ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Жиро Най отказался открыть книги с записями их психотипов. Приказ о ликвидации пришел под личным кодом Эмори. Ссылаясь на соображения секретности, Жиро Най отказывается допустить специалистов из Внутренних Дел к изучению компьютеров.

Корэйн отпил кофе, согретый на настольной плитке. Две с половиной сотни кредиток за полкило. Это были маленькие глоточки. Однако, может себе позволить небольшую роскошь человек, бывший скромным провинциальным фермером большую часть своей жизни.

Никаких новостей. Это разочаровывало. Он пробежал глазами длинный перечень того, к чему Резьюн отказалась допустить Департамент Внутренних Дел, и прочитал юридические обоснования. Резьюновские законники выигрывали каждый раунд. Внутренние Дела, с высочайшего административного уровня, не наносили ответных ударов.

Далее:

Внутренние Дела расследуют слух, ходивший в Резьюн, что определенные генотипы были списаны без регистрации. Это означает, что кто-то мог бы дуплицировать генотипы, не имеющие права на существование…

Разведение эйзи? Господи, так ведь генотип можно взять из анализа крови. Из чего угодно. Зачем кому-то красть в Резьюн?

… как, например, экспериментальный или Особенный материал, который иначе не раздобыть.

Контрабанда генотипами, требует криогенных установок, которые будут обнаружены в грузе; разве что их исключить из декларации? Однако — цифровая запись генотипа — другое дело. Резьюн в лице администратора Ная отрицает выпуск незарегистрированной документации.

Среди персонала ходят также слухи, что имели место ничем не оправданные ликвидации. Резьюн блокирует расследование в этом направлении.

Корэйн прикусил губу. И подумал: я не хочу об этом знать. Не сейчас. Слишком деликатная ситуация. Боже мой, если это станет известно — все договоренности пойдут прахом.

Записка от Делларосы: Как насчет того, что Эмори сама разводила генотипы? Или распоряжалась этим? Во сколько обходится Особенный тому, кто сам имеет доступ к родильным лабораториям?

Голосования. Место в Совете. Поддержка со стороны очень, очень богатых. Корэйн глотнул кофе. Его бросило в пот.

Физические улики пострадали при неумелом обращении со стороны полиции Моривилля. На некоторых поверхностях во внешней лаборатории и криогенной лаборатории имеются отпечатки пальцев Джордана Уоррика, отпечатки Эмори, отпечатки помощников — эйзи, некоторых людей, регулярно работавших в лаборатории, и большого числа студентов, согласившихся дать свои отпечатки. На двери отмечено такое же разнообразие отпечатков. У полицейских из Моривилля, проводивших предварительное расследование, не оказалось в наличии технических специалистов. Последующие прочтения были бы бесполезными из-за частого хождения взад-вперед по лаборатории полицейских и работников Резьюн. Записи из аппаратуры при защитных дверях были выданы и подтвердили устные свидетельства тех, кто входил и выходил. И опять-таки Резьюн не допускает специалистов Внутренних Дел к компьютерам.

Вскрытие показало, что причиной смерти Эмори был холдо, а рана не имела решающего значения, не была сама по себе смертельной. Хотя в момент разрыва трубы она, по всех вероятности, находилась без сознания. Ей слегка не хватало омоложения, обнаружен артрит правого колена и легкая астма, причем все недуги известны ее врачам. Единственной неожиданной редкой находкой оказалась небольшая раковая опухоль в левом легком, о которой ее терапевт не знал: опухоль редкого типа, но менее обычная среди первопоселенцев. Для ее лечения потребовалась бы немедленная операция с лекарственной терапией. Этот вид рака поддается лечению, но часты рецидивы; прогноз осложняется плохим иммунитетом, и вследствие присутствия недостатка омолаживания, мог бы оказаться неблагоприятным.

Господи!

Она и так умирала.

Пока Джастин шел по коридору рядом с Дэнисом Наем, он успокоился, сделал несколько глубоких вдохов. Он принял душ, побрился, оделся в свою обычную рабочую одежду: синий свитер и коричневые брюки. Он не дрожал. Он попросил три таблетки аспирина и прежде, чем проглотил, убедился, что это действительно аспирин. Этого транквилизатора достаточно, по крайней мере — с его истощенностью.

Джордан выглядел так, как будто все в порядке. Как же иначе. На него это не похоже.

Господи, не мог он убить ее. Не мог. Они заставляют его говорить такие вещи. Кто-то лжет.

— Привет, сын.

Это не была одна из тех маленьких холодных комнат для свиданий. Это был кабинет администрации. Дэнис не собирался уходить. Он так и сказал. Также не собирались уходить двое охранников-эйзи. И запись шла, потому что никто ничему не доверял, и они хотели иметь возможность доказать следователям, что во время встречи ничего не произошло.

— Привет, — произнес он в ответ. И подумал, что ему следует подойти и обнять отца в такой момент, перед всеми теми людьми, которые будут просматривать запись, однако, черт возьми, Джордан не приглашал его, Джордан сохранял невозмутимость и спокойствие, и если хотел что-то ему сказать, то собирался сделать это в определенном порядке. Все, что он сам должен был сказать — это «до свидания». Все, что он мог сказать — это «до свидания». Что-нибудь еще — и он может совершить ошибку, которая будет зафиксирована на ленте и разрушит жизни всех еще сильнее, чем уже случилось из-за него.

Такими словами, как: Прости, что я пытался торговаться с Ари. Прости, что я не сказал тебе. Прости, что тебе пришлось узнавать самому.

Все это заварил я. Все.

Не спрашивай о Гранте, предупреждал его Дэнис. Вообще не говори о нем. Члены комиссии могут проявить интерес к Гранту, если ты проболтаешься. Пусть они забудут об этом человеке.

— У тебя все в порядке? — спросил его Джордан.

— Прекрасно. А у тебя?

— Сынок, я?… — губы Джордана дрожали.

О Господи, он собирается раскрыть карты. Прямо на виду у всех.

— Мне все рассказали. Тебе не нужно все пересказывать. Пожалуйста.

Джордан глубоко вздохнул и снова расслабился. Джастин, я хочу, чтобы ты знал, почему я сделал это. Потому что Ари была такой силой в этом мире, которая ему не нужна. Я сделал это так же, как пытался бы исправить ошибочную ленту. Меня не мучают угрызения совести. И не будут мучить. Это было абсолютно продуманным решением. Теперь кто-то другой управляет Резьюн, а меня перевели, что полностью соответствует моим желаниям, перевели туда, где Ари не будет изменять мои разработки и присваивать себе мою работу. Я свободен. Я только сожалею — сожалею, что это вызвало такой шум. Я — ученый, а не водопроводчик. Так говорили следователи. Я поднял обратное давление, а они засекли это по записям в мониторах.

Вначале в его словах слышался гнев, настоящий, глубокий, сокрушительный гнев. К концу он остыл. Речь стала скучной, как заученный урок. Он был благодарен за такую холодность, когда Джордан передал ему инициативу.

Я знаю, почему ты сделал это, почти сказал он, но подумал, что это может выйти глупо. Вместо этого сказал:

— Я люблю тебя.

И почти потерял самообладание. Он закусил губу так, что потекла кровь. Увидел, что Джордан стоит, стиснув зубы.

— Мне, наверное, не разрешат тебе писать, — сказал Джордан.

— Я буду писать.

— Я не думаю, что они передадут мне письма, — Джордан выдавил слабую улыбку. — Они воображают, что мы можем передать послание в фразах типа привет, как погодка?

— Я все равно напишу.

— Они думают — они думают, что имеется какой-то ужасный заговор. Но его нет. Я уверяю тебя, сынок, что его нет. Но они боятся. Люди думают об Ари, как о политике. Для них важна эта ее сторона. Но они не думают о ней, в первую очередь, как об ученом. Они не понимают, что это означает, когда кто-то берет твою работу и выворачивает ее наизнанку. Они не понимают, что такое нарушение этики.

Нарушение этики. Господи. Он играет перед камерами. Вначале была речь, адресованная комиссии, но последние слова — скрытое обращение ко мне. Если он будет продолжать в том же духе, они поймают его на этом.

47
{"b":"6160","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Умрешь, если не сделаешь
Morbus Dei. Зарождение
Палатка с красным крестом
Экспедитор
Пистолеты для двоих (сборник)
Жизнь в моей голове: 31 реальная история из жизни популярных авторов
Черный клановец. Поразительная история чернокожего детектива, вступившего в Ку-клукс-клан
История пчел
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса