ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Хороший плохой босс. Наиболее распространенные ошибки и заблуждения топ-менеджеров
Фартовый город
Жизнь, которая не стала моей
Анна Болейн. Страсть короля
Библия триатлета. Исчерпывающее руководство
Три царицы под окном
Эрхегорд. Старая дорога
Камни для царевны
Девочка-дракон с шоколадным сердцем

"Во что бы то ни стало добраться до центральной, - сказал он себе, до верхнего коридора. До кома. Системы разлажены, сила тяжести скачет... Флот ушел, купцы, наверное, тоже, разбалансировали гравитацию... Контрольный центр бездействует. Произошло что-то чудовищное".

Он повернулся, шатаясь под гравитационными приливами и отливами, ухватился за перила и двинулся вверх по лестнице. Джош последовал за ним.

6. ЗЕЛЕНЫЙ ДОК

Центральная не отвечала, наручный ком лишь потрескивал статикой и мигал лампочкой приема. Элен выключила его и бросила затравленный взгляд назад, на шеренгу десантников, удерживавших вход на девятый ярус зеленой.

- Курьер!

На ее зов приблизился юноша. К этому анахронизму - рассылке курьеров - ее вынудило упорное молчание кома.

- Обеги все корабли на ободе, пусть передадут по своим комам: всем оставаться на местах. И еще скажи... Ну, ты сам знаешь, что сказать. В Глубоком ничего хорошего их не ждет, и если они оторвутся, будет только хуже. Ступай.

Скан, вероятно, не действует. Ком, надо полагать, заставили умолкнуть флотские. Но ведь "Индия" и "Африка" ушли, оставив своих солдат защищать док, - почему же не проходит сигнал? Одному Богу ведомо, о чем переговариваются купцы и какие приказы получают десантники по своим комам. Неизвестно, кто ими командует - офицер высокого ранга или сбитый с толку, перепуганный унтер. В сквозных коридорах зеленого и синего доков целая армия, брошенная на произвол судьбы, стоит с оружием наизготовку. А может, это и есть вторжение врага? Десантники стреляли, чтобы обратить толпу в бегство. Убивали. До сих пор слышна беспорядочная пальба. Шестеро из двенадцати подчиненных Элен пропали... А ком все молчит. Остальные шестеро пытаются отправить докеров на расчистку захламленных "пуповин" - если наружные люки разгерметизированы, это кончится катастрофой. Правила безопасности требовали предварительно изолировать секцию - но в синей, в контрольном центре, ни одна система не действовала. То и дело шалила гравитация, и автокомпенсатор снова и снова перекачивал жидкость в свободные резервуары со всей быстротой, какую только допускало сечение труб. Станция была оснащена аппаратурой, меняющей ее положение в пространстве, - вероятно, кто-то намеренно привел ее в действие. В просторных помещениях, особенно в доках, даже пустяковые колебания гравитации всегда вызывали панику.

- Госпожа Квин!

Она обернулась. Курьер не прошел - должно быть, его остановил какой-то болван в шеренге. Элен поспешила навстречу юноше. Внезапно солдаты повернулись кругом, к ней лицами, и подняли оружие.

За ее спиной раздался чудовищный рев. Она оглянулась - вдоль закругленной внутренней стены дока на нее несся живой поток. Мятежники!

- Ворота! - закричала она в микрофон бесполезного наручного кома. Задрайте ворота!

Солдаты зашевелились; Элен находилась между ними и целью. Она бросилась к противоположной стене дока, к рядам кранов и автопогрузчиков. В груди гулко ухало сердце. Элен оглянулась на солдат - они наступали, уплотняя строй на ходу, и вскоре миновали ее; кое-кто укрылся среди погрузо-разгрузочной техники. Ломая ноготь о кнопку кома, Элен снова и снова взывала к своему офису:

- Закройте ворота! Остановите их!

Но толпа прорвалась в зеленую, а в синий док из оранжевого вбегали все новые и новые мятежники. Рев нарастал. Вал катился на солдат, и, разглядев некоторые лица, увидев в руках примитивное оружие - дубинки и трубы, - Элен вдруг осознала: толпу гонит вперед не ужас, а ненависть.

Десантники дали залп, в первых рядах мятежников раздались крики, рухнули убитые и раненые. Словно зачарованная, стояла Элен менее чем в двадцати метрах от шеренги и смотрела, как толпа ломится вперед, топча упавших.

"К" на свободе. Их не счесть. Бегут, размахивая оружием; рев, накатив, распадается на пронзительные вопли.

Она повернулась и побежала, едва не падая - сила тяжести вновь напомнила о себе. Впереди неслись ее докеры, а еще - низовики, спешащие укрыться от человеческой беды. Шум за спиной нарастал.

Она побежала быстрее, поддерживая живот, чтобы защитить ребенка. Толпа могла опрокинуть солдат, попросту задавить массой... Захватить оружие. Элен оглянулась - из сквозного коридора зеленой исторгался человеческий поток и тотчас рассыпался вдребезги, на сотни одиночек, которые проскакивали мимо солдат. Лица бегущих были искажены маниакальной яростью и страхом. Хватая ртом воздух, Элен тяжело бежала дальше и едва не падала при резких колебаниях гравитации. В нижней части живота возникла острая боль. Некоторые "К" уже обогнали Элен, с каждой секундой таких становилось все больше, а до ворот белой она добралась в неодолимом живом потоке, который проламывал заслоны на перекрестках и вбирал в себя все новых людей. Тысячи и тысячи их неслись к внешней стене дока, к купеческим кораблям.

Вокруг Элен бурлила уже не река, а море - ревущее, кровавое, зловонное... Люди орали, дрались, размахивали оружием. Кто-то очень сильно толкнул Элен в спину; она упала на колено, а толкнувший даже не остановился. Еще удар... Рука повисла плетью. Кое-как Элен поднялась и стала пробираться к лебедкам, опорным стойкам и тросам - в укрытие.

С купеческих "пуповин" над головами ударили выстрелы.

- Квин! - воскликнул кто-то. Изо всех сил стараясь не упасть в людском приливе, Элен озиралась, но не могла найти кричавшего.

- Квин! - Ее схватили за руку и потащили. Пуля просвистела над самой головой. Еще двое подхватили Элен с обеих сторон и повели сквозь толпу. На затылок обрушился удар, в глазах потемнело, но она бросилась всем телом на живую стену и с помощью троих незнакомцев прорвалась к путанице тросов и стрел. Кто-то истошно орал, кто-то палил, кто-то протягивал к Элен руки, и она отбивалась, принимая этих людей за мятежников... пока не обнаружила, что они отгородили ее своими телами от толпы.

- Расступитесь! - закричали неподалеку. - Расступитесь! Идут!

Люди, окружавшие Элен, смахивали на купцов. Они повели ее по трапу к открытому люку, к холодной ребристой трубе, изливавшей желтоватый свет. К "пуповине".

- Мне нельзя на борт! - хотела выкрикнуть она, но не хватило воздуха в легких, да и некуда было отступать, разве что в толпу. Она направилась к шлюзу, а несколько торговцев отстали, чтобы отрезать путь мятежникам, лезущим вверх по трапу. Последние запыхавшиеся купцы еще не успели проскочить в шлюз, когда включили механизм замка.

Металлические створки с лязгом сдвинулись, чудом не отхватив никому конечности. Элен вздрогнула.

Через внутренний люк они прошли в коридор, к лифту. Двое рослых мужчин вытолкали остальных из коридора и помогли Элен устоять на ногах; тем временем ком исторгал громкие команды. У Элен болел живот, ныли бедра; прислонившись к стене, она отдыхала, пока один из спутников - великан с сильными и добрыми руками - не коснулся ее плеча.

- Ничего, - сказала она, - все нормально.

Понемногу Элен успокаивалась. Она откинула со лба волосы и посмотрела на торговцев. Это они помогли ей прорваться сквозь толпу, отбросив мятежников с дороги. Знакомая нашивка: черная, без эмблемы, с одной лишь надписью: "Край Вселенной". Корабль, потерявший на станции юношу из своего экипажа. Сегодня утром Элен разговаривала с членами этой семьи. Вероятно, они возвращались на борт... и вклинились в толпу ради нее.

- Спасибо, - выдохнула она. - Прошу вас... мне надо поговорить с капитаном. Как можно скорее.

Никто не возражал. Великан по имени Том (Элен наконец вспомнила, как его зовут) полуобнял ее за плечи и помог идти. Его родственник открыл дверь лифта и нажал кнопку на стене кабины. В центральном коридоре за штабелями товаров не было видно стен. В самом конце коридора, за кают-компанией, находилась дверь в рубку, туда-то и повели купцы Элен, которой уже порядком полегчало. Больше она не нуждалась в поддержке и шла сама мимо тюков, агрегатов и высыпавших из кают-компании членов экипажа. Нейхарты - вспомнила она фамилию этой семьи. Прежде они базировались на Викинге. В рубке оказались все старейшины и кое-кто из молодежи... Детей, должно быть, спрятали в корме, подальше от шлюза. Она узнала Веса Нейхарта, капитана семьи - седовласого старца с печальным морщинистым лицом.

69
{"b":"6162","o":1}