ЛитМир - Электронная Библиотека

- Ваш брат останется на Нижней, - пообещала она.

Возле двери вспыхнула лампочка. Нажатием на клавишу Сигни отперла замок. Ввели Джоша Толли, они с Дэймоном спокойно переглянулись. Будто спросили друг друга о чем-то, не произнеся ни слова вслух.

- Все в порядке? - осведомился Джош через секунду.

Константин кивнул.

- Господин Константин уходит, - вмешалась Сигни. - Прошу, Джош.

Он приблизился, обеспокоенно косясь на Дэймона. Дверь закрылась, отгородив их друг от друга. Сигни снова потянулась за бутылкой, наклонила ее над стаканом, оставленным Дэймоном на краю стола.

Джош тоже умылся и от этого выглядел получше. Щеки его ввалились, но глаза живо блестели.

- Не угодно ли присесть? - Уж от него-то Сигни знала, чего ожидать. Он всегда был уступчив, лишь однажды поддался помрачению. В тот раз он нашел ее на станции и закричал еще от дверей.

Джош пожал плечами и сел. Он мастерски напускал на себя безучастный вид.

- Как в былые времена. - Сигни отпила из стакана и хмыкнула. - А он порядочный человек, этот Дэймон Константин.

- Да, - подтвердил Джош.

- Ты все еще хочешь убить меня?

- Ты не самая большая гадина на свете.

Сигни хмуро улыбнулась, но улыбка тотчас увяла.

- Ты знаком с Мюллером и Кроуэлл? Слышал когда-нибудь эти фамилии?

- Эти фамилии мне ни о чем не говорят.

- Неужели ты не знаком ни с кем из техов, знающих станционный комп?

- Нет.

- Ну что ж, это был единственный официальный вопрос. Очень жаль, что ты никого не знаешь. - Она снова отпила из бокала. - Похоже, на твоем поведении сказывается благотворительность Константина. Я права?

Никакого ответа. Но Сигни по глазам Джоша видела, что она права.

- Я хотела задать тебе только этот вопрос.

- Кто они? Кто эти люди? Зачем они тебе? Что они сделали?

Вопросы? Джош никогда не задавал ей вопросов.

- Ты согласился на Урегулирование, - сказала она. - Объясни, что ты затевал, когда тебя взяли "австралийцы"?

Молчание.

- Те люди мертвы, Джош. Что толку скрывать?

Его глаза блуждали по каюте - знакомый безучастный взгляд. "Красив, в тысячный раз подумала Сигни об этом человеке. - Еще один обреченный. Его нельзя пощадить - он безумец и после смерти Константина станет очень опасен. Завтра, - сказала она себе. - Это случится не позднее завтрашнего дня".

- Я униатский солдат, - промолвил он. - Но непростой... что бы там ни значилось в военном билете. Спецслужба. Ты знаешь, как я сюда попал. И был еще один такой - он проник сам... так же как и на Маринер. Его звали Габриэль, и он готовил диверсию. Против вас работал он, а не Константины. Дэймон ни в чем не виноват, у него отец погиб из-за Габриэля и пропала жена. Как все это происходило, я не знаю, я не помогал... но одно могу сказать наверняка: люди, которых вы держите во главе Пелла, - убийцы, завербованные Габриэлем. В этом можешь не сомневаться, я знаю тактику. Мэллори, ты схватила не того человека. Нужно арестовать Лукаса, вашего ставленника, - он плясал под дудку Габриэля.

Хмель вылетел из нее, словно от порыва студеного ветра. Сидя со стаканом в руке и глядя в светлые глаза Джоша, Сигни вдруг почувствовала, что ей тяжело дышать.

- Ну и где он, этот Габриэль?

- Убит. Вы уничтожили верхушку заговора. Габриэля, парня по фамилии Коледи и еще одного... Крессича. На станции Габриэля знали как Джессада. Всех троих убили десантники, когда брали нас. А Дэймон не знал ничего... ровным счетом ничего. Неужели ты допускаешь, что он пошел на сговор с убийцами его отца?

- Значит, это ты привел его туда?

- Да, я.

- Он знал правду о тебе?

- Нет.

Сигни набрала полную грудь воздуха и неторопливо выдохнула.

- Думаешь, нам не все равно, как Лукас пробрался к власти? Он наш холуй.

- Постарайся понять меня. Все кончено. Вам не за кем больше гоняться. Вы победили. Новые убийства будут абсолютно бесполезны.

- И мне следует положиться на слово униата?

Никакого ответа. Но глаза, смотревшие ей в лицо, были полны боли.

- Джош, ты правильно сделал, что рассказал. Это поступок настоящего мужчины.

- Никакой это не поступок. Я рожден с одной - единственной целью. Все мое прошлое - программа. Когда на Расселе и здесь из меня тянули душу, за ней не было ничего. Я - пустышка, Мэллори. Фальшивка, кукла. Я служил Унии, потому что запрограммирован на это. На самом деле я ни к кому и ни к чему не испытываю привязанности.

- Совсем ни к кому?

- Только к Дэймону, - признался он.

Сигни осушила стакан, буравя Джоша задумчивым взглядом.

- Так зачем же ты втянул его в заговор Габриэля?

- Думал, что нашел путь к спасению. Надеялся захватить челнок и увезти Дэймона на Нижнюю. У меня к тебе предложение.

- Кажется, я догадываюсь...

- Посадить его на челнок и отправить на Нижнюю - в твоей власти. Помоги ему выбраться отсюда, если больше ничего не можешь.

- Как? Ты не хочешь, чтобы мы вернули ему власть над Пеллом?

- Ты сама сказала, Лукас только открывает и закрывает рот, а слова произносите вы, и ничего другого вам не надо. Вы всегда к этому стремились. Помоги Дэймону выбраться. Спаси. Ну, что тебе стоит?

Он знал, что ожидает их в недалеком будущем - во всяком случае, что ждет Константина. Сигни посмотрела на Джоша и снова опустила глаза на бокал.

- За твое "спасибо"? Недурное предложение. Это выглядело бы просто глупо с моей стороны, ты не находишь? С тобой работал какой-нибудь гипнопед?

- Надо полагать, да.

Она нажала клавишу.

- Уведите его.

- Мэллори...

- Я подумаю над твоим предложением, - перебила она, - подумаю.

- Можно мне с ним поговорить?

Поразмыслив, она кивнула.

- Пожалуй. Хочешь рассказать все, как было?

- Нет, - ответил он хрипло. - Я не хочу, чтобы он узнал. Мэллори, в мелочах я тебе доверяю.

- И ненавидишь меня всеми потрохами?

Он встал и, глядя на нее сверху вниз, отрицательно покачал головой. Вспыхнула лампочка у двери.

- Ступай, - велела Сигни и повернулась к десантнику, появившемуся в дверном проеме. - Отведи его к приятелю. Предоставь им все удобства, о которых они попросят. В разумных пределах, конечно.

Джош вышел вместе с конвоиром. Дверь закрылась, щелкнул замок. Несколько минут Сигни не двигалась, затем положила ноги на койку и снова застыла в неподвижности.

Ей пришло в голову, что на заключительном этапе войны Константин мог бы пригодиться. "Допустим, Уния клюнет на нашу удочку - займет и восстановит Пелл. Вот тут-то и понадобился бы Константин. Если бы он не был полной противоположностью Лукаса. Нет, он для нас бесполезен. Мациан ни за что не согласится. Единственный выход - челнок. И никто не узнает об этом, если Флот не задержится в системе Пелла. Униатам очень нескоро удастся выловить молодого Константина из кустов, а тем временем мы выполним до конца стратегический план. Станция погибнет, Уния лишится базы... Либо станция выживет, но ее существование принесет новым хозяевам одни убытки. Да, в идее Джоша что-то есть". Сигни налила себе еще бренди и сжала стакан так, что побелели костяшки пальцев.

Униатский диверсант... Сигни все еще не могла оправиться от замешательства, злилась и насмехалась над собой: вот что случается, когда забываешь пословицу "в тихом омуте черти водятся".

Подумать только, к чему пришло Внеземелье... Флот-отступник и мир, порождающий монстров вроде Джоша и Габриэля-Джессада...

Она сидела, сложив руки на груди и глядя на стол. Наконец сделала еще один глоток, протянула руку и пробежалась пальцами по клавиатуре компа.

"Диспозиция десантников".

На экране появились названия мест и списки личного состава. Все солдаты находились на борту, кроме дюжины, охранявшей подступы к "пуповине". Сигни набрала приказ вахтенному офицеру: "Бен, выгляни наружу и позови тех двенадцать, что караулят в доке. Комом не пользуйся. Потом доложи мне через комп".

106
{"b":"6162","o":1}