её уши были прижаты, глаза сверкали. Она была на грани паники и старалась не смотреть на Пианфар, следя только за мигающей лампочкой лифта.

Сейчас было не время утешать. Ни к чему.

Они ворвались в главный коридор — в сторону, пища, кинулся кто-то маленький и тёмный и скрылся в боковом коридоре, впереди запрыгал, удирая, ещё один. «О боги, что это?» Пианфар не стала его преследовать, сейчас её мысли были заняты другим. Бросив быстрый взгляд за распахнутую дверь каюты Шур, она увидела, что там никого нет. Постель была пуста, простыни сброшены, трубки валялись на полу, а на оборудовании, отданном им Золотозубым, горели сигналы, предупреждающие о неисправности. Резко развернувшись, Пианфар вихрем полетела вслед за Герен в отсек, где они увидели худое коричнево-рыжее тело, которое лежало в кресле Хилфи. Рядом валялся пистолет. Рука Шур бессильно свесилась с ручки кресла, голова покоилась на клавиатуре.

Герен осторожно подняла голову сестры и бережно прислонила Шур к спинке кресла. Челюсть Шур отвисла. Пианфар хотела помочь — и увидела, как дрожат её собственные руки.

Шур слабо шевельнула ушами, закрыла рот, приоткрыла глаза и вдруг отчаянно рванулась к компьютеру и своему пистолету.

Пианфар удержала её.

— Все хорошо, все хорошо, — приговаривала она, обнимая Шур, в диких глазах которой начало появляться осмысленное выражение. — Это мы.

— Боги, — сказала Герен, опускаясь на колени возле кресла. Её била крупная дрожь. — Чёрт тебя возьми, Шур, что ты тут делаешь?

Шур повернула к ней голову.

— Все выбрались? — еле слышно спросила она. Заработал лифт.

— Они поднимаются, — сказала Пианфар. — Даже Сккукук вернулся, чёрт его дери.

— Он с вами? — хрипло прошептала Шур. — Боги, а я думала, он бегает по кораблю. Я видела кого-то — такие чёрные, маленькие — и больше никого, о боги. — Шур откинула голову и облизнула губы. — «Бдительность» ушла, капитан. Я хотела стрелять, хотела её остановить. Не смогла. Но оружие все ещё наготове…— Она показала на кресло Хэрел. — Добралась сюда… не помню как… В коридорах эти маленькие твари…

Пианфар подошла к своему рабочему креслу. На панели горел красный сигнал — оружие готово к бою. Выключив его и закрыв кнопку колпачком, она увидела, как из лифта высыпал весь экипаж, вместе с кифом.

62
{"b":"6155","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Патриотизм Путина. Как это понимать
Вне сезона (сборник)
Метро 2033: Нити Ариадны
Рефлекс
Дар или проклятие
Шесть столпов самооценки
Мой знакомый гений. Беседы с культовыми личностями нашего времени
Доктор Данилов в Склифе