ЛитМир - Электронная Библиотека

- Донесите его, Утхап! Донесите!

- Капитан, я спущусь. - Графф собрался выйти в док.

Сигни принялась нажимать кнопки, разыскивая Утхап и ее людей видеокамерами и ругая нерасторопных техов. Наконец на экране показалась группа десантников, и несли они не одного. Товарищи с "Норвегии" бросились им навстречу, оцепили "пуповины".

- Меда на связь, - скомандовала Сигни.

- Мед готов.

Сигни следила за знакомой фигурой, приближающейся к группе Утхап. Графф знал свое дело. Она перевела дух.

- "Европа" все еще на связи, - сообщил ком. Сигни подключилась к каналу флагмана.

- Капитан Мэллори, как прикажете все это понимать?

- Сэр, я сама еще не знаю, в чем дело. Разберусь, как только мои солдаты поднимутся на борт.

- Вы отбили пленных у "Австралии". С какой целью?

- Сэр, один из этих пленных - Дэймон Константин. С вашего позволения, я свяжусь с вами, как только получу объяснения Ди Янца.

- Мэллори!

- Сэр?

- У Эджера двое убитых. Жду рапорта.

- Есть, сэр. Как только выясню, что произошло, отправлю вам рапорт. А сейчас, сэр, я пошлю десантников в зеленый док. Пока штатские не осложнили ситуацию, сэр.

- Предоставьте это "Индии", она уже взялась за дело. Выведите своих людей, Мэллори. Освободите доки. Всех на борт. Я жду вас у себя, слышите?

- Да, сэр. С рапортом. Прошу прощения, сэр.

Лампочка флагманского канала погасла. Ударив кулаком по консоли, Сигни встала и направилась в хирургический отсек, расположенный на полпути между главным лифтом и носом.

Раны оказались не такими уж опасными. Благодаря стараниям врача у майора Янца держался ровный пульс, да и по облику Ди не было заметно, что он собирается на тот свет. Случайное попадание в стык доспехов: проникающее ранение в грудь, несколько ожогов, серьезная потеря крови ничего, выкарабкается, на памяти Сигни бывало и похуже.

Она отошла к двери, где стояла Утхап, с головы до ног забрызганная кровью.

- Убирайтесь отсюда, неряхи, - Сигни вытолкала в коридор Утхап и ее десантников. - Здесь должно быть стерильно. Кто выстрелил первым?

- Какая-то шлюха с "Австралии". Пьяная.

- Капитан, - напомнила Сигни.

- Капитан, - негромко повторила Утхап.

- Ты ранена?

- Ожоги, капитан. Ничего, терпимо. С вашего разрешения, я пройду осмотр, когда врач закончит с Янцем и остальными.

- Я разве не приказывала вам держаться подальше от этого логова?

- Капитан, мы услышали по кому, что они захватили Константина и Толли. В "Маккарти" все перепились, как купцы после высадки, а за старшего у них - сержант. Когда мы с майором вошли, они велели нам убираться.

- Достаточно, - буркнула Сигни. - Жду подробного рапорта, десантник Утхап. И не волнуйся, я вас не дам в обиду. Вот если бы вы уступили Эджеровым подонкам, я бы с вас шкуру спустила. - Она пошла по коридору, бросив солдатам на ходу: - Все в порядке, Ди не разорван на куски. Не мешайте медам, и вообще убирайтесь отсюда. По каютам, живо! Я поговорю с Эджером... но если кто-нибудь из вас сунется в док, - своей рукой пристрелю, честное слово. По местам!

Десантники кинулись к лифту.

Сигни вернулась в рубку, обвела взглядом офицеров, занявших боевые посты. Графф, изрядно выпачканный кровью, уже был здесь.

- Почистись, - приказала ему Сигни. - Вспомни, где находишься. Марио, спускайся в кубрик, допроси Утхап и все ее отделение. Мне нужны фамилии и личные номера тех "австралийцев". И еще - рапорт, составленный по всей форме. Сейчас же.

- Есть, капитан. - Марио козырнул и поспешил отбыть. Сигни снова окинула рубку взглядом, на сей раз таким грозным, что вахтенные склонили головы над пультами. Графф вышел чиститься.

Сигни ходила взад-вперед по рубке, пока не спохватилась, что ей предстоит идти на борт "Европы". На ее мундире остались кровавые пятна, но она решила не переодеваться.

- Графф остается за меня, - отрывисто произнесла она. - Макфарлэйн, я иду на "Европу", подбери мне эскорт. Быстро!

Слушая, как приказы разносятся по коридору, она пошла к лифту. Эскорт - десантники в полном боевом облачении - встретил ее у шлюза. Она спустилась по трапу в док и пересекла оцепление.

Она не взяла с собой оружия. Заходить к командующему Флотом с оружием не полагалось, да и док охранялся надежно. Однако Сигни чувствовала бы себя гораздо спокойней, если бы покинула "Норвегию" совсем раздетой, зато с пистолетом в руке.

5. ПЕЛЛ: "ЕВРОПА"; СИНИЙ ДОК; 8.1.53; 21:05

На сей раз Мациан не задержался, хотя ожидали его всего лишь двое капитанов - Том Эджер и Сигни Мэллори. Эджер прибыл на борт "Норвегии" раньше Мэллори, но ее это не огорчало и не тревожило.

- Садитесь, - сказал ей Мациан.

Она уселась напротив Эджера. Мациан расположился во главе стола, подпер голову кулаками и устремил на Сигни пылающий взгляд.

- Ну, так где же ваш рапорт?

- Будет, - пообещала она. - Мне необходимо время, чтобы опросить моих людей и установить личности злоумышленников. Ди переписал их фамилии и номера, прежде чем в него выстрелили.

- Он прибыл туда по вашему распоряжению?

- Сэр, мои солдаты не получали приказа стоять в стороне и спокойно глядеть на преступления. После инцидента с Гофортом моих людей систематически третируют. Гофорта застрелила я, а страдать приходится моим подчиненным. Однако они покорно сносили издевательства, пока кое-кто не напился до такой степени, что перестал видеть разницу между издевательством и открытым неповиновением. Мой десантник попросил эту женщину назвать свое имя и личный номер и получил грубый отказ. Услышав, что она арестована, женщина выхватила пистолет и открыла огонь по офицерам.

Взор Мациана перебежал на Эджера и вернулся к Сигни.

- Я слышал другую версию: что вы не позволяете вашим десантникам ходить поодиночке, что даже в так называемых увольнениях они выполняют ваши приказы. Расхаживая целыми отделениями с офицерами во главе, они насаждают в доках свои порядки. Что поведение десантников и экипажа "Норвегии" на станции - это надругательство над субординацией и злостное неподчинение моим приказам.

- Сэр, отпуская солдат в увольнения, я не возлагаю на них никаких обязанностей. Но и не запрещаю хождение группами, поскольку так безопаснее посещать бары, доступные всем, кроме военнослужащих с "Норвегии". Такое отношение к моим подчиненным культивируется во всех экипажах, и неделю назад я направила к вам жалобу по этому поводу.

С минуту Мациан молча смотрел на нее, медленно барабаня пальцами по столу. Наконец повернул голову к Эджеру.

- Я не спешил протестовать, - заговорил Эджер, - но обстановка сейчас тяжелая... Очевидно, сказывается разница во взглядах на управление Флотом в целом. По причинам, гадать о которых мне не хочется, в некоторых экипажах и подразделениях пестуется фанатичная преданность своим капитанам и кораблям.

Сигни набрала полную грудь воздуха, уперлась ладонями в стол, но в последнее мгновение справилась с гневом и осталась в кресле. Ум работал трезво и холодно. Эджер и Мациан всегда были близки... даже слишком близки, давно подозревала она. Тут, как говорится, третий - лишний. Сигни справилась с дыханием и откинулась на спинку кресла, глядя только на Мациана. Идет война, и "Норвегии" приходится лететь по самой что ни на есть крутой дуге, покоряясь амбициям Мациана и Эджера.

- Стрельба по своим, - заговорила она, - это всегда очень неприятно. Господа, мы с вами - старейшие на Флоте. Долгожители. Скажу откровенно: я знаю, что нам предстоит, знаю, что моя деятельность по наведению порядка на станции - мартышкин труд. По вашему приказу я выполняла черную работу, и выполняла ее неплохо. Я не делилась своими догадками с экипажем и десантниками "Норвегии", предпочитая плыть по течению. Солдатам позволено делать все, что им вздумается, поскольку нас не заботит, какую память о себе мы оставим. Пелл будет снят с шахматной доски, его выживание противоречит нашим интересам. У вас теперь совершенно иные планы, и вы подводите нас к ним постепенно, чтобы не травмировать нашу психику. Когда вы наконец раскроете карты, нам останется только признать: да, ваш вариант - единственно разумный. Солнечная, не правда ли? Земля. Предстоит далекий и рискованный поход, и прежде чем отправиться в него, нужно обеспечить себе безопасный тыл. Флот над Компанией... Что ж, может быть, вы и правы. Это давно имеет смысл, еще с тех пор, как Компания бросила нас на произвол судьбы. Но нам не добраться до Солнечной, если на Пелле исчезнет дисциплина - цемент, на котором десятилетиями держался Флот. А ведь именно к этому приведет дискриминация. Подумать только: меня учат командовать "Норвегией"! Если это будет продолжаться, наш Флот расползется по швам. Вы отбираете у десантников значки и эмблемы, вы обезличиваете и унижаете их... Как бы вы это ни называли, ни к чему хорошему оно не приведет. Вопреки всем правилам и традициям экипажи заставляют подстраиваться под единый стандарт. Капитаны, не видя перед собой иного врага, исподволь настраивают своих подчиненных против "Норвегии", поощряют драки... За десятилетия своего существования Флот никогда не был единым целым, но в этом-то и заключалась наша сила! Каждая победа Флота - заслуга свободного корабля. Подстригите нас под одну гребенку, и мы станем предсказуемы, а поскольку наши корабли можно по пальцам перечесть, от нас и следа вскоре не останется.

103
{"b":"6162","o":1}