ЛитМир - Электронная Библиотека

Он помогал бандитам, пользуясь своим возрастом и солидностью, и тем фактом, что некоторые беженцы знали его в лицо. Он приказывал, требовал тишины, выслушивал жалобы и гневные тирады, пока Коледи не окружил его стражей, чтобы защитить лидера.

Через час доки были очищены, банды узаконены и взяты под контроль, а честные люди во всем полагались на Крессича.

ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ. ПЕЛЛ: 22.5.52

Сев в депутатское кресло, которое последние три года занимал его сын Витторио, Джон Лукас поморщился. Только что из пяти своих комнат он лишился трех - их буквально отняли, чтобы передать двум племянникам Джекоби и их партнерам по дополнительной смене. Ребенок одного из племянников колотил по стене и ужасно орал. В комнаты, оставшиеся от частных владений Джона, грузчики сволокли всю мебель... и, ко всему прочему, эти комнаты приходилось делить с сыном Витторио и его пассией. Впрочем, с сыном они быстро достигли взаимопонимания. Женщина ушла, а Витторио остался, предпочтя обладание жилищем и текущим счетом на Пелле переводу на Нижнюю, которого вожделели молодые добровольцы. Да, физический труд под вечным дождем ему не по вкусу... а здесь его высокий пост может пригодиться Джону. Витторио был послушен, голосовал, как ему велел отец, и, надо отдать ему должное, удержал "Лукас Компани" от развала. Во всяком случае, ему достало ума решать незначительные проблемы самостоятельно, а насчет серьезных спрашивать совета. Другое дело - как он обращался с текущим счетом. По прибытии на станцию, уладив свои самые неотложные дела, Джон нашел время просмотреть послужные списки и счета персонала.

Затем его вызвали сюда - срочно и бесцеремонно, будто по тревоге. Как и остальные депутаты, он послушно явился на экстренное заседание. Сердце все еще тяжело колотилось от волнения. Джон проверил пульт на своем столе, надел на ухо динамик и услышал писклявую болтовню кома, которой напряженно внимал совет. По экранам сканов проплывала колонна светящихся пятнышек космических кораблей. Новые неприятности. Джон уже знал о назревающей проблеме - услышал по пути из офиса в доке.

- Сколько их у вас? - спросил Анджело, но ответа не дождался.

- В чем дело? - обратился Джон к сидевшей рядом женщине - делегату от зеленой секции.

- Новая партия беженцев. Со станции Эсперанс. Во главе конвоя рейдероносец "Тихий океан". Ни на какое сотрудничество не согласен. Ничего удивительного - это же Сунг.

В зал входили депутаты, ярусы быстро заполнялись. Джон вставил в ухо личное аудио, включил воспроизведение, чтобы войти в курс дела. Конвой на экранах приблизился к станции почти вплотную и вдобавок находился над эклиптикой. Слишком опасно. В ухе Джона зашептал голос: секретарь совета подсчитывал корабли, предлагая следить за экраном над его столом. Почти никакой информации.

Подойдя к Джону сзади и перегнувшись через его плечо, служитель вручил клочок бумаги.

"Поздравляем с возвращением, - недоумевая, читал Джон написанные от руки строчки. - Просим занять место Эмилио Константина - кресло номер десять. Совет высоко оценивает вашу компетентность в отношении Нижней. А.Константин".

Сердце Джона снова забилось быстрей, но на сей раз в ином ритме. Поднявшись, он положил на стол динамик, выключил ком, у всех на виду спустился по проходу в центр зала, к столу, где сидели самые влиятельные граждане Пелла. Подошел к пустующему креслу, уселся на великолепную кожу и испытал восхитительный всплеск торжества: наконец-то справедливость восстановлена!

Сколько десятилетий он ждал этого мгновения! Всю жизнь страдал от всемогущих Константинов; всю жизнь им манипулировали, не подпуская к Десятке вопреки всем его стараниям, влиянию и заслугам. И все-таки он здесь! Не из-за порыва великодушия Анджело Константина (в этом Джон нисколько не сомневался), а как пить дать из-за голосования. Вот он, закономерный итог долгой, трудной службы на Нижней: большинство депутатов признали его заслуги.

Он встретился глазами с Анджело, сидевшим напротив с динамиком в ухе. Все тот же взгляд: ни приязни в нем, ни радости. Ну, так и есть: пришлось Константину смириться с мнением большинства. Джон улыбнулся одними губами, будто выдавил улыбку. Анджело ответил тем же.

- Попытайтесь еще раз, - сказал кому-то Анджело через ком. Соедините меня с Сунгом напрямую.

Совет затих, лишь из центрального кома по-прежнему доносились тонкие, голоса. Поступали доклады о медленном приближении фрахтеров. Только "Тихий океан" набирал скорость, входя в координатную сетку скана.

- Сунг на связи, - услышали советники. - Приветствую станцию Пелл. Мы прибыли. Все подробности вам сообщит ваша собственная аппаратура.

- Сколько человек вы нам привезли, капитан Сунг? - осведомился Анджело. - И сколько прибудет с остальными конвоями?

- Девять тысяч.

По залу прокатился шепоток ужаса.

- Помолчите! - выкрикнул Анджело - голоса мешали ему слушать. - Вас поняли: девять тысяч. Такое количество ставит под угрозу нашу безопасность. Капитан, просим явиться на заседание совета. Незадолго до вас на неэскортируемых купцах к нам прилетели беженцы с Рассела; из соображении гуманности мы их приняли. Как вы понимаете, в таких случаях отказать невозможно. Просим оповестить командование Флота. Ситуация критическая, и нам нужна поддержка военных. Вы понимаете? Просим явиться на экстренное совещание. Мы готовы оказывать содействие, но стоим перед очень трудным выбором. Просим поддержки Флота. Вы придете, сэр?

Наступила пауза. Депутаты ерзали в креслах. Приближение кораблей заставляло мигать лампочки тревоги.

- Последний конвой, - последовал ответ, - идет из Пан-Парижа под командованием Крешова, капитана "Атлантики". Желаю удачи, станция Пелл.

Связь прервалась, вспыхнул экран скана. Огромный рейдероносец по-прежнему набирал скорость в непозволительной близости от станции.

Никогда еще Джон не видел Анджело в таком гневе. Шепот перерос в оглушительный шум, и не скоро динамикам удалось восстановить относительную тишину. "Тихий океан" взмыл в зенит, и изображение разлетелось в клочья; когда же экраны прояснились, "Тихий океан" исчез, уйдя несогласованным курсом и оставив Пеллу свой шлейф - купцов, медленно, но неотвратимо летящих к докам.

Раздался приглушенный гудок - в "К" вызывали полицию.

- Пошлите резервный отряд, - приказал Анджело в микрофон кому-то из полицейского начальства. - Соберите свободных от дежурства. Да не интересует меня, сколько раз их сегодня дергали! Наведите там порядок, даже если придется стрелять. Комцентр, передайте экипажам челноков, чтобы загнали купцов в те доки, какие нужно. Поставьте у них на пути кордон из ближнерейсовиков, если ничто другое не поможет.

Спустя мгновение смолкли сигналы тревоги, слышался только постоянный доклад о приближении купцов.

- Карантинную зону необходимо расширить, - заявил Анджело. И добавил, окинув совет взглядом: - К сожалению, придется поделиться с "К" двумя ярусами красной секции. Сейчас же.

Амфитеатр ответил печальным шепотом, тотчас на экранах замелькали возражения депутатов от красной секции. Ничего страшного - со стороны зеленой никто их не поддержал и не потребовал голосования.

- Абсолютно ясно, - продолжал Анджело, даже не взглянув на экраны, что больше мы не можем выселять наших резидентов или отдавать коридоры верхних ярусов, препятствуя передвижению. Это исключается. Но если мы не получим помощи от Флота, придется принять чрезвычайные меры, я имею в виду широкомасштабное переселение за пределы станции. Джон Лукас, простите за беспокойство... Мы сожалеем, что не вы вели вчерашнее заседание. В свое время вы предлагали проект расширения базы на Нижней. В каком состоянии он сейчас?

Джон заморгал, глядя на Анджело с подозрением и надеждой, потом поморщился: даже в эту минуту Константин не обошелся без шпильки. Подниматься было необязательно, но Джон все-таки встал, чтобы видеть лица депутатов.

15
{"b":"6162","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Всегда ваш клиент: Как добиться лояльности, решая проблемы клиентов за один шаг
Роберт Капа. Кровь и вино: вся правда о жизни классика фоторепортажа…
Сладкое зло
Перекресток Старого профессора
Слова на стене
Я говорил, что ты нужна мне?
Башня у моря
Как не попасть на крючок