ЛитМир - Электронная Библиотека

- Всем приготовиться, - приказала она по открытому кому. - Займем центральную, пока там не сообразили, что к чему. Ди, поторопи своих людей.

Графф принялся отдавать распоряжения, по коридорам десантных палуб полетело отчетливое эхо приказов Ди. В рубке все пришло в движение, техи, толкаясь, ринулись на боевые посты.

- Десять минут! - выкрикнула Сигни. - Полная экипировка. Всем десантникам, способным стоять на ногах, построиться с оружием в шлюзе.

Где-то раздались вопли, вид показывал солдат, которые бросились к оружейным каютам, не дожидаясь приказов взводных. В коридорах гремели командирские голоса. Пройдя в свой тесный кабинет-спальню, Сигни облачилась в доспехи, решив обойтись только шлемом и панцирем - пускай риск будет платой за свободу движений. Пять минут. Она слышала, как Ди отсчитывал время, перекрывая разноголосицу многочисленных командных постов. Беспокоиться не о чем, экипаж и солдаты знают свое дело. На борту - только надежные. Семья. Неподходящие давно покинули строй, оставшиеся стали близки Сигни, как братья и сестры. Как дети. Как любовники.

Засунув пистолет в кобуру на панцире, она вышла и спустилась на лифте. Река вооруженных солдат в коридорах делилась на рукава и с грохотом обрушивалась на стены, едва ли кто-нибудь узнавал Сигни. Она беспрепятственно шла в нос корабля - там, во главе колонны, было сейчас ее место.

- Сигни! - догоняли ее ликующие голоса. - Браво, Сигни!

Флот жил, и это ощущали все.

3. ПЕЛЛ: ЗАЛ ЗАСЕДАНИЙ СОВЕТА; СИНЯЯ СЕКЦИЯ, ПЕРВЫЙ ЯРУС

- Нет! - сразу ответил Анджело. - Нет. Не пытайтесь их остановить. Уйдите сами и немедленно выведите нашу полицию.

Центр управления подтвердил получение приказа и вернулся к своим делам. На экранах зала заседаний появились новые строчки текста; приглушенные голоса полицейских начальников дублировали донесения по кому. У стола в центре зала Анджело утомленно опустился в кресло. Многие места на ярусах пустовали, депутаты, сумевшие пробраться сюда по коридорам, испуганно перешептывались. Подперев голову костлявыми руками, Анджело читал доклады, быстро сменявшие друг друга на экране, и наблюдал за доками, где бурлил водоворот людей в доспехах. Некоторые депутаты замешкались и не успели выбраться из секций, где находились их рабочие места или аварийные посты. Дэймон и Элен вместе пришли сюда в поисках убежища, оба были измотаны до предела. Пользуясь своей привилегией, Анджело предложил сыну и невестке занять пустующие кресла у стола.

- Пришлось оставить доковый офис, - негромко сказал Дэймон отцу. - Мы поднялись на лифте.

Сразу после них пришел Джон Лукас с приятелями. Приятели расположились на ярусах, а Джон - за столом. Явились двое Джекоби - у обоих волосы растрепаны, лица блестят от пота. Складывалось впечатление, будто депутаты приходят на заседание лишь затем, чтобы передохнуть.

А обстановка, как показывали экраны, все ухудшалась. Десантники продвигались к центральной; пытаясь уследить за ними, станционная полиция спешно переключала каналы вида. На экранах торопливо чередовались изображения.

- Обслуга интересуется, надо ли запереть двери контрольного центра, произнес из дверного проема только что подошедший депутат Дью.

- Замки - против пуль? - Анджело облизнул губы и, не сводя глаз с экрана, отрицательно покачал головой.

- Свяжитесь с Мацианом, - предложил Дью. - Заявите протест.

- Уже сделано, сэр. Ответа я не получил. По-моему, он сам на станции.

- В "К" беспорядки, - сообщил экран. - Установлено, что погибли двое и очень много раненых...

- Сэр, - перебил ком, - в "К" толпа штурмует ворота. Прикажете открыть огонь?

- Не открывать! - Сердце Анджело забилось быстрее при мысли о хаосе там, где только что был порядок. - Не стрелять, пока ворота держатся. Вы что, хотите помочь толпе?

- Нет, сэр.

- Вот и не делайте глупостей.

Охранник отключился. Анджело стер пот со лба. Его мутило.

- Я спущусь туда, - вызвался Дэймон, приподнимаясь над креслом.

- Никуда ты не спустишься. Я не хочу, чтобы ты угодил в облаву.

- Сэр, - решительно произнес рядом человек, спустившийся с яруса. Сэр...

Крессич.

- Сэр, - в третий раз произнес депутат от "К".

- В карантине не действует ком, - сообщил Константину начальник тамошней охраны. - Опять расколошматили. Ничего, мы что-нибудь придумаем. Повесим динамики в доке, под самым потолком, куда не добраться...

Анджело посмотрел на Крессича - седого, изнуренного, столько вынесшего за последние месяцы.

- Вы слышали?

- Они боятся, - сказал Крессич, - что вы позволите военным разорить станцию. Сами улетите, а нас оставите униатам.

- Господин Крессич, намерения Флота нам неизвестны. Но если ваши избиратели попытаются вырваться из зоны, нам останется только стрелять. Предлагаю вам, как только связь будет восстановлена, обратиться через ком к вашей секции - это может возыметь действие, если там уцелел хоть один громкоговоритель. Постарайтесь объяснить ситуацию.

- Чем все это ни кончится, мы останемся париями. - У Крессича дрожали губы. - Мы просили... мы столько раз просили ускорить проверку документов... А теперь - слишком поздно, да?

- Ну что вы, господин Крессич...

- В первую очередь вы позаботитесь о своих. Посадите на корабли удобные, обеспеченные всем необходимым для жизни пассажиров. На наши корабли!

- Господин Крессич...

- Дело движется, - вмешался Джон Лукас. - Кое-кто из ваших может получить документы. По-моему, сэр, они зря рискуют.

Крессич промолчал, бросив на Лукаса неуверенный взгляд. Затем с его лица сбежала краска, губы задрожали. Дрожь перешла на подбородок. Пальцы вцепились в край стола так, что побелели суставы.

"Занятно, - подумал Анджело, - как легко у него это получается. Поздравляю, Джон. Обитателей "К" утихомирить несложно - достаточно договориться с вожаками, посулить им чистые документы. Вообще-то, некоторые так и поступают".

- Захвачен третий ярус синей, - пробормотал Дэймон.

Анджело проследил за взглядом сына. На экране быстро и целеустремленно шли солдаты в доспехах. Захват центральной был всего-навсего делом времени.

- Мациановцы, - произнес Джон. - И сам Мациан.

Анджело глядел на седовласого офицера, шествующего во главе колонны, и мысленно отсчитывал секунды. Очень скоро солдаты поднимутся по спиральным аварийным лестницам на первый ярус и подойдут к залу заседаний. Лишь до этой минуты просуществует власть Константина.

4. СИНЯЯ СЕКЦИЯ, ПЕРВЫЙ ЯРУС; КВАРТИРА НОМЕР 0475

Образы на стене стали другими. Подпрыгивая от волнения. Лили сновала между коробочкой с кнопками и Спящей, с тревогой глядевшей на экраны. Наконец старая низовка решилась и протянула руку к коробочке, чтобы сменить сон.

- Нет! - воскликнула Спящая, и, обернувшись, Лили увидела боль... Прекрасные темные глаза на бескровном лице, белые-пребелые простыни. Все светлое, кроме глаз, следящих за коридорами. Лили приблизилась к Спящей, опустилась на колени, поправила подушку.

- Я переверну, - предложила она.

- Не надо.

Лили нежно провела ладонью по лбу Спящей.

- Даль-Тез-Элан любит тебя. Любит тебя.

- Это десантники, - обычным своим тихим, умиротворяющим голосом произнесла Солнце-Ее-Друг. - Люди-ружья. Беда. Я не знаю, что теперь может случиться.

- Пускай они уходить, - взмолилась Лили.

- Это не в моих силах. Лили. Однако смотри, их ружья молчат. Никто еще не пострадал.

Лили вздрогнула и придвинулась к Спящей. Время от времени на стенах появлялось мирное Великое Солнце, сверкали звезды и сиял полумесяц Нижней. А люди-раковины все прибывали и прибывали, и постепенно они заполнили все коридоры станции.

Сопротивления не было. Сигни не вынимала пистолета из кобуры, хоть ее рука постоянно лежала на рукоятке. Мациан, Крешов и Кео - тоже. Угроза исходила от солдат, от их винтовок, снятых с предохранителей. В доке десантники дали один предупредительный залп и больше не нажимали на спусковые крючки. Они шли неотвратимо, как лавина, и при виде их немногие рисковали задерживаться в коридорах. "Очевидно, - догадалась Сигни, Анджело Константин принял единственно правильное решение".

54
{"b":"6162","o":1}