ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, — ответил он, чувствуя, как удаляется страх.

— Опускайся глубже. Настолько глубоко, насколько можешь, Флориан. Иди в середину и подожди меня там…

— Я не хочу праздника, — сказала Ари, ссутулившись в кресле, когда дядя Дэнис заговорил с ней. — Не нужно мне никакого противного праздника, мне не нравится никто из детей, мне не нравится, что я должна быть милой с ними.

У нее уже испортились отношения с дядей Дэнисом из-за того, что она стащила карточку Нелли, будучи в своем репертуаре, сразу рассказала обо всем дяде Дэнису и дяде Жиро, как только дядя Дэнис спросил ее. Нелли не хотела, чтобы Ари попала в беду. Но они все равно ее поймали. Нелли была ужасно расстроена. И дядя Дэнис устроил строгий Разговор с ней и с Нелли по поводу охраны и безопасности в здании и о том, что надо ходить только куда следует.

По его словам, он больше всего рассердился на Джастина и Гранта за то, что они не позвонили ему и не сообщили, что она бывает там, где ей не полагается, и что они тоже в беде. Дядя Дэнис послал им сердитое послание, и теперь они должны будут сообщать, если она пройдет мимо них, а не по темным коридорам, где ей полагается ходить.

Ари всерьез рассердилась на дядю Дэниса.

— Тебе не нужны другие дети, — произнес дядя Дэнис, как будто задал вопрос.

— Они тупые.

— Ну, а как насчет взрослого приема? У тебя будет пунш и торт! И все прочее. И получишь подарки. Я не имею в виду всю Семью. Как насчет доктора Иванова и Жиро?

— Мне не нравится Жиро.

— Ари, это неприлично. Он — мой брат. Он — твой дядя. И он всегда очень мил с тобой.

— Мне все равно. Ты же не разрешишь мне пригласить того, кого я хочу.

— Ари…

— Джастин же не виноват, что я взяла карточку Нелли.

Дядя Дэнис вздохнул.

— Ари…

— Мне нужны старые гости.

— Видишь ли, Ари, я не уверен, что Джастин сможет прийти.

— Я хочу Джастина, и я хочу Гранта, и я хочу Мэри.

— Кто такая Мэри?

— Мэри — это техник там, в лаборатории.

— Мэри — эйзи, Ари, и она будет чувствовать себя страшно неудобно. Но если ты в самом деле хочешь, я подумаю насчет Джастина. Но помни: я не обещаю. Он ужасно занят. Я спрошу его. Но приглашение ты ему можешь послать.

Так было лучше. Она несколько выпрямилась и оперлась локтями на подлокотники. И одарила дядю Дэниса гораздо более приятным взором.

— И еще пусть Нелли не ходит в больницу, — сказала она.

— Ари, дорогая, Нелли необходимо сходить в больницу, потому что ты очень расстроила Нелли. Это не моя вина. Ты поставила Нелли в тяжелое положение, и если Нелли необходимо немного отдохнуть, то я, безусловно, не могу мешать ей.

— Это гадко, дядя Дэнис.

— Ну, не гаже, чем кража Неллиной карточки. Завтра утром Нелли вернется, и с ней будет все прекрасно. Я приглашу Джастина и передам Мэри, что ты помнишь о ней. Ей будет, очень приятно. Но я ничего не обещаю. Ты веди себя хорошо, а мы посмотрим. Хорошо?

— Хорошо, — ответила она.

Она продолжала сердиться из-за того, что ей запретили покидать нижний коридор, когда она ходила на занятия или возвращалась после них, и она снова и снова пыталась придумать, как обойти запрет, но так пока ничего и не придумала.

Итак, в этом году вечеринка будет происходить не в большой столовой, потому что дядя Дэнис сказал, что иначе потом трудно убираться, да и многие люди не смогут прийти. Так что у них будет небольшой прием в его апартаментах, а на кухне приготовят угощение и принесут его; и придут всего несколько взрослых, и будет вкусный обед, и решит, что подать на обед, и будет сидеть во главе стола, и все будет так, как она хочет. И Джастин, и Грант, наверное, смогут прийти, сказал дядя Дэнис.

Так что они пришли.

Джастин и Грант подошли к двери, и Джастин пожал руку дяди Дэниса.

И после этого в комнате повисла отчетливая напряженность. Джастин вошел испуганным. Грант тоже. А все присутствующие в комнате стали натянутыми и противными, и старались такими остаться.

Это же ее прием, черт побери. Ари справилась с расстройством, доводившем ее до колик, подбежала к гостям и была настолько дружелюбной, насколько могла. Вы ничего не добьетесь от людей, призывая их к любезности. Надо привлечь их внимание и тормошить до тех пор, пока они не сосредоточатся на тебе вместо своих каких-то проблем, вот тогда с ними можно общаться. У нее не было времени определить, кто что делает — она просто подошла к Джастину: все дело было в нем, она точно это знала.

Присутствовали дядя Жиро, и эйзи Эйра — Аббан, и доктор Иванов, и очень красивый эйзи по имени Улс, который принадлежал ему. И доктор Петерсон со своим эйзи Рэми, и ее любимый инструктор доктор Эдвардс со своим эйзи Гэлом, который был старше его и очень не приятный. Доктор Эдвардс был одним из тех, кого она пригласила. Доктор Эдвардс занимается биохимией, но он знал обо всем, и он много занимался с ней после прослушивания лент. И был, конечно, дядя Дэнис, который разговаривал с Джастином.

— Привет? — воскликнула она, подходя.

— Привет, — ответил Грант и вручил ей их подарок. Она тряхнула его. Он не был тяжелым. И не бренчал. — Что там? — спросила она Гранта. Она знала, что он не скажет. Она просто хотела привлечь их внимание. И они смотрели в основном на нее.

— Тебе придется подождать прежде, чем откроешь, верно? — сказал Джастин. — Поэтому он и завернут.

Она повернулась и отдала его Нелли, чтобы та положили его со всеми остальными подарками, которые были разложены в углу около кресла. Было похоже, что вся комната затаила дыхание. Она подождала минуту, чтобы посмотреть, что собираются делать взрослые теперь, когда они точно знают, что Джастин и Грант являются ее гостями.

Взрослые получили свои напитки и перешли к разговорам, и все были милыми. Все становилось замечательным. Она сделает все замечательным, даже если дядя Дэнис сверх рассердится на Джастина. Это был ее прием, и она настояла на нем, так что она намеревалась все устроить и хорошо провести время. И пусть никто ничего не пытается испортить, иначе она им покажет.

Самым противным был Жиро. Она достаточно внимательно наблюдала за ним и поймала его взгляд, когда никто не смотрел, по-настоящему пристально поглядела, так что он понял, Затем она отвернулась, взяла Джастина за руку, повела его осматривать всю кучу подарков и познакомила его и Гранта с Нелли, отчего Нелли смутилась, но так или иначе было ясно, что Нелли собирается быть милой и не намерена устраивать сцен.

Она сходила в свою комнату и принесла некоторые из самых красивых и любопытных вещей, чтобы показать всем. Она заставила всех обратить внимание на себя. Очень скоро гости стали гораздо доброжелательнее, начали беседовать и чувствовать себя уютнее, особенно после того, как разнесли предобеденные напитки. Но она не пила. Она не хотела портить обед.

Этот прием отличался от прежних ее детских праздников. На ней была синяя блузка с блестками. Днем пришел парикмахер и уложил ее волосы, вплетая ленты. Она с большой осторожностью относилась к прическе, а также к одежде, особенно когда садилась на пол. Она была очень хорошенькая и чувствовала себя очень взрослой и важной, и теперь улыбалась всем за то, что они такие славные. Когда Сили объявил, что настало время обедать, и кухонные работники готовы внести угощение, она усадила Джастина рядом с собой с одной стороны стола, а следом сел доктор Иванов — с другой стороны, а доктор Эдвардс напротив него, так что он оказался в безопасности от Жиро, особенно после того, как доктор Петерсон сел рядом с доктором Эдвардсом. В результате чего дяде Дэнису и дяде Жиро достались самые дальние места. Не полагалось иметь за столом нечетное число гостей. Но у них так получилось. Она хотела, чтобы присутствовал Грант, но дядя Дэнис сказал, что Гранту больше понравится с другими эйзи, и даже Нелли сказала, когда помогала ей одеться, что Грант будет в замешательстве, если он окажется единственным эйзи за столом с гражданами. И поскольку Нелли это подтвердила, она решила, что дядя Дэнис знает, о чем говорит.

89
{"b":"6160","o":1}