ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Культ предков. Сила нашей крови
Методика доктора Ковалькова. Победа над весом
Я боюсь собеседований! Советы от коуча № 1 в России
Женщина начинается с тела
Прыжок над пропастью
Ложная слепота (сборник)
Последняя гастроль госпожи Удачи
Экспедитор. Оттенки тьмы
Сновидцы
A
A

Кэролайн ЧЕРРИ

ПОДВАЛЬНАЯ СТАНЦИЯ

1

Дословный текст из:

Гуманная революция «Войны Компании» #1

Образовательные публикации Резьюн: 4668-1368-1

Одобрено для 80+

Представьте себе все разнообразие человеческих рас и культур, втиснутых в пространство одной-единственной планеты. Где ни копни — обнаружишь окаменевшие человеческие кости и всюду натыкаешься на останки погибших за последние десять тысяч лет цивилизаций. Представьте себе, что, когда одни люди впервые вышли в космос, другие в это время все еще охотились на диких зверей, собирали коренья, пахали сохой, пряли вручную овечью шерсть и готовили пищу в печах, которые топили дровами.

Народами планеты управляли разнообразнейшие председатели, советники, короли, министры и президенты, парламенты и съезды, советы и комитеты. Одновременно существовали республики, олигархии, монархии, теократии, плутократии и партократии. Все это росло и развивалось тысячелетиями и цвело пышным цветом.

Такой была Земля. И именно отсюда были впервые запущены звездные зонды.

Станция Сол уже существовала, довольно примитивная станция, но уже тогда она была автономной. Ее научные достижения были премированы отменой налогов. Потому-то Сол и создала ряд проектов, начиная с первого образца звездного зонда и заканчивая полетом пилотируемого реактивного космического корабля к ближайшим звездам.

Первой из реактивных модулей была, разумеется, легендарная Гайа, которой надлежало доставить компоненты Альфа-станции к звезде, известной в те времена как звезда Барнарда, и оставить там тридцать инженеров и ученых, осознанно согласившихся на невообразимую по тем временам изоляцию. В их задачу входило построить станцию из скально-ледовой неразберихи, которая окружала звезду, выполнить научные исследования и поддерживать связь с далекой Землей.

Сначала думали только об одноразовых космолетах, своего рода усовершенствованных звездных зондах. Но космический корабль с людьми на борту должен иметь возможность вернуться в случае неудачи. А поскольку вероятность провала экспедиции была достаточно высокой, победила идея кораблей многоразового использования. Мыслилось это так: Гайа доставляет людей к звезде Барнарда и остается на несколько лет, если там не окажется условий и материалов, необходимых для самостоятельного функционирования Альфа-модуля, до завершения программы исследований. После этого станция сворачивается, и все возвращаются домой. Если же звезда окажется гостеприимной, Гайа, пробыв там какое-то время, (пока Альфа не стабилизируется на орбите и не заработает на полную мощность) вернется на Сол с немногочисленным экипажем. И тогда ее, переоборудовав, можно будет снова отправить в рейс — например, с запасом сырья или каких-нибудь редкий минералов, дефицитных на Альфе. В то далекое время, когда полеты в дальний космос только начинались, считали, что возможность личного человеческого контакта с исследователями, затерянными в необозримых пространствах Вселенной, еще важнее доставки грузов.

Опираясь на предварительную информацию об исключительном успехе экспедиции и возвращении корабля, почерпнутую из непрерывного многолетнего потока сведений с Гайи и станции Альфа, на Земле обучали экипаж на замену и деловито готовили повторную экспедицию.

Однако экипаж Гайи почувствовал, что корабль стал им в большей степени домом, чем эта преобразовавшаяся планета с совершенно чуждой культурой. Возможно, сыграли свою роль релятивистские эффекты. Так или иначе, но во время пребывания на станции Сол, астронавты ощутили себя совершенно несчастными и внезапно вернулись на Гайю, чем привели власти станции в совершенное замешательство. Однако именно такой поступок позволил им стать истинными хозяевами своего корабля и отправить экипаж-замену подождать следующего рейса.

Другие экипажи последующих экспедиций приходили к тому же решению, превращая себя в вечных скитальцев. Они смотрели на свой маленький корабль как на собственный дом, имели на борту детей и, так как звездные станции и сопутствующие реактивные корабли множились, просили у Земли и станций только горючее, провизию, а также переоборудования их кораблей для большей вместимости и оснащения по возможности более усовершенствованными двигателями, чем те, которые были установлены при предыдущей стыковке.

Звездные станции в системах десятка звезд оказались связанными друг с другом регулярными рейсами таких кораблей. Но в тогдашней изолированности, когда послания передавались всего лишь со скоростью света, а корабли летали еще медленнее, люди каждой станции были оторваны во времени от всех других по меньшей мере на четыре или пять лет и в этих условиях учились вести жизнь, которая была до невозможности чужда людям, живущим на Земле.

Сведения о том, что существует разумная жизнь на одной из планет звезды Пелла, (которую земляне когда-то называли Тау Кита) пришли на Землю с десятилетним опозданием. К тому времени, как подробные инструкции достигли Пеллы, люди там уже лет двадцать общались с даунерами. А ученые, продвигаясь по длинному маршруту от станции к станции, смогли прибыть туда гораздо позже. Их путь лежал к человеческой культуре, почти такой же незнакомой, как и сами даунеры.

Так же как с нашей точки зрения трудно представить Землю тех времен, тем землянам практически невозможно было понять аргументы космонавтов, которые отказывались покинуть свои корабли и, в свою очередь, находили лабиринт коридоров станции Сол хаотичным и ужасающим. Даже жители станции Сол, практически, не могли понять жизнь своих современников в глубоком Запределье — современников, чья культура была построена на истории, опыте и легендах, связанных с трудностями жизни на дальних станциях и знаменитых космических кораблях, чем событиями в зеленом и беспорядочном мире, который они видели только на картинках.

Земля, озабоченная перенаселением и политическими кризисами, приписываемыми в значительной мере древнему соперничеству, тем не менее процветала, до тех пор пока была средоточием прогресса человечества. Неожиданное стремление обитателей станции к новому обиталищу на Пеле превратилось в паническое бегство. Привлекательным казалось обилие пищи, примитивное и дружелюбное местное население, доступность полезных ископаемых, свободно летающих в космосе. Станции, находящиеся между Землей и Пеллой, закрывались, прерывая торговлю в Великом Кольце и порождая экономический хаос на Земле и станции Сол.

Земля попыталась повлиять на происходящее — после десятилетнего опоздания земные политики оказались не в состоянии вовремя понять, что весь этот сбежавшийся на Пеллу народ. Рост населения и открытия неисчерпаемых ресурсов, соединенные со стремлением к новым исследованиям означали, что земные инструкции, устаревшие на двадцать лет, попали в такую круговерть, в которой даже задержка на месяц могла стать решающей.

Земля оказалась в условиях все увеличивающейся изоляции: внутренняя напряженность все нарастала из-за спотыкающейся торговли, а отчаянная и неблагоразумная попытка вести карательные тарифы привела к появлению контрабанды и активного черного рынка, что, в свою очередь, привело к внезапному спаду торговли. Земля на это ответила введением статуса наибольшего благоприятствования для определенных кораблей, а это привело к вооруженным конфликтам между кораблями с Земли и теми, которые были построены не на Земле и которые не придерживались ее извилистой и неопределенной политики.

Более того, Земля, убедившись, что эмиграция ученых и инженеров из Солнечной системы питает космические культуры лучшими и наиболее блестящими умами и лишает Землю ее наиболее талантливых людей, прихлопнула эмиграцию, запретив не только путешествия с Земли и станции Сол, но и передвижения граждан определенных профессий между станциями.

Гайа сделала последний рейс на Землю в 2125 году и покинула ее, поклявшись никогда не возвращаться.

1
{"b":"6160","o":1}