ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так что она опередила Нелли. Ари перекатилась и соскользнула с кровати. И пошла в ванную, вылезла из пижамы, приняла душ и почистила зубы.

Обычно к этому времени Нелли уже появлялась в комнате.

Так что она надела одежду, которую Нелли приготовила вечером, и сказала:

— Монитор, позови Нелли.

— Нелли нет здесь, — ответил Монитор. — Нелли отправилась в больницу.

И тогда она испугалась. Но это могло оказаться устаревшей информацией. Она спросила:

— Монитор, где дядя Дэнис?

— Ари, — проговорил Монитор, голосом дяди Дэниса, — зайди в столовую.

Она наскоро причесалась, открыла дверь и пошла по коридору своей квартиры мимо комнаты Нелли. Ари открыла дверь в главные апартаменты и прошла в гостиную.

Сквозь арку она увидела, что дядя Дэнис сидит за столом. Она вошла, прищелкивая карточку, а дядя Дэнис сказал, что она должна сесть и позавтракать.

— Я не хочу. Что случилось с Нелли?

— Присядь, — говорил дядя Дэнис.

Она села. Она все равно ничего не узнает, пока не сделает так как он хочет. Она знала дядю Дэниса. Она взяла маленькую булочку и начала всухомятку отщипывать крошечные кусочки. Подошел Сили, и налил ей апельсинового сока. Она почувствовала тошноту.

— Итак, — сказал дядя Дэнис, — Нелли в больнице потому, что она получает еще ленту. В действительности Нелли не способна справляться с тобой, Ари, и ты теперь в самом деле должна осторожно обращаться с ней. Ты растешь, становишься очень умной, а бедная Нелли думает, что ее обязанность поспевать за тобой. Доктора собираются объяснить ей, что это не ее вина. Надо ко многому приспособить Нелли. А тебе скажут, что Нелли нельзя обижать.

— Я не обижаю. Я не знала, что жук напугает ее.

— Ты не подумала, а следовало бы.

— Наверное, так, — согласилась она. Без Нелли утро казалось одиноким. Но, в конце концов, с Нелли ведь все в порядке. И она положила немножко масла на свою булочку. Стало заметно вкуснее.

— Кроме всего прочего, — проговорил дядя Дэнис, — у нас в хозяйстве появятся еще два эйзи.

Она посмотрела на дядю Дэниса без особой радости. Сили был достаточно скучным.

— Они будут твоими, — продолжал дядя Дэнис. — Они часть твоего дня рождения. Только ты не должна говорить об этом: люди не являются подарками на день рождения. Это некрасиво.

Она проглотила большой кусок булки. Это ее совершенно не радовало, кроме Нелли ей не нужны были эйзи, шляющиеся за ней повсюду, но если это вроде как подарок, то ей не хотелось задеть чувства дяди Дэниса, для этого имелось много причин. Она лихорадочно размышляла, стараясь придумать способ сказать «нет».

— Так что ты не должна сегодня идти на ленточное обучение, — сказал дядя Дэнис. — Ты пойдешь в больницу и заберешь их оттуда. И можешь провести весь этот день, показывая им, что делать. Они не такие, как Нелли. Оба они — альфа. Экспериментальные.

Большой глоток апельсинового сока. Она не знала, что и подумать. Альфы были редкостью. С ними было ужасно трудно обращаться. Она не сомневалась, что им полагается наблюдать за ней. Все выглядело очень похоже на то, что дядя Дэнис собирается устроить так, чтобы ей стало совершать что-то запретное. Она точно не знала, является ли это подарком Дэниса или дяди Жиро.

— Сходи за пульт, — сказал дядя Дэнис, — и дай свою карточку агенту безопасности, он зарегистрирует эйзи на тебя. Фактически ты станешь их Инспектором, и их положение будет сильно отличаться от положения Нелли. У Нелли Инспектор — я. А ты находишься только на ее ответственности. Это разные вещи. Ты знаешь, что делает Инспектор? Ты знаешь, сколько это ответственно?

— Но я — ребенок, — запротестовала она.

Дядя Дэнис ухмыльнулся и намазал маслом еще одну булочку.

— Это правильно. Они тоже. — Он серьезно посмотрел на нее. — Но они не игрушки, Ари. Ты понимаешь, насколько это серьезно, если ты рассердишься на них или ударишь так, как била Эми Карнат.

— Я так не буду! Нельзя бить эйзи. Нельзя грубо говорить с ними. Кроме Олли. Или Федры.

— Я не думаю, что будешь, дорогая. Но я просто хочу, чтобы ты всякий раз подумала прежде, чем сделаешь им больно. А ты можешь сделать им очень, очень больно, гораздо больнее, чем Нелли — так, как только я могу травмировать Нелли. Ты понимаешь?

— Я не уверена, что они нужны мне, дядя Дэнис.

— Тебе нужны другие дети, Ари. Тебе нужен кто-то твоего возраста.

Это было верно. Но не было никого, кто не вызывал бы в ней бешенства. И если они тоже будут раздражать, то станет ужасно, потому что ей придется жить вместе с ними.

— Мальчика зовут Флориан, а девочку Кэтлин, и у них тоже день рождения где-то около твоего. Они будут жить в комнате, соседней с твоей и Неллиной, для этого она всегда и предназначалась. Но им придется возвращаться в Город на свои занятия, а ленточное обучение они будут проходить в Доме так же, как и ты. Они такие же дети как ты, только у них имеются Инструкторы, на которых они должны обращать внимание. Она очень шустрые. И во многом они опередили тебя. Так часто обстоят дела с эйзи, особенно с талантливыми. Так что тебе придется поработать, чтобы не отстать от них.

Теперь она слушала. Никто никогда не говорил, что она — не самая лучшая во всем. Она не верила, что они могут быть лучше. Так не должно быть. Ничего не существовало такого, чего она не могла бы сделать если захочет. Маман всегда так говорила.

— Ты закончила?

— Да, сир.

— Тогда можешь идти. Ты заберешь их, и покажешь им все, и будешь осторожной, хорошо?

Она вылезла из-за стола и отправилась по коридорам, мимо охраны, через большие парадные двери, и через аллею по дороге к больнице. Часть пути она пробежала, потому что иначе было скучно.

Но когда она входила в дверь больницы, она была полна достоинства и выглядела взрослой, и вручила свою карточку больничной охране у стола.

— Да, сира, — сказали они. — Пройди сюда!

И они привели ее в какую-то комнату.

И они вышли и отворилась другая дверь. Сестра ввела двоих эйзи, ее ровесников. Девочка была беленькая, блондиночка с косичкой; мальчик — пониже, с волосами более темными, чем их униформа.

И дядя Дэнис оказался прав. Никто и никогда не смотрел на нее так, хотя она их видела впервые. Они глядели как друзья. Нет, более того. Как будто они находились в каком-то страшном месте, и только она могла вывести их оттуда.

— Привет, — сказала она. — Я — Ари Эмори.

— Да, сира.

Очень мягко, оба, и почти одновременно.

— Вы должны пойти со мной.

— Да, сира.

Это выглядело по-настоящему странно. Не как с Нелли. Совершенно не так, как с Нелли. Она придержала для них ручку двери, и вывела к столу охраны, и сказала, что она забирает их.

— Вот их карточки, сира, — сказал мужчина, сидящий за столом. Она взяла их и посмотрела.

Там стояли их имена. Флориан-9979 и Кэтлин АК-7892. И альфа-символ в секторе классификации. А понизу широкая черная полоса службы безопасности Дома.

Она обратила на это внимание, и почувствовала холод в животе, ужасное ощущение, как тогда, когда она обнаружила агента Безопасности в апартаментах маман. Она никогда не забывала об этом. Ей даже снились кошмары с участием службы безопасности.

Но она не показала им своего лица. Она взяла себя в руки перед тем, как повернулась, отдала им карточки и они пристегнули их.

Выражение их лиц тоже были совсем другие, несколько отсутствующие. Очень серьезные, вылитые эйзи: они слушали ее, они следили за ней, но следили и за всем окружающим.

Надо запомнить, какими они были в той комнате, подумала она. Нужно было помнить, их взгляды, чтобы осознать, что все это — всерьез.

Они относились к Безопасности, и это за другими людьми они следили таким же образом, за каждым едва заметным движением вокруг нее.

Мне нужен Олли, вспомнила она, но дядя Дэнис дал ей другое. Он дал ей Безопасность.

«Почему? — недоумевала она, немного рассерженная, немного напуганная. — Для чего они мне нужны?"

91
{"b":"6160","o":1}