ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он вовсе не потерял присутствия духа, пока вставал, говорил, что ему надо вернуться в свой кабинет, а Джордан обнимал и удерживал его. И только потом он сломался. А что еще сделал бы мальчик, которому только что сообщили о вероятной смерти его брата.

Или о том, что он в руках у Ари.

Его глаза оставались сухими, лицо сосредоточенным. Он прошел обратно мимо контрольного пункта охраны в крыло Ари, мимо перманентного беспорядка среди персонала Джейн Страссен, мимо людей, загружавших самолет, отправлявшийся за материалами, поскольку Джейн была настолько скупа, что разрешала летать только с полной загрузкой.

Теперь перед ним проблема. Он ощущал тошноту и ненавидел Ари, ненавидел ее больше, чем когда-либо представлял себе возможным ненавидеть человека, даже при том, что он не знал, где находится Грант, и не сам ли он убил его, отправив в той лодке.

И он не мог рассказать Джордану обо всем, что происходит. Ни черта он не мог рассказать Джордану без того, чтобы не начали захлопываться поставленные ловушки.

Он снова выключил сеть, вышел из кабинета и направился по коридору в офис Ари, не обращая внимания на суету вокруг. Войдя, он оказался лицом к лицу с Флорианом, сидящим за стойкой.

— Мне надо с ней поговорить, — сказал он. — Сейчас.

Флориан приподнял брови, выражая сомнение, а затем он набрал номер.

— Ну, как мы? — спросила Ари, а он, стоя напротив стола, так дрожал, что едва мог говорить.

— Где Грант?

Ари моргнула. Единственная быстрая, возможно, искренняя реакция.

— Где Грант?

— Присядь. Давай разберемся по порядку.

Он сел в кожаное кресло и стиснул руками подлокотники.

— Грант исчез. Где он?

Ари медленно и глубоко вздохнула. То ли она подготовилась, то ли вовсе не заботилась о маскировке.

— Он добрался до Крюгера. Сегодня, утром туда прилетал самолет, и он мог улететь на нем. Две баржи отплыли утром, и он мог быть на одной из них.

— Где он, черт побери? Куда ты его дела?

— Малыш, я понимаю твое страдание, но сдержи-ка его. Криком ты от меня ничего не добьешься, а я бы очень удивилась, если твоя истерия оказалась наигранной. Так что давай поговорим об этом спокойно, хорошо?

— Ну, прошу тебя.

— О, дорогой мальчик, это совершенно глупо. Ты ведь знаешь, что я тебе не друг.

— Где он?

— Успокойся. У меня его нет. Разумеется, я проследила, куда он отправился. А где он должен быть?

Он ничего не ответил. Он сидел, пытаясь вернуть самообладание, видя перед собой западню.

— Я вообще не смогу тебе помочь, если ты не объяснишь мне, как все было.

— Ты прекрасно можешь помочь мне, если захочешь. Ты прекрасно знаешь, где он!

— Дорогой, ты действительно можешь убираться к черту. Либо ты отвечаешь на мои вопросы, а я обещаю тебе, что сделаю все, что в моих силах, чтобы извлечь его, куда бы он там не попал. Я не хочу, чтобы забрали твоего брата в Новгороде. Не думаю, что недавний телефонный звонок Джордана имеет какое-нибудь отношение к тому, что ты покинул свой кабинет и пришел сюда. У вас обоих на этой неделе дела идут не блестяще.

Он сидел и долго, долго смотрел на нее.

— Чего ты хочешь?

— Правду, как ни странно. Позволь мне рассказать тебе, куда, по-моему, он должен был отправиться, а тебе всего лишь понадобится подтвердить это. Кивок головы меня устроит. Отсюда к Крюгеру. От Крюгера к человеку по имени Мерильд, другу Корэйна.

Он крепче стиснул подлокотники. И кивнул.

— Прекрасно. Возможно, что он держит путь на барже. Хотя предполагалось по воздуху, не так ли?

— Я не знаю.

— Это правда?

— Это правда.

— Возможно, что он еще никуда не поехал. Но мне не нравится остальная часть узора. Корэйн — не единственный друг Крюгера в политических кругах. Тебе говорит что-нибудь имя де Форте?

Смущенный, он покачал головой.

— Рочер?

— Аболиционисты? — Его сердце подпрыгнуло, страдание, переплетенное с надеждой. Рочер — сумасшедший.

— Ты уловил, милый. Тот утренний самолет приземлился у Большой Синевы, автобус встретил их и отъехал по дороге Бертилло-Сангуэй. Мои люди двигаются туда, но даже мне требуется время, чтобы доставить туда людей так, чтобы они смогли забрать Гранта с неперерезанным горлом — у них это получится, малыш. Аболиционисты вряд ли затеяли это дело исключительно из высших и чистых побуждений, и если они играют на руку тому, кто двигает Крюгера, ты можешь быть уверен, что они делают это не только для спасения одного эйзи, ты меня слушаешь, мальчик?

Он слушал. Ему казалось, что понимает. Но его дела тут, действительно, идут не блестяще, как сказала Ари. Теперь был ее черед.

— Как ты думаешь, чего они добиваются?

— Твоего отца. И Советника Корэйна. Грант — эйзи из Резьюн. Он — эйзи Уоррика, а это для них, практически, так же здорово, как захватить Пауля; а вообще де Форте нужна голова Корэйна, мальчик, потому что Корэйн продался мне, Корэйн пошел на сделку по фаргонскому проекту и по проекту Надежда, а твой отец — в центре событий и, будь я проклята, если ты сам и не сунул Гранта прямо Крюгеру в карман.

— А ты хочешь затащить его обратно?

— Я хочу его вернуть. Я хочу забрать его у Рочера, пойми это, проклятый маленький идиот, и если хочешь увидеть его живым, ты бы лучше начал выкладывать оставшиеся секреты. Ты ведь не знал о причастности Рочера, не так ли, не знал ничего о друзьях Крюгера среди радикалов…

— Я не знал. Я не знаю. Я…

— Позволь мне рассказать тебе, что они с ним сделают. Они отвезут в какую-нибудь дыру, накачают его наркотиками и допросят его. Может быть, они захотят тайпировать его между делом. Они постараются выяснить, что он знает о проекте Рубина и о проекте Надежда и все вообще. Бог знает, может быть, они попытаются вывернуть его на изнанку. Но не обязательно, что им нужно именно это. Я расскажу тебе, что, по-моему, произошло. Я полагаю, эта компания шантажировала Крюгера, а один из их людей работал у него, и, я думаю, когда они узнали, что ты сунул ему прямо в лапу, то Мерильду не было сказано ни слова: сказали только Рочеру, и его ребята забрали Гранта. Вероятно, они дали ему сильный транквилизатор. Когда его привезут, что он подумает? Что это твои друзья? Что все происходящее с ним подготовлено тобой?

— Ради Бога…

— Но это так, ты сам знаешь. Успокойся и обдумай это. Мы не можем ворваться и перестрелять людей Рочера, если у нас не будет абсолютной уверенности, что Грант у них. Сейчас мы устанавливаем Локатор. Мы упустили возможность в аэропорту Бертилло; мы не уверены, что удастся достать их в Большой Синеве. Но мы попытаемся. При этом у нас нет стопроцентной уверенности, что он не остался у Крюгера. Теперь я могу раздобыть ордер на обыск у него. Но я собираюсь применить иную тактику. Я запросто могу предположить, как они шантажируют Крюгера: я уверена, что большая часть контрактов с эйзи — липовые, и я могу назначить ревизию. Мой самолет уже летит туда. Между прочим, Жиро собирается слетать к Корэйну в Гагаринград и побеседовать с ним. Ты же объяснишь все это Джордану, а так же передай ему, что я оценю, если он проникнется всем этим и предложит вести дело Крюгера Мерильду.

— Когда мы вытащим Гранта, — сказал Джастин, — он поедет к Мерильду. Тот не станет раздувать инцидент.

— Милый, — сказала Ари, — тебе следовало бы меня лучше знать. Мы вытащим его и доставим прямиком в Резьюн. Он пробудет у них в руках около сорока восьми часов, а может, даже дольше, раньше мы не успеем. Нам придется заняться его проверкой — придется ведь? Они ведь могут сделать с ним любые гадости. А ты теперь ведь не захочешь бросить его в одиночку залечивать весь принесенный вред, не так ли?

— Ты хочешь, чтобы это стало всем известно?

— Милый, это ты не хочешь огласки. Ты не хочешь, чтобы вовлекали твоего отца. И хорошо бы, чтобы он вполне осознавал это, когда мы привезем сюда Гранта. Если нам удастся заполучить беглеца обратно живым. Он должен вполне отдавать себе отсчет в том, что Грант находится в нашей больнице, — не так ли? И, пожалуй, он будет беспокоиться. Я надеюсь, что ты не нарушишь наше соглашение, милый.

32
{"b":"6160","o":1}