ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я оставлю его в морозилке, — сказал Джордан. Снова всплеск долгожданного смеха. — Или ты хочешь другой образец?

Ари усмехнулась и сделала еще глоток кофе.

— Да ну, Джорди, я думала, ты поступил иначе. Но у нас есть и еще один источник.

Джастин вспыхнул. Многие поворачивались взглянуть на его реакцию. Опять раздался смех, на этот раз вялый.

— Я уверен, что Джорди поможет, — произнес Дэнис, вмешиваясь, пока клинки еще оставались в ножнах: в этом зале соблюдалось древнее правило: ничего неприятного. Здесь обмениваются только колкостями, не более, да и то не слишком серьезными.

— И я уверена, — сказала Ари. А затес серьезно: — Нам необходима реорганизация. Я собираюсь выполнять часть моей работы, как члена Совета, через доверенное лицо, полагая, что это будет занимать меньше времени, поскольку основные проекты уже согласованы. Никаких трудностей и в самом деле не должно возникнуть. Я считаю, что смогу прилететь, если буду им нужна, но и Дэнис абсолютно прав: мне ведь 120.

— У тебя есть время в запасе, — вставил Дэнис.

— О да, но я вижу финал. — В зале опять стало тихо. — Проект Рубина будет отнимать у меня много времени. Я не становлюсь немощной. Но и вы знаете, и я знаю, что у нас нет бесконечного времени на этот проект. Большую часть оргработы по Фаргону я передам тебе, Янни. Я буду только запрашивать информацию от того или иного отдела. Я хочу оставить за собой общий контроль за проектом — просто желание вновь ощутить себя в деле. Возможно, я немного тщеславна. — Она мягко усмехнулась. — Я буду продолжать писать мою книгу, выполнять некоторые вспомогательные исследования — в общем, готовиться к отставке.

— Черт возьми, — сказал Джордан.

Она улыбнулась, прикрыла чашку рукой, когда официант хотел подлить ей еще кофе.

— Нет, дорогой, я приняла достаточно кофеина, чтобы добраться до своих комнат. Именно туда мне и следует отправляться, принимая во внимание, что пол до сих пор качается — эта сволочная тряска над Кавкашем… И мне кажется, что я практически не спала в Новгороде. Кэтлин?

Отодвинулся стул, и Кэтлин уже на месте, и вместе с ней Флориан. Кэтлин, подвинув стул, помогла ей встать.

— Спокойной ночи всем, — сказала она и тихо Флориану, когда люди задвигали стульями, поднимаясь: — Скажи Гранту, что я требую его обратно.

— Сира?

— Мне он нужен, — сказала она. — Скажи ему, что я подготовила для него новое назначение. Джордан никогда не имел законных прав держать его у себя. Он наверняка понимает это.

— Минутку, — сказал эйзи Флориан, когда Джастин и Грант направились к двери следом за Джорданом и Паулем в общем потоке членов семьи и эйзи, направлявшихся по своим делам.

— Потом, — сказал Джастин. Его сердце заколотилось, как всегда, когда ему доводилось иметь дело с Ари или ее телохранителями (кроме как исключительно по делу), и он, взяв Гранта за руку, попытался протолкнуть его в дверь, но Флориан встал у Гранта на пути.

— Мне очень жаль, — сказал Флориан, и выражение его лица подтвердило его слова. — Сира сказала, что ей нужен Грант. Теперь он назначен к ней.

Какое-то время Джастин не осознавал то, что он услышал. Сжимая руку Гранта, он чувствовал, что тот совершенно неподвижен.

— Он может собрать свои вещи, — добавил Флориан.

— Скажи ей: «нет». — Они загораживали Шварцам выход. Джастин конфузливо отступил в коридор, ведя Гранта с собой, но Флориан не отставал: — Скажи ей, скажи ей, черт побери, что если она хочет, чтобы я хоть в чем-нибудь сотрудничал с ней, то Грант останется со мной!

— Мне ужасно жаль, сир, — сказал Флориан, как всегда мягкий и спокойный, — но Она сказала, что это уже решено. Пожалуйста, пойми. Ему надо собрать вещи. Кэтлин и я постараемся позаботиться о нем.

— Она сможет так поступить, — сказал Джастин Гранту, когда Флориан проскользнул обратно в столовую, где задержалась Ари. Холодные волны вновь и вновь накатывали на него. Съеденный ужин вызывал неприятную тяжесть в животе. — Подожди. — Его отец с Паулем ожидали немного дальше по коридору, и Джастин преодолел это расстояние за несколько шагов. Лицо его было сосредоточенным, он надеялся, что выражает оно только понятную досаду, и, пожалуйста, Господи, только бы не побледнеть! — Что-то случилось с проектом, — сказал он Джордану. — Мне надо пойти разобраться.

Джордан кивнул. И хотя у него, вероятно, возникли вопросы, но объяснение, похоже, удовлетворило его. Джастин вернулся к дверям, где стоял Грант. Проходя, он опустил руку на плечо Гранта, а затем вошел, где по-прежнему находилась Ари, разговаривая с Жиро Наем.

Несколько секунд он стоял, ждал, Ари не обратила на него внимания, на его молчаливый вызов, похоже, она сказала что-то прощальное Жиро, поскольку тот тоже оглянулся, а затем ушел.

Ари ждала.

— Что с Грантом? — спросил Джастин, оставшись с ней наедине.

— Мне он нужен, — ответила Ари, — вот и все. У него генотип

Особенного, он подходит для того, над чем я сейчас работаю, и мне он сейчас нужен, вот и все. Ничего личного.

— Ну, да. — Его голос сорвался. Он, семнадцатилетний, лицом к лицу с женщиной столь же грозной, как его отец. Ему хотелось ударить ее. Но это не выход. Ари в Резьюн могла делать все, что угодно. И по отношению к кому-угодно. Он усвоил это. — Что ты хочешь? Что ты в действительности от меня хочешь?

— Я же сказала тебе, что это не личное, ничего особенного. Грант может взять свои вещи, у него будет несколько дней успокоиться… Ты будешь видеться с ним.

— Ты собираешься тайпировать его!

— Но он для этого и существует, так ведь? Он — экспериментальный. Он расплачивается тестами за сохранение ему…

— За свое сохранение он расплачивается разработками, черт побери, он не является одним из твоих подопытных, он… — он чуть не сказал: «Мой брат».

— Мне жаль, что в этом вопросе ты потерял объективность. Надеюсь, ты немедленно возьмешь себя в руки. У тебя пока нет лицензии на работу с Альфами, и маловероятно, что ты когда-нибудь получишь ее, если не сможешь лучше контролировать свои эмоции. Если ты дал ему обещания, которые не можешь сдержать, ты плохо обращаешься с ним, понял меня? Ты повредил ему. Бог знает, что еще ты натворил, но сейчас я вижу, что нам с тобой предстоит долгий разговор о том, что собой представляет Альфа, и что ты с ним сделал, и о том, собираешься ты или нет получить эту лицензию. Для этого требуются не только мозги, мой мальчик, требуется способность осознать, чего ты хочешь и во что веришь, и теперь настало время тебе научиться этому.

— Хорошо, хорошо, я сделаю, как ты хочешь. И он сделает. Только оставь его со мной!

— Успокойся, слышишь! Успокойся. В таком состоянии я не оставлю его с кем бы то ни было. Также. — Она ткнула пальцем ему в грудь. — Ты имеешь дело со мной, любезный, а ты знаешь, что я умею добиваться своего: ты знаешь, что всегда проигрываешь, когда до такой степени демонстрируешь профессионалу свои эмоции. Осуши глаза и приведи себя в порядок, отведи Гранта домой и проследи, чтобы он взял все, что ему необходимо. А главное — успокой его и больше его не пугай.

— Черт бы тебя побрал! Что ты хочешь?

— У меня есть все, что я хочу. Иди и делай то, что я тебе сказала. Ты работаешь на меня. А утром чтобы был любезным и тактичным. Слышишь? Теперь займись своими делами.

— Я…

Ари повернулась и вышла в дверь, ведущую к служебным помещениям и лифту наверх; Кэтлин и Флориан загородили ему дорогу. Эйзи. Выбора нет.

— Флориан, — позвала она уже издалека, нетерпеливо, и Флориан оставил одну Кэтлин охранять дверь. Это хуже, поскольку в психике Кэтлин меньше ограничений, чем у Флориана. Кэтлин ударит его, больно ударит, если он сделает хотя бы шаг в запрещенном направлении.

— Иди другой дорогой, молодой сир, — сказала Кэтлин. — Иначе ты будешь арестован.

Он резко повернулся и пошел обратно к другой двери, где стоял Грант, очень бледный и очень тихий, и потянул его за руку. В обычных условиях он был почувствовал легкое напряжение мышц. Сейчас его не было. Грант просто двинулся, пошел за ним, когда он его отпустил, и не вымолвил ни слова, пока они не прошли коридор и не вошли в лифт, который поднимал их к жилым помещениям третьего уровня.

16
{"b":"6160","o":1}