ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я пойду с тобой, — сказал Городин без колебаний, их помощники перемешались.

— Один момент, — сказала Кэтлин, — сир. — Флориан встал рядом. Они не были вооружены. В отличие от военных. Но это их не останавливало: они были эйзи и подчинялись ей, а не логике.

— Все в порядке, — сказала Ариана, поднимая руку жестом, подтверждающим ее слова.

— Из достоверных источников я узнал, — сказал Городин, — что ты наберешь голоса по проекту Надежда.

Проклятье. Ее сердце забилось чаще. Однако вслух с солидным спокойствием:

— В таком случае, твои источники, возможно, и правы. Но для меня это не очевидно.

— Корэйн расстроен. На этом он потеряет престиж.

Что он задумал?

— Ты ведь знаешь, что мы можем это задержать, — сказал Городин.

— Вероятно, можете. Но это вам ничего не даст. Если ты прав.

— У нас есть свой человек среди персонала де Франко, др. Эмори. Мы не ошибаемся. У нас также есть источник в Компании Андрус; и в Хейес Индастриз. Отличное вложение капитала. Так они, в конце концов, они заполучат этот заказ?

Городин приподнял бровь:

— Знаешь ли, у Хейес есть оборонные контракты.

— Я не знаю, чего ты добиваешься, но мне не нравится упоминать слово «контракты» по соседству со словом «голосование». И если у тебя при себе есть записывающая аппаратура, то я сильно возражаю против ее применения.

— Так же как и я по отношению к твоей, сира. Но мы не будем говорить о деньгах. Случилось так, что, услышав о строительстве, я направил своих сотрудников побеседовать с людьми из Хейес. И мы отлично знаем, что влияние Резьюн достаточно широко и связано с законопроектом Рубина. Прошлой ночью мои сотрудники разобрались в уставе Резьюн, один молодой толковый помощник обнаружил некую тонкость в статьях, которая предоставляет Резьюн уникальное право считать офисы своих филиалов частью Административной Территории. Это значит: то, что ты собираешься построить на Фаргоне, не будет находиться под их контролем. А останется под твоим. Независимая часть Союза. И Рубин там будет работать.

Сам он бы не смог так глубоко докопаться. Черт побери, но это так. Кто-то что-то разболтал, а он продолжает называть Хейес и Андрус. Это те, кого мне предложено обвинять.

— Все это очень запутано, — пробурчала она. Они прошли по балкону до коридора, ведущего к офисам Совета, куда она и собиралась. Ариана остановилась и взглянула на адмирала: — Продолжай.

— Мы считаем, что это имеет военное значение. Филиал Резьюн на Фаргоне рискует безопасностью.

На какой-то момент все замерло. Удар был не с той стороны, откуда она ожидала. В этом не было логики. Вернее, была, если опасаться контактов с Торговым Сообществом.

— Мы не говорим о лабораториях, адмирал.

— А о чем мы говорим?

— Рубин собирается там работать. Это будет, в основном, его лаборатория.

— Ты очень доверяешь этому молодому человеку.

Ловушка. Боже мой, где она?

— Он очень ценный молодой человек.

— Я хотел бы обсудить это с позиции безопасности. До дневного голосования. Мы можем поговорить?

— Проклятье, у меня назначена встреча во время ленча.

— Др. Эмори, честное слово, я не хочу отправлять это в комитет. Я не хочу создавать трудности. Но я чувствую, что все происходит слишком быстро. Меня волнует другое, то, что, по моим понятиям, ты не хотела бы обсуждать здесь.

Кто-то проболтался.

Однако вслух Флориану:

— Передай Янни, что у меня срочное дело. Скажи, чтобы он меня заменил. Я буду там, когда смогу. — Уже спокойнее она посмотрела на адмирала, полагая, что это больше похоже на сделку, а не на торпеду в борт. — Твой кабинет или мой?

— Спасибо, — сказала Ариана, принимая кофе из рук Флориана, который знал ее вкусы. Это был ее офис, ее комната для совещаний, остались Кэтлин и Флориан, а вооруженные охранники — снаружи, по предложению самого адмирала.

Адмирал попросил себе черный кофе. Так поступало большинство из тех, кто редко пробовал этот напиток. Настоящий кофе был редкостью — он импортировался с далекой Сол, с южного полушария Земли. Это было одним из пристрастий Арианы, с которым она и не пыталась бороться. Она предпочитала с молоком. Еще одно излишество.

— Сельхозотдел продолжает над этим работать, — сказала она. — Может, когда-нибудь все получится. — Сайтиин представляла собой грязно-кремниевую преисподнюю, когда они начали заниматься сельским хозяйством в низколежащих долинах, где купола и увлажнители позволяли создать микроклимат.

И новое воспоминание: так много коричневого, так много сине-зеленого на холмах. Долина, оплетенная бороздами, как будто поработал шелкопряд. Огромные зеркала улавливают свет из космоса и перебрасывают энергию вниз, на поля. А погодоустроители на орбите сгребают землю грозами, ужасными грозами… Мы в безопасности, Ари, сказала бы Maman. Это только шум. Погода, вот и все…

Леонид Городин со спокойным видом отпил кофе. И улыбнулся:

— В Департаменте ходят слухи, что этот проект Рубина на самом деле твой. Персонально. Что бы ты ни делала, все затрагивает наши отношения с Сообществом, или между нами и Сол. Я говорил об этом с Лу. Это нас сильно беспокоит.

— Мы сами можем обеспечить свою безопасность.

— Скажи мне, доктор Эмори. Будет ли предпринимаемый тобой проект… иметь какое-нибудь стратегическое значение?

Ловушка.

— Адмирал, я подозреваю, что некоторые из твоих консультантов усматривают стратегическую значимость даже в усовершенствовании стульчака.

Городин вежливо оскалил зубы в улыбке и ждал.

— Замечательно, — спокойно сказала она. — Мы будем признательны твоему Департаменту за поддержку. Если вы хотите, чтобы мы подвинули лабораторию — мы подвинем, хотя бы даже к станции Сайтиин. Мы очень сговорчивы. Мы только не хотим потерять Рубина.

— Так важно?

— Так важно.

— Я сделаю тебе предложение, доктор Эмори. У тебя есть план. Ты хочешь, чтобы он был утвержден. Ты хочешь, чтобы они прошли через Финансы без придирок. Ты, наверняка, не хочешь, чтобы возникли долгие задержки. Ты хочешь вернуться в Резьюн. Я хочу вернуться к командованию. У меня там есть дело и, между нами, мне до чертиков противно здесь бывать, и я ненавижу «вращение» в обществе.

— Я тоже стремлюсь домой, — сказала она. Это было похоже на обмен реверансами. Они так и не доберутся до цели по вине самого Городина.

— Расскажи мне откровенно, — попросил Городин, — о фаргонском проекте.

— Скажем так: он посвящен генетике. Экспериментальной.

— Ты собираешься создать там лаборатории для разработок?

— Нет. Медицинского направления. Анализы. Административная работа. Без всякого секретного оборудования.

— Имея в виду изготовление людей в лаборатории?

— Честно говоря, да. Но это не будет родильной лабораторией.

Городин вопросительно взглянул на свою пустую чашку и на обоих эйзи.

— Флориан, — сказала Ариана, и эйзи, спокойно кивнув, взял кофейник со столика и налил кофе. Городин задумчиво следил глазами за движениями Флориана, размышляя.

— Ты можешь положиться на их благоразумие, — сказала Ариана. — Здесь все в порядке. Они не обращают внимания на разговор. Лучшая работа Резьюн. Не так ли, Флориан?

— Да, сира, — ответил Флориан, наливая и подавая ей вторую чашку.

— Миловидность и ум, — сказала Ариана и улыбнулась одними губами. Глаза оставались спокойными. — Сообщество не станет строить родильные лаборатории. У них нет миров, требующих заселения.

— Пока. Но мы должны думать об этом… Кто, по плану, будет управлять той лабораторией на Фаргоне?

— Янни Шварц.

Городин нахмурился и неторопливо отпил из непропорционально маленькой чашечки.

Ага, — подумала Ариана, — вот, вот, мы приближаемся.

— Я скажу тебе, доктор Эмори. Многие мои люди доверяют психогоспиталю на Викинге. По чисто практическим причинам я бы хотел, чтобы лаборатория находилась существенно ближе к маршруту на станцию Надежда. Мне бы хотелось иметь место, куда можно направить моих самых сложных пациентов, такое, где бы не пришлось пользоваться оборудованием Сайтиин для обследования.

10
{"b":"6160","o":1}