ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она направлялась к дому.

Время от времени Джиран отдыхала, гребя к уступам Бэрроу и работая так быстро, как позволяло ей дыхание. Ужас, который она испытала у короны Анла, казался теперь улетучившимся, исчезнувшим из памяти, так же как и внутренности гробницы, а ночные кошмары – граничащими с нереальностью. Страх все еще сжимал ее горло, но сейчас куда большей угрозой была туча на севере, озаряемая вспышками молний.

Она боялась самих холмов, которые стали прибежищем для маленьких существ, с которыми ей не хотелось делить эту ночь, крыс, тени которых мелькали по берегу, а также змей, которые шмыгали в траве, где она отдыхала.

Течение открыло новые каналы, места, совсем незнакомые ей, и преобразило даже хорошо знакомые холмы. Она направляла лодку по течению, руководствуясь звездами, которые стали затягиваться облаками. Она чувствовала, что ее несет на юг, и старалась понять, где находится. Наконец-то перед ней поднялись над водой очертания старинных зданий Чадриха. Ее сердце забилось от радости, потому что она знала, что все сомнения и опасности теперь позади.

Журчание воды и веселая песенка лягушек и других существ в высокой траве были словно прелюдией к движению лодки, шлепкам весла по воде, шуршанию речного дна под днищем. Джиран собрала все силы, чтобы встать на ноги, теперь со смелой уверенностью балансируя на плаву. Лодку прибило к затопленным хорошо знакомым камням.

Чадрих. Она помнила, как в девять лет была выкинута отсюда, из дома, и помнила людей, которые показывали пальцем на нее, на ребенка Бэрроу, околдованного дьяволом, потому что они знали, что этот ребенок – фея, которая видит мечты. Она была безутешна, видя опустевшие дома и окна с пустыми проемами. Люди Хелма, которые жили здесь впоследствии, ненавидели людей из Бэрроу. Но затем, когда ей было двенадцать, все они утонули. Вода забрала их, и она даже не могла вспомнить, как они выглядели.

Джиран толкнула лодку ближе к берегу, пустив ее по узкому каналу, который когда-то был улицей, вымощенной камнями. Опустевшие и обескровленные здания смотрели ей вслед; руины превратились в гнездовья встревоженных птиц. Достигнув края Чадриха, она увидела на фоне черного неба первые северные очертания Бэрроу и обрадовалась – там находится ее дом. По сторонам замелькали холмы – огромные конические вершины, которые опять напомнили ей затянувшееся тучами небо. И тот свет, мелькающий за деревьями, как звездочка в сумерках, впервые увиденный ею, должен быть светом с башни крепости Бэрроу, светом дома.

Теперь вода была спокойной и неглубокой. Джиран оглянулась назад: за холмами не было ничего кроме пустой темноты. Она заставила себя забыть об этом и стала смотреть только вперед, на огонь, к которому она направляла свою лодку. Свет стал мигать заметнее, неожиданно поднялся ветер, который задирал ей юбку и ерошил воду. Она услышала легкий шепот камней и кустов, росших на болотах Бэрроу. Начинался шторм, отсветы танцевали на черной воде. Джиран стала работать сильнее, когда первые капли упали на нее, заставляя искать прибежище почти рядом с домом. Вслед за своими гребками она стала слышать всплески воды, похожие на шаги шагающего человека, может быть, где-то на другой стороне холма. Она остановилась на минутку, отдавая лодку на волю волн, но звук не прекратился. Может быть, это какое-то животное выбежало из болот, потревоженное грозой. Здесь обитали дикие пони и еще встречались олени. Она позволила лодке плыть самой по себе, а сама прислушивалась к звукам, пытаясь определить, было это четвероногое или двуногое существо.

И холодный пот выступил на ее коже. Может быть, это один из ее сородичей ищет дом. Но оно двигалось неустанно и независимо от звуков ее лодки и не отвечало на ее голос. Она почувствовала, как волосы на затылке зашевелились, когда представила себе дикое животное, случайно забредшее сюда. Разные вещи случаются во время наводнения и грозы. И вдруг раздался крик, тоненький, разнесшийся в воздухе по холмам. Она решила, что это блеет какая-то глупая коза. Как близко она от дома. Она даже хихикнула. Наверное, это кто-то из домашнего скота.

Лодка начала двигаться еще быстрее. Джиран боялась, что звук, который она будет производить веслом, привлечет к ней внимание, и потому пустила лодку по основному течению воды, бурлящей вокруг холмов. Она должна остановить это. Она пользовалась веслом осторожно, но все же производила шум, несмотря на все попытки двигаться бесшумно. Она весьма беспокоилась о том золоте, которое блестело в лунном свете около ее ног, сокровище, которое могло соблазнить преступников или духов, если они здесь были. Совершенно одна в темноте, она стала думать о том, откуда эти предметы взялись, и стала волноваться о маленьком амулете в виде чайки между ее грудей, который покалывал при каждом движении. Вещичка, которая лежала между пальцев мертвого короля.

Она недооценила канал, стараясь не производить шума. Весло стало бесполезным, и она беспомощная дрейфовала по течению, ожидая момента, когда оно снова вынесет ее на мель. Лодку крутило, но на повороте к острову она замедлила свой ход. И тут Джиран лицом к лицу столкнулась со всадником, с темной фигурой человека на лошади, которая была по живот в воде. Всадник и его лошадь были единым целым. Джиран стала нервно искать дно, не спуская со всадника глаз. Страх сковал ее руки, она не могла крепко держать весло. Всадник оказался близко к ней, и она увидела под остроконечным шлемом бледное лицо молодого человека. Его черная лошадь топталась на месте, вращая большими блестящими глазами.

Джиран не могла кричать. Он повернулся в ее сторону и что-то прокричал ей тонким голосом, рассеявшимся по ветру. Она вспомнила о весле и налегла на него, пытаясь отвести лодку в другой канал, ища путь из этого лабиринта. Вода за ее спиной плескалась под черной лошадью, она чувствовала это даже не оглядываясь назад. Она двигалась теперь больше с яростью и испугом, чем с осторожностью. Волосы ослепляли ее. Наконец она оглянулась и сквозь пряди волос увидела на фоне освещенной воды его черный силуэт. Джиран повернула голову, и в то время, когда плоскодонка проходила между двух холмов, впереди замерцал спасительный огонек башни крепости Бэрроу. Она изо всех сил старалась не думать о том, что, оказывается, ее преследовало. Черный король в маске, чьи непотревоженные кости она оставила лежать там, в глубине холма. Ей стало холодно, от усталости она не чувствовала рук и ног, лишь биение сердца и покалывающую боль в груди при дыхании.

Укрепление Бэрроу заняло все ее мысли, она плыла к нему, ловко огибая холмы и задевая кусты. Уже на берегу, обернувшись, она даже на расстоянии все еще могла различить черного всадника. Она бросила весло на землю, за веревку подтащила плоскодонку на берег, скользя по мокрой земле. Ей был уже слышен шум приближающегося всадника, и она сложила куски золота в свою юбку, затем бросилась бежать, цепляясь босыми ногами за траву. Перед и над ней маячил дом, поскрипывающий ставнями на окнах, сквозь которые пробивался свет, и старый огонь на башне, направляющий заблудившихся детей Бэрроу домой.

Она уронила кусочек сокровища, подняла его, опять пустилась бегом. Хлестал дождь, ветер со страшной силой бросал капли ей в глаза, доносились раскаты грома. Она ощущала хлюпанье воды за своей спиной, чувствовала большое тело и, оглянувшись назад, снова увидела черную лошадь и всадника. Огни холодно мерцали на воде, освещая его бледное лицо. Стали неистово лаять собаки. Она притронулась к своим приносящим счастье амулетам, придерживая подол юбки, и продолжала бежать, слыша всадника за своей спиной. Трава была скользкой. Джиран уронила кусочек золота, но у нее уже не было времени остановиться. Ноги опять поскользнулись на камнях, которыми была вымощена дорога, и она бросилась к закрытой двери.

– Дедушка, – закричала она, стуча по мокрому дереву. – Быстрее!

Она слышала за собой всадника, звуки животного, ступающего по мокрой земле, звон металла, тяжелое дыхание. Она опять глянула через плечо и увидела, что всадник помогает лошади взбираться на холм. Ноги отказали ему, он потерял равновесие и упал, зацепившись за упряжь коня. Джиран видела в свете молнии отблеск его шлема.

7
{"b":"6156","o":1}