ЛитМир - Электронная Библиотека

- Да. - Он виновато добавил: - Я не очень хорошо вас помню. Наверное, мы познакомились, когда меня привезли. Наверное, вы были моим надзирателем.

- Точно, - кивнул охранник. - Рад, что для вас все кончилось благополучно. - Похоже, он не кривил душой.

- Спасибо.

Джош двинулся своим путем, а надзиратели - своим. Тьма отступила. А он-то думал, что все эти люди ему приснились! Нет, не приснились. Все было на самом деле.

Он миновал стол администратора, прошел по коридору к восемнадцатому номеру, открыл дверь. Вот оно, его убежище - скромно обставленное, без окон... исключительная привилегия, при такой тесноте. Спасибо Дэймону...

Обычно, приходя домой, он включал вид, и тот заполнял номер голосами. Иначе безмолвие навевало страшные сны. Сейчас он опустился на кровать и просто сидел в тишине, ощупывая воспоминания, как полузажившие раны.

"Норвегия"...

Сигни Мэллори...

Мэллори...

4. ПЕЛЛ: БЕЛЫЙ ДОК: ОФИСЫ "ЛУКАС КОМПАНИ"; 18:30; 06:30 ДС

Ничего страшного не произошло. Джон сидел в самом дальнем кабинете офиса, принимал рутинные сообщения, просматривал заурядные отчеты кладовщиков, но какая-то частица его мозга беспокойно прикидывала, как поступить, если случится наихудшее.

Он задержался на работе дольше обычного. В доках уже потускнели лампы, почти весь персонал основной смены разошелся по домам, улеглась суматоха. Лишь несколько клерков в офисах других служб отвечали на вызовы по кому и занимались мелкими делами в ожидании сменщиков. В четырнадцать сорок шесть беспрепятственно ушло "Лебяжье перо", в семнадцать ноль три с документами Витторио улетели Кулинсы на "Энни", тоже не возбудив ничьего любопытства или беспокойства (вопросы милиции о курсе и сроке возвращения были в порядке вещей). Джону теперь дышалось легче. "Энни" давно скрылась из виду, и уже ничто не могло ее остановить.

Надев пиджак, Джон запер офис и пошел домой.

Он отпер дверь с помощью персональной карточки (вплоть до этой минуты ему было нужно, чтобы каждый его шаг фиксировался компом) и увидел Джессада и Хэйла, сидящих друг против друга в тиши гостиной. Пахло кофе, и Джон начал успокаиваться после дневного напряжения. Он опустился в третье кресло и откинулся на спинку.

- Я выпью кофе, - сказал он Брану Хэйлу. Тот нахмурился, но встал и вышел на кухню.

- Ну, как вам нынешний денек? - поинтересовался Джон у Джессада. Небогат развлечениями?

- Небогат, - отозвался гость. - Если бы не старания мистера Хэйла, я бы, наверное, сошел с ума от скуки.

- Здесь все спокойно?

- Все в порядке, - донесся голос Хэйла из кухни.

Глотнув кофе, Джон поднял глаза и увидел, что Хэйл ждет. Отпустить его и остаться наедине с Джессадом? Этого Джону не хотелось. Не хотелось также, чтобы Хэйл разговаривал с ним на равных - здесь или где-нибудь еще.

- Ценю твое благоразумие. - Он говорил очень спокойно, тщательно обдумывая фразы. - Как ты, наверное, уже понял, здесь кое-что затевается. Пускай не сразу, но это принесет нам немалую выгоду. Постарайся удержать Ли Квэйла от дурацких выходок. Как только я получше разберусь в обстановке, ты все узнаешь. Витторио улетел. Дэйин... пропал. Мне нужен надежный и толковый помощник. Ты меня понял, Бран?

Хэйл кивнул, потом негромко проговорил:

- Спасибо. Мы поговорим об этом завтра. - Он покосился на Джессада. Все будет в порядке, господин Лукас?

- Если нет, я тебя позову.

Хэйл кивнул и вышел, не сказав больше ни слова. Джон снова откинулся на спинку кресла и уже уверенней посмотрел на униата, вольготно расположившегося напротив.

- Насколько я понял, - произнес гость, - вы доверяете этому человеку и намерены посвятить его в наши дела. Союзников, господин Лукас, надо выбирать с толком.

- Я знаю своих людей. - Джон отхлебнул обжигающего кофе. - А вот вас, господин Джессад или как вас там, я не знаю и не могу согласиться с вашей затеей насчет документов моего сына. Я придумал для него другое прикрытие. Деловая поездка в интересах "Лукас Компани". Сейчас рейсом на рудники отправился корабль, он увез документы Витторио.

Джон ожидал вспышки ярости, но гость всего-навсего вежливо приподнял брови.

- Не возражаю. Однако мне понадобятся документы, и я сомневаюсь, что разумно будет обратиться за ними к официальным властям.

- Документы я вам достану. Это не самое сложное в вашем деле.

- А что самое сложное, господин Лукас?

- Мне нужно кое-что знать. Где Дэйин?

- В нашем глубоком тылу. Вы совершенно напрасно волнуетесь. Я прибыл сюда просто на всякий случай... чтобы получить подтверждение вашей искренности. Если вы нас обманываете, я погибну. Но я очень надеюсь, что этого не случится.

- Что вы можете мне предложить?

- Пелл, - тихо произнес Джессад. - Пелл, господин Лукас.

- Вы готовы вручить его мне?

Джессад отрицательно покачал головой.

- Это вы готовы вручить его нам. Именно такова суть вашего предложения. Инструктировать вас буду я. Мой опыт, ваше превосходное знание обстановки. Этим вы должны поделиться со мной.

- Чем вы обеспечите мою безопасность?

- Одобрением ваших действий.

- Кто вы по чину?

Джессад пожал плечами.

- Я здесь неофициально. Мне нужно знать все тонкости. Все, от графиков грузоперевозок до процедуры заседаний совета, до самых незначительных нюансов делопроизводства в офисах вашей компании.

- Вы решили всю жизнь провести в моей квартире?

- Не вижу смысла мозолить глаза окружающим, от этого может пострадать ваша репутация. А есть другое безопасное место? Этот ваш Бран Хэйл надежный человек?

- Был со мной на Нижней. При Константинах остался верен моей политике, и за это его оттуда вышибли.

- Значит, надежен?

- Вполне. Правда, кое в ком из его компании я сомневаюсь... особенно если дело примет серьезный оборот.

- Но ведь вы позаботитесь, чтобы этого не случилось, не правда ли?

- Постараюсь.

Джессад медленно кивнул.

- И все-таки, господин Лукас, подумайте о документах. С ними мне будет гораздо спокойнее.

- Что будет с моим сыном?

- Вас это тревожит? Мне показалось, вы не испытываете к нему особой любви.

- Вы не ответили.

- Недалеко отсюда находится корабль... из захваченных. Он зарегистрирован как собственность купеческой семьи Ольвигов. На самом деле он теперь военный. Все Ольвиги в кутузке, как и большая часть команды "Лебяжьего пера". "Молот", корабль Ольвигов, предупредит Пелл о приближении врага. Это случится довольно скоро, господин Лукас. Не покажете ли для начала план станции?

"Мой опыт..." Специально обученный человек. В голову Джона закралась жуткая мысль: Викинг разложен, Маринер взорван... все это сделано изнутри. Работа диверсантов. Находятся безумцы, уничтожающие станции и гибнущие сами... или успевающие сбежать. Он посмотрел в невыразительное лицо Джессада, в спокойные, даже слишком спокойные глаза и понял: точно, один из таких специалистов орудовал на Маринере. Потом внезапно появился Флот, и станция была намеренно уничтожена.

5. ПЕЛЛ: ЗОНА "К"; ОРАНЖЕВАЯ СЕКЦИЯ; ДЕВЯТЫЙ ЯРУС; 19:00

Посетители упорно дожидались приема. Очередь тянулась по главному коридору и заканчивалась в доке. Подперев ладонями голову, Василий Крессич проводил взглядом женщину, которую грубо выволок за дверь охранник. Она заявила об ограблении, обвинила одного из помощников Коледи, а потом учинила скандал.

У Василия болели спина и голова. Он ненавидел эти приемы, но тем не менее устраивал их раз в пять дней. Они служили клапаном для выхода пара, создавали у людей иллюзию, будто депутат от "К", выслушивающий их жалобы и просьбы, может чем-то помочь.

Он знал человека, названного женщиной. Скорее всего, она не солгала. Но единственное, о чем Василий мог попросить Нино Коледи, это позаботиться, чтобы ее больше не трогали. Надо же было додуматься обвинить в грабеже подручного Коледи. И эта бессмысленная истерика... не иначе бедняга свихнулась. И она не единственная. В "К" многие готовы на все, лишь бы выплеснуть гнев. Самоубийцы...

41
{"b":"6162","o":1}