ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Шшш, — изобразил он кухонному эйзи в ответ на его удивленный и тревожный взгляд — поздний час, да и были они постарше, чем обычные беглецы, пользовавшиеся этим путем.

Мимо мусорного бака, вниз по ступенькам в холодную темноту.

Грант нагнал его в тени водокачки, которая была первым укрытием на склоне перед крутым изгибом к дороге.

— Нам, — вниз по склону, — сказал Джастин. — К лодкам.

— А как же Джордан? — возразил Грант.

— С ним все в порядке. Побежали.

Он рванулся, и Грант побежал следом, полным ходом вниз по склону до дороги. Затем они в прогулочной манере пересекли залитое светом пространство мимо складов ремонтных мастерских, по улицам нижнего города. Немногочисленные охранники, несущие службу в этот час, были поглощены наблюдением за оградой и погодой, а не двумя юношами из дома, пробирающимися к дороге в аэропорт. Пекарня и мельница и ночью работали вовсю, но они были далеко в стороне, дальний отсвет огней, когда они миновали последний барак.

— Джордан поддерживает контакты с Мерильдом? — спросил Грант.

— Доверься мне. Я знаю, что делаю.

— Джастин.

— Заткнись, Грант. Слышишь?

Они добрались до края аэропорта. Полевые огни оказались выключенными и только контрольные лампы по-прежнему однообразно и равномерно посверкивали в черноту почти пустого пространства. Вдалеке четко вырисовывались ярко освещенные торговые склады и огромный ангар Резьюн-Эйр, где продолжалась обычная работа по подготовке одного из коммерческих лайнеров.

— Джастин, — а он знает?

— Он уладит это. Пойдем. — Джастин опять перешел на бег, не давая Гранту передохнуть, чтобы избежать вопросов, по дороге мимо конца подъездных путей к грузовой пристани и снова вниз по бетонному переходу к приземистым складам на самом берегу реки.

Здесь в маленьком лодочном сарае никто не запирал двери. В этом не было необходимости. Он толкнул дверь убогого домика, вздрогнул от скрипа петель. Внутри, железная сетка глухо зашуршала под их ногами. Вода всплескивала и прихлопывала о сваи и опоры, звезды влажно поблескивали вокруг обводов причаленных лодок. Все вокруг пахло речной сыростью и маслом, а воздух был обжигающе холодным.

— Джастин, — взмолился Грант. — Во имя Господа.

— Все в порядке. Ты едешь именно тем путем, как мы планировали.

— Я еду…

— Я не уезжаю. Только ты.

— Ты с ума сошел! Джастин!

Джастин забрался в ближайшую лодку, открыл герметичную дверь кабины, и Гранту ничего не оставалось делать, как следовать за ним, проглотив свои возражения.

— Джастин, если ты сейчас останешься, они могут арестовать тебя!

— А если я увезу тебя отсюда, исчезнет всякая возможность когда-либо быть рядом с тобой, и ты знаешь это. Так что меня здесь сейчас нет. И я ничего об этом не знаю. Я просто возвращаюсь обратно и говорю, что все время был в своей комнате, откуда я могу знать, куда ты подевался? Может быть, тебя слопали платиферы и заработали расстройство желудка. — Он пощелкал зажиганием, проверил приборы, сцепление. — Поедешь на этом, все наполнено, аккумуляторы заряжены. Удивительно, как здорово персонал следит за этим хозяйством, не правда ли?

— Джастин, — голос Гранта дрожал. Он держал руки в карманах. Около воды холодный ветер был еще более пронзительным. — Послушай, наконец, меня, давай все оценим разумно. Я — эйзи. Я слушал ленты с колыбели. Если она прокрутит мне что-нибудь новое, я смогу справиться с этим, я смогу разорвать структуры и рассказать тебе, были ли в них «жучки».

— Черта с два ты можешь.

— Я вытерплю ее тесты, и она никогда не может рассечь мой Контракт — не существует кода рассекателя. Я точно знаю, что не существует, Джастин. Давай просто забудем об этом, поднимемся на холм и выработаем другой путь. Если он окажется плохим, то у нас всегда останется этот. Как альтернатива.

— Заткнись и послушай меня. Вспомни, как мы все это планировали: первые огни справа, которые ты увидишь — это все еще Резьюн: это десятая климатическая станция высоко на утесе. Огни слева — это будет Моривилль. Если ты пойдешь совершенно без освещения, ты сможешь пройти мимо него до того, как Ари узнает об этом, а ночь сегодня ясная. Помни: держись середины потока — это единственный способ миновать отмели, и, бога ради, остерегайся топляков. Течение придет слева, когда ты доберешься до Кенникатт. Поворачивай в нее, и первые огни, которые ты увидишь, через два, может быть, даже через три часа — это Крюгер. Ты скажешь им, кто ты такой, и дашь им это. — Он включил тусклый штурманский свет и нацарапал номер на листке блокнота, прикрепленного к приборной доске. Под номером он написал: МЕРИЛЬД. — Скажи им, чтобы позвонили Мерильду независимо от времени. Ты можешь сказать Мерильду, когда он доберется туда, — скажи ему, что Ари шантажирует Джордана мной, черт побери, — это все, что ему надо знать. Скажи ему, что я не могу приехать, пока отец не окажется на свободе, но что я вынужден был отправить тебя оттуда, потому что с еще одним заложником Джордану не выпутаться. Понял?

— Да, — произнес Грант слабым голосом, голосом эйзи: да.

— Крюгер — друг, он не выдаст тебя. Передай им, что я разрешил затопить лодку, если они посчитают нужным. Это лодка Эмори. Мерильд уладит все остальное.

— Ари обратится в полицию.

— Ну, и замечательно. Пусть обращается. Не пытайся миновать Кенникатт. Но если все-таки придется, следующий поселок вниз по Волге — это Авери — туда плыть всю ночь, а может и дольше, и она сможет перехитрить тебя. Кроме того, ты там будешь в пределах юрисдикции законов Сайтиин, и полиция может сцапать тебя, а ты знаешь, чем это может обернуться. Так что — Крюгер. Надо к нему. — Он взглянул Гранту в глаза в слабом отблеске приборного освещения, и внезапно его поразила мысль, что он может никогда больше с ним не встретиться. — Будь осторожен. Во имя Господа, будь осторожен.

— Джастин, — Грант крепко обнял его. — Ты сам будь осторожен. Пожалуйста.

— Я подтолкну тебя. Отправляйся.

— Другая лодка… — начал Грант.

— Я позабочусь о ней. Давай! — Джастин повернулся и выбрался из рубки, вспрыгнул на палубу и оттуда на уходящую решетку. Он отдал причальные фалы, забросил их на борт и вытолкнул большую лодку кормой вперед, пока она, царапнув по сваям, не вышла на открытую воду.

Она бестолково поворачивалась, темная и громоздкая, затем течение реки подхватило ее и повлекло вместе с основным потоком, продолжая разворачивать.

Он забрался во вторую лодку и сорвал крышку двигателя.

Стартер был электронным. Он вытащил кристаллическую плату, бросил обратно крышку, закрыл за собой люк и швырнул плату в воду перед тем, как прыгнуть с борта лодки на металлическую крышку сарая.

В тот же момент он услышал отдаленное приглушенное откашливание мотора Гранта, затем перешедшее в уверенное равномерное пыхтение.

Он покинул лодочный сарай, закрыл дверь и побежал. Было опасно находиться здесь, на берегу реки, в темноте, в любом месте, которое не проверялось на чистоту, куда могло проникнуть что-нибудь местное, сорняк в канаве, вещество, распыленное в воздухе — Бог знает что. Он старался не думать об этом. Он бегом вернулся на дорогу и перешел на шаг только когда почувствовал колотье в боку.

Он ожидал какого-то движения. Он был готов к тому, что кто-нибудь из ночной смены в аэропорту заметил лодку или услышал шум ее двигателя. Однако, в ангарах и без того было шумно. Возможно, что кто-то работал с мощным механизмом. Может быть, они подумали, что это была какая-нибудь проходящая лодка из Моривилля или следующая вверх по Волге, с большим движком. А яркие огни не позволяли четко видеть окружающее.

Так что им везло на сто процентов.

Пока он не добрался до дома и не обнаружил, что кухонная дверь заперта.

Он присел на ступеньках, стуча зубами, стараясь обдумать создавшееся положение и дать время лодке хоть сколько-нибудь уйти. Но если он просидит здесь всю ночь, тогда не будет сомнений, что это заговор.

18
{"b":"6160","o":1}