ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В: Это приводит меня в сильное замешательство.

А: Задай его. Я скажу, если мы его, наконец найдем.

В: Хорошо. Я думаю, что удастся. Что ты знаешь такое, чего не знает никто?

А: О, это мне даже больше нравится. Что я знаю? Это интересно. Никто и никогда не задавал его таким образом. Сказать тебе вопрос, который постоянно задают? «Как ты ощущаешь то, что у тебя Особые способности». — Что я знаю — это гораздо более мудрый вопрос. Что я ощущаю. Но я отвечу коротко: то же, что и все — кто находится в изоляции, отличается от всех и способен понять причину изолированности и отличия.

Что я знаю? Я знаю, что сама я сравнительно не важна, а моя работа важна исключительно. Это упустил тот интервьюер, интересовавшийся тем, что я ем. Мои вкусы крайне тривиальны, разве что ты интересуешься моей личной биохимией, которая меня интересует и имеет значение. Если этот журналист обнаружил истинную связь между гением и сырами, то мне это интересно, и я хотела бы поговорить с ним.

К счастью, мой персонал защищает меня от праздного любопытства. Государство отделило меня, потому что народ, (как агрегатное состояние, если угодно), знает, что если мне предоставить возможность совершенно свободно трудиться, я буду работать и работать для работы, потому что я — человек, одержимый одной идеей. Потому что во мне есть эмоциональное измерение, которое пытались уловить другие репортеры, у меня есть эстетическое чувство, касающееся того, что я делаю, и это связано с тем, что один древний Особенный назвал «погоней за Красотой» — я думаю, что каждый может это понять на своем уровне. Тот древний приравнивал это к Истине. Я называю это Равновесием. Я приравниваю это к Симметрии. Это составляет природу Особенного, это то, что ты на самом деле ищешь: мозг Особенного работает с абстракциями, находящимися далеко за пределами любого существующего языка. У Особенного имеется Дальнее Видение или с тем же успехом Широкое Видение, которое охватывает больше, чем подразумевает любое человеческое слово. А Слово, Слово с большой буквы, которое Особенный видит, понимает, постигает в самом краеугольном смысле слова — это Слово находится за пределами восприятия любого предшественника. Так что он называет его Красотой. Или Истиной. Или Равновесием, или Симметрией. Зачастую он выражает себя математически; либо, если для его дисциплины не очень подходит такой ключ, ему приходится придавать специальное значение определенным словам в соответствии с направлением его работы. Мой язык — отчасти математический, отчасти биохимический, частично семантический: я изучаю биохимические системы — человеческие существа — которые на биохимическом уровне предсказуемо реагируют на раздражение, проходящее через систему рецепторов с биологически определенной чувствительностью.

Не будем касаться сложного пространства культуры или возможности приложения математики к социальным системам. Могу сказать тебе, что я оставляю исследователям, помогающим мне, большую часть работы по микроструктурам, и я провожу максимум времени в размышлениях (больше, чем в лаборатории). Я достигаю при этом такой степени порядка, которую могу описать только как состояние простоты. Очень широкой простоты. Вещи, на первый взгляд, не связанные, оказывается, влияют друг на друга. Когда приведешь все это в порядок, возникает приятное ощущение, которое возносит мыслителя в такие сферы, которые не имеют ничего общего с чувством. Приспособить себя к обычной жизни становится все более сложным, но мне иногда это требуется, тело требует утверждения, нуждается в ощущениях — потому что иначе я, как личность, не существую.

Наконец, я произнесу одно Слова, и оно будет иметь отношение к человечеству. Я не знаю, поймет ли его кто-нибудь. Мне бы очень хотелось надеяться, что кто-нибудь поймет. Это эмоциональное пространство. Но если мне удастся, мой последователь сможет сделать то, что я могу видеть только издали: в каком-то смысле я делаю это потому, что это необходимый шаг. Однако тело нуждается в отдыхе от видений. Жизнь — короткая штука, даже удлиненная омоложением. Я даю тебе Истину. Кто-нибудь, когда-нибудь поймет мои заметки. Потому что я, пользуюсь языком, который не может понять даже другой Особенный, потому что Красота различна и развивается она разными путями. Если ты религиозен, ты можешь считать, что мы видели одно и то же. Или что мы должны прийти к одному и тому же. Я и сама не уверена. Мы костяшки в руках Бога.

Теперь я дала тебе больше, чем какому-нибудь другому интервьюеру, потому что ты задал лучший вопрос. Сожалею, что не могу ответить простыми словами. Сейчас средний гражданин способен понять Платона, а некоторые могут знать теорию Эйнштейна. Большинство ученых еще крепко держатся за Бок. Ты узнаешь через несколько столетий, то, что я знаю сейчас. Однако человечество во вселенском понимании весьма мудро: потому что в массе вы обладаете тем же видением, что и любой Особенный, Ты предоставляешь мне свободу, а я доказываю справедливость твоего суждения.

В: Ты не могла бы пояснить то, что видишь?

А: Если бы я могла, я сделала бы это. Если бы существовали слова для описания этого, я не было бы тем, что есть.

В: Десятки лет ты проработала в представительном органе. Это не пустая трата времени? Разве это не работа, которую мог бы сделать кто-нибудь другой?

А: Хороший вопрос. Нет. Не в это время. Не в этом месте. Наши решения очень важны. События последних пяти десятком лет доказывают это. А мне нужен контакт с реальностью. Если угодно, я обогащаюсь в духовном отношении, таким образом, что это воздействует на мои персональные биохимические системы и поддерживает в них здоровое равновесие. Для организма вредно, когда абстрактность разрастается без контроля ощущениями. Проще говоря, это — лекарство от интеллектуальной изоляции и одновременно услуга моим согражданам. Абстрактно мыслящий математик, вероятно, никогда не достигнет понимания даже самого неопытного из Советников в вопросе о будущем межзвездного рынка или преимущества и недостатки медицинского обслуживания торговцев на станциях Союза. По самой природе моей работы, у меня есть такое понимание; и я забочусь о человеческом обществе. Я знаю, что люди критикуют систему Совета за то, что непродуктивно расходуется время экспертов. Если ознакомление общества, в котором мы все живем, с мнением экспертов — это трата времени, то чем же мы хороши? Конечно, некоторые не могут общаться по вопросам, лежащим вне сферы их деятельности. Но некоторые могут и должны. Ты наблюдал разногласия экспертов. Бывает, что это происходит из-за того, что некоторые из нас оказываются не в состоянии понять что-то из другой сферы. Зачастую из-за того, что лучшие мыслители из двух областей не могут согласовать вопросы практического влияния, и именно поэтому лучше, чтобы спорящие являлись экспертами: очень полезное межобластное взаимопонимание выковывается на заседаниях Совета и во время личных встреч, слияние отдельных сосудов знания является фактической опорой этому уникальному социальному эксперименту, который мы называем Союзом.

Вот один аспект простоты, который я могу объяснить простыми словами: интересы всех людей тесно связаны, включая и меня, а политика есть не более, чем временное проявление социальной математики.

— Этот звонок звенит один раз, если нажмешь левую кнопку и два раза, если нажмешь правую? — сказал Интор, и Флориан слушал, ощущая, что задача уже знакома. Так что она легко воспринималась. — Но. — Теперь будет настоящая проблема, Флориан знал это. — Но тебе необходимо переналадить это так, чтобы при нажатии левой кнопки звонок вообще молчал, а если нажать правую кнопку дважды, чтобы он не зазвенел, пока не нажмешь левую кнопку. Твоя скорость и аккуратность будет учтена. Вперед!

Детали и инструменты подготовлены на столе. Флориан выбрал то, что необходимо. Это оказалось не особенно сложным.

Следующая задача была поставлена кем-то другим. И требовалось осмотреть стенд и рассказать инструктору, как он сработает.

Его пальцы были быстрыми. Он легко смог выполнить задачу досрочно. Следующее задание — сложнее. На третье всегда полагалось подготовить задачу кому-нибудь другому. Ему давали на это пятнадцать минут.

75
{"b":"6160","o":1}