ЛитМир - Электронная Библиотека

- И куда?

- На Нижнюю. Или на орбитальные шахты. Все равно. - Это были пустые мечты. Дэймон просто пытался успокоить себя и друга. - А может, Мациан поймет, что ему здесь не удержаться, и улетит сам.

- Прежде чем улететь, он взорвет станцию, а заодно и колонию на Нижней. Зачем ему оставлять униатам готовые базы?

Дэймон и сам это понимал. Он нахмурился.

- У тебя есть идеи получше?

- Нет.

- Предположим, я выйду, договорюсь с Мацианом... Эвакуирую станцию...

- Ты что, серьезно?

- Нет. - Этот вариант тоже был уже обдуман и отвергнут. - Нет...

Предсказание Дэймона вскоре сбылось - лампы погасли. Но вентилятор гудел по-прежнему.

2. ПЕЛЛ: ЦЕНТР УПРАВЛЕНИЯ; 21:30 ОС; 09:30 ДС

- Но в вашем присутствии больше нет необходимости. - Голос Порея звучал мягко, темное, покрытое шрамами лицо абсолютно ничего не выражало. - Господин Лукас, вы исполнили свои гражданский долг и можете возвращаться домой. Мой человек позаботится, чтобы вы добрались благополучно.

Джон окинул взглядом центр управления, где несколько настороженных десантников держали на прицеле операторов - и тех, кто минуту назад уселся за пульты, и тех, кто вот-вот должен был под конвоем уйти на отдых. Джон неуклюже поднялся, сделал шаг к начальнику компа, чтобы отдать последние распоряжения, - и застыл как вкопанный, услышав характерный скрежет доспехов и увидев направленный на него ствол.

- Господин Лукас, - процедил Порей, - за неподчинение мы расстреливаем на месте.

- Я устал, - голос Джона дрогнул. - Я и сам рад уйти, сэр. И мне не нужен эскорт.

Порей махнул рукой. Десантник возле двери проворно шагнул в сторону и замер в ожидании. Джон вышел, и вскоре непрошеный спутник поравнялся с ним.

Они шагали по разгромленному мятежниками первому ярусу синей. Сейчас здесь повсюду стояли часовые. И царила тишина.

А в доки входили все новые корабли. Сначала эскадра стянулась в тугое кольцо вокруг Пелла, затем рейдероносцы один за другим двинулись к причалам. Джону все это казалось безумием, нелепым, ничем не оправданным риском. Мациан подвергал опасности не только себя, но и его, Джона. И Пелл. А может, Уния разбита наголову? Нет, это почти невероятно. Скорее всего, у Мациана какой-то тайный умысел. Видимо, униаты решили отсрочить вторжение. Плохо, если правление Мациана затянется.

Впереди из лифта вдруг высыпала группа десантников с иными, нежели у спутника Джона, эмблемами на доспехах. Десантники преградили им путь и вручили конвоиру клочок бумаги.

- Следуйте за нами, - приказал Джону один из них.

- Но капитан Порей... - Конвоир не договорил - в его живот уперся ружейный ствол, а Джона потащили к лифту. "Европа", - прочитал он на эмблеме. Значит, прилетел сам Мациан.

- Куда мы идем?! - в страхе воскликнул он.

Ответа не последовало - наверное, нарочно запугивают. Это подозрение переросло в уверенность, когда его спустили на лифте в сквозной коридор, вытолкали в док и повели к освещенному отверстию "пуповины".

Впервые в жизни Джон находился на борту боевого корабля. При всей колоссальности "Европы", на ней было не просторнее, чем на фрахтере, и Джон сразу ощутил приступ клаустрофобии. Автоматы, направленные ему в спину, нимало не способствовали улучшению самочувствия, тем более что всякий раз, когда он задерживался, например, у поворота или возле лифта, стволы больно утыкались в спину. Вскоре его затошнило от страха.

Надо полагать, солдаты знали об этом. Напрасно он убеждал себя, что таков уж флотский этикет, что Мациан просто-напросто решил познакомиться с новым управляющим станцией и при этом, понятное дело, слегка его припугнуть. Но невозможно было избавиться от мысли, что военные могут сотворить с Джоном все, что захотят. Могут шлюзовать его через мусорный люк, и тогда никто не станет искать его среди сотен мертвецов, дрейфующих в окрестностях станции в ожидании, когда их соберут, спрессуют в одну замороженную глыбу и отбуксируют куда-нибудь подальше. Он пытался успокоить себя: если бы его хотели убить, то сделали бы это сразу.

Из лифта его провели в коридор и мимо цепочки часовых - в просторную каюту, где стоял круглый стол. Десантники усадили Джона в одно из кресел, а сами застыли, держа автоматы наперевес.

Вошел Конрад Мациан в темно-синем мундире - осунувшийся, угрюмый. Джон вежливо поднялся, и Мациан царственным мановением руки позволил ему сесть. Еще несколько человек расселись за столом - все офицеры "Европы", ни одного капитана. Взгляд Джона перебегал с одного на другого.

- Временный управляющий станцией, - негромко промолвил Мациан, господин Лукас, что произошло с Анджело Константином?

- Погиб, - ответил Джон, стараясь изо всех сил ничем не выдать себя. - Мятежники ворвались в станционные офисы, убили Анджело и весь его аппарат.

На лице Мациана не дрогнул ни один мускул. Джон вспотел под его пристальным взглядом.

- Нам кажется, - продолжал он, пытаясь угадать мысли капитана, - это был заговор. Мятежники нанесли отвлекающий удар по офисам и, пользуясь суматохой, открыли двери в "К". Все было тщательно спланировано. Мы ведем следствие.

- И что же вы выяснили?

- Пока ничего. Но мы полагаем, что под видом беженцев на станцию проникли агенты Унии. Некоторым удалось выбраться из карантина, возможно, даже найти на станции друзей или родственников - тех, кто попал в униатский плен. Мы не знаем, как иначе они могли наладить связи. Подозреваем в соучастии охрану "К"... и дельцов черного рынка.

- Но вы ничего не нашли?

- Пока - ничего.

- Похоже, вы не слишком усердствуете, господин Лукас.

У Джона екнуло сердце, но он не позволил страху отразиться на лице. Во всяком случае, надеялся на это.

- Капитан, наверное, мне следует извиниться, но у нас дел было невпроворот... Во-первых, усмирение мятежа, во-вторых, ремонт... Кстати, последнее время мы работали под руководством ваших капитанов - Мэллори и Порея.

- Да, вы неплохо поработали - я имею в виду очистку коридоров от "К". Но ведь они к тому времени и сами утихомирились, не правда ли? Мне кажется, кто-то пропустил их в центр управления.

Джон вдруг понял, что ему не хватает воздуха. Пауза затянулась, а он все никак не мог найти ответ. Мациан сделал знак одному из часовых у двери.

- Ситуация была критическая, - залепетал Джон, не выдержав пытки молчанием. - Можете обвинить меня в произволе, но я не видел иной возможности вернуть контроль... Да, я договорился с их депутатом. Не думаю, что он причастен к заговору... Требовался авторитет, способный успокоить... И я не нашел никого другого...

- Господин Лукас, где ваш сын? - перебил его Мациан.

Джон осекся.

- Где ваш сын? - сурово повторил капитан.

- Там... в шахтах. Я посадил его на ближнерейсовик и велел облететь рудники. Он жив? Вы что-нибудь о нем знаете?

- Зачем вы его отослали, господин Лукас?

- Если честно, я не хотел, чтобы он оставался на станции.

- Почему?

- Видите ли, за три года моего отсутствия в "Лукас Компани" назрели проблемы, связанные с лояльностью персонала, методами управления и каналами сбыта. Я решил, что недолгое отсутствие Витторио будет способствовать их устранению. Кроме того, мне был нужен сведущий человек на шахтах - на тот случай, если с ними оборвется связь. Короче говоря, внутренняя политика. Я действовал ради выгоды и безопасности "Лукас Компани".

- А может быть, ради выгоды и безопасности человека, который называет себя Джессадом?

Сердце Джона едва не остановилось. Он медленно покачал головой.

- Не знаю, капитан, о ком вы говорите. Не соблаговолите ли рассказать, откуда у вас такая информация?

По знаку Мациана кто-то вошел в каюту. Джон оглянулся. Бран Хэйл поспешил отвести взгляд.

- Вы знакомы? - спросил Мациан.

- Этот человек, - сказал Джон, - был выслан с Нижней за неподчинение начальству и попытку бунта. Но у него неплохой послужной список, поэтому я принял его на работу. Боюсь, он злоупотребил моим доверием.

83
{"b":"6162","o":1}