ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но она была за них в ответе. Так что Ари вывела их на улицу, и пошла с ними по дорожке к Дому, зарегистрировала их в службе безопасности Дома. С дежурным офицером она были очень вежливы.

— Да, сира, — очень отрывисто отвечали они офицеру, а та быстро говорила и перечисляла им правила, пользуясь такими словами и кодами, которых Ари никогда не слышала. Однако эйзи все это знали. Они были очень уверены в себе.

Дядя Дэнис не сказал, что им нужно идти прямо домой, но она решила, что поступить следует именно так. За исключением того, что она прошла мимо офиса дяди Дэниса, и тот оказался на месте. Так что она представила Кэтлин и Флориана.

Затем она доставила эйзи домой, показала комнаты, где они будут жить и рассказала о Нелли.

— Вы должны делать то, что говорит Нелли, — сказала она. — И я тоже, вообще говоря, Нелли хорошая.

Не то, чтобы они были нервными… Особенно Кэтлин с ее способностью действительно быстро оценивать обстановку. Оба они находились в напряжении, очень скованные и формальные.

Но все было в порядке, они высказали уважение и выглядели славными.

Так что она достала свою игру «Гонки по звездам», развернула ее на отдельном столе и объяснила правила.

Никто из других детей никогда не слушал так, как они. Они не дразнили и не шутили. Она достала деньги, вынула карточки и раздала им их долю. А когда они начали играть, Ари почувствовала настоящее напряжение.

Она не была уверена, явилось ли это схваткой или игрой, но все было не так, как с Эми Карнат, совсем не так, потому что никто не сердился. Эйзи просто всерьез взялись за дело и очень скоро она склонилась над таблицей и думала так напряженно, что жевала губу, даже не подозревая об этом.

Им нравилось, когда она совершала что-то каверзное. И они хитрили в ответ, и в тот момент, когда она группировала свои вложения так, чтобы Флориан попал в беду, Кэтлин перекидывалась на другую сторону.

Обычно в Гонки По Звездам играли быстро. А теперь они засели надолго, пока она не смогла накопить достаточно денег, чтобы построить много кораблей и удерживать Кэтлин, покуда не загонит в угол Флориана.

И тогда он спросил, разрешают ли правила объединится ему с Кэтлин.

Никому никогда не приходило это в голову. Она нашла это очень умным, взяла правила и посмотрела.

— Здесь не говорится, что не можешь, — ответила она. Но ее плечи устали, и тело затекло от долгого неподвижного сидения. — Давайте положим таблицу в моей комнате, чтобы Сили не перемешал тут все, и сходим на ленч, хорошо?

— Да, сира, — ответили они.

Всякий раз, когда она пыталась заставить их расслабиться, они поступали так, словно хотели напомнить, что они не просто дети.

Однако Флориан перенес таблицу и ничего не рассыпал. И она подумала, что они лучше сходят на ленч в Северное крыло: дядя Дэнис разрешал ей туда ходить в ресторанчик, где и эйзи, и заведующий ее знали.

Туда-то она и повела их, в «Вариации», по соседству с магазинами, на углу, куда на ленч главным образом приходил персонал. Она представила их знакомым, села сама и велела им сесть. Ей пришлось заказывать ленч для них.

— Сира, — прошептал Флориан с совершенно смущенным видом после секундного взгляда в меню, — что нам полагается делать с этим?

— Выбери, что ты хочешь поесть.

— Я не знаю таких слов. И не думаю, что Кэтлин знает.

Кэтлин покачала головой, очень сосредоточенная и с крайне обеспокоенным видом.

Так что Ари поинтересовалась, что им нравится, на что они ответили, что обычно во время ленча ели бутерброды. Их она и заказала, им и себе.

И подумала, что они ужасно нервничают, продолжая следить за всем и за всеми, кто двигался. Кто-то уронил поднос, и их глаза метнулись в том направлении, как будто что-то взорвалось.

— Вам не надо беспокоиться, — сказала она. Они заставляли нервничать и ее. Как будто что-то должно произойти. — Успокойтесь. Это всего лишь официанты.

Они очень сосредоточено посмотрели на нее. Но не избавились от напряжения.

Такие же серьезные и сосредоточенные, как и во время игры.

Официант принес их напитки. Эйзи окинули его взором так быстро, что трудно было заметить. Но она знала, что они это делают потому, что она — тут.

Ничего похожего на Нелли.

Дядя Дэнис говорил о том, что в коридорах безопасно. И раздобыл двух эйзи, которые считают, что официант собирается наброситься на них.

— Послушайте, — сказала она, и два серьезных лица повернулись к ней, — временами мы можем просто развлекаться, хорошо? Никто не собирается поймать нас здесь. Тут я знаю почти всех людей.

Они моментально успокоились. Как по волшебству. Как будто она совершенно правильно провела психическую обработку. Она слегка вздохнула и ощутила гордость. Они потягивали свой лимонад, а роскошные бутерброды и в самом деле произвели на них впечатление.

Им понравилось. Это было очевидно:

— Я не могу съесть так много, — проговорил Флориан с обеспокоенным видом. — Прошу прощения.

— Все в порядке. Не беспокойся об этом. Слышишь?

— Да, сира.

Она смотрела на Флориана, смотрел на Кэтлин, и на всю их серьезность; а затем вспомнила, что они — эйзи, и что все заложено в их психотипе. Другими словами, особенно изменить их не удастся.

Однако, они не были тупыми. Нисколько. Такие же альфы, как Олли. А это значило, что они способны на многое из того, на что не способна Нелли. Как в игре: она нападала на них, как могла, а они не сердились и не расстроились.

Они были отлично подготовлены. Но не слишком отлично для нее.

А затем она подумала, и уже не в первый раз за это утро, что они были еще были еще и Ответственностью. И ты не можешь брать себе эйзи, а затем просто отказываться от них. Дядя Дэнис говорил правду. Нельзя получать людей в подарок. Если у тебя есть кто-то, кто любит тебя, ты никогда не сможешь просто отвернуться и уйти.

(Маман так поступила, подумала она, и от мысли стало, как всегда, больно. Маман так поступила. Но маман не хотела этого. Маман была несчастна задолго до того, как уехала).

Ей надо поскорее написать и все рассказать маман, чтобы маман узнала: ей следует сказать дяде Дэнису, чтобы и их он отправил вместе с ней. Потому что она не могла их просто так покинуть. Вот теперь. Она знала, что при этом чувствуешь.

Сначала она думала, что сможет выбрать только одного из двух эйзи, потому что ее дом становился слишком многолюдным; она бы с большим удовольствием оставила себе Олли, и еще одного, но никак не двоих. Она могла бы сказать «нет», и не позволить дяде Дэнису передавать их ей. Она полагала, что как-нибудь справилась бы с этим. Как со всем прочим.

Но так было до тех пор, пока они не посмотрели на нее там, в больнице, и они как бы загипнотизировали ее, сами того не желая. Они просто очень сильно хотели пойти с ней; и она сама почти также сильно хотела, чтобы кто-нибудь был с ней.

Так что теперь они были привязаны друг к другу. И она не могла бы оставить их одних.

НИКОГДА.

92
{"b":"6160","o":1}