ЛитМир - Электронная Библиотека

- Я понимаю. - Они встали и обнялись; поцелуй затянулся, и с каждой секундой Эмилио все сильнее боялся, что не сможет расстаться с ней. Но Милико отпустила его, а он, прежде чем отойти, достал из кармана и отдал ей пистолет. Снова взвыла сирена, потом громкоговоритель повторил обращение.

- Персонал! - позвал Эмилио. - Отзовитесь! Нужны добровольцы.

Донеслись отклики. Отовсюду к Эмилио пробирались управленцы и техи со всех баз. Уходили минуты, но солдаты, приблизившиеся на расстояние в несколько десятков метров, ждали - они заметили движение в толпе, но не проявили нервозности. У них было время и сила.

Эмилио велел своим людям подойти к нему поближе и повернуться к десантникам спиной - возможно, у флотских были скопы. Хиза, сидевшие вокруг, не сводили с них круглых любопытных глаз.

- Им нужны рабочие, - тихо объяснил Эмилио. - Крепкие руки, чтобы побыстрее ликвидировать последствия саботажа и собрать припасы по списку. Думаю, достаточно восстановить главную базу - от остальных Мациану мало толку. Вряд ли стоит просить "К" о возвращении и отдавать Порею все, что мы вынесли с базы. Самое важное для нас - выиграть время, чтобы спасти побольше людей и организовать сопротивление. Даже просто выжить. Понимаете? Мне кажется, им нужны только бесперебойные поставки продовольствия на корабли и станцию. И мы, выполняя эти требования, сумеем кое-что сберечь для себя. Подождем, пока на станции наведут порядок, и тогда ей очень даже пригодятся наши запасы. Нужны самые рослые и сильные мужчины, способные выдержать издевательства и полевые работы... и прочее, не знаю, с чем еще они столкнутся. Может, с насильственной вербовкой. Надо набрать человек по шестьдесят от каждой базы.

- А вы пойдете?

Он кивнул, затем едва заметно кивнули все его сотрудники, начиная с Джонса.

- Я тоже пойду, - вызвалась Ито.

Эмилио отрицательно покачал головой.

- Нет. Женщины остаются здесь, под началом у Милико. Все, никаких споров. Идите, оповестите людей. Примерно по шестьдесят человек от каждого лагеря. И поспешите, солдаты долго ждать не станут.

Они торопливо разошлись.

- Константин! - вновь прозвучал металлический голос.

Эмилио бросил взгляд поверх голов на корабль и фигуры латников и подумал, что они наверняка следят за ним через скоп.

- Константин, у нас кончается терпение.

Он еще раз поцеловал Милико, услышал, как Топотун неподалеку переводит кому-то тираду Старого, и направился к десантникам. Сквозь толпу следом за ним потянулись добровольцы - не только управленцы и техи, но и простые рабочие из "К", их было не меньше, чем резидентов. На краю толпы Эмилио заметил, что к нему спешит большая ватага самых рослых самцов хиза во главе с Топотуном.

- Вам идти не надо, - сказал Эмилио.

- Друг, - произнес Топотун. Люди из "К" промолчали, но и не изъявили желания повернуть назад.

- Спасибо, - улыбнулся Эмилио.

Отсюда они были видны десантникам как на ладони. Эмилио тоже хорошо видел солдат, даже буквы на их эмблемах - "Африка". Действительно, это были люди Порея.

- Константин, - сказал один из офицеров в микрофон, - кто организовал саботаж на базе?

- Я распорядился об эвакуации, - прокричал в ответ Эмилио. - Откуда мне было знать, что прилетите вы, а не униаты? Базу нетрудно восстановить. Все снятые с техники детали у нас. Насколько я понимаю, вам нужно, чтобы мы вернулись?

- Что это за место?

- Капище хиза. Вы найдете его на карте - это заповедная зона. Я собрал бригады, мы готовы вернуться и наладить машины. Но все больные останутся здесь, с хиза. Пока угроза оккупации Нижней не исчезнет окончательно, будет действовать только главная база. Остальные были экспериментальными и не производили ничего пригодного для вас. Моего отряда вполне достаточно для обслуживания главного лагеря.

- Вы снова ставите условия, Константин.

- Отвезите нас на главную базу и подготовьте списки нужного вам продовольствия. Я позабочусь, чтобы вы получили все быстро и без суеты. Так будут соблюдены и наши, и ваши интересы. Туземные рабочие предлагают содействие. Повторяю, вы получите все, что хотите.

Наступило молчание. Некоторое время никто не шевелился.

- Господин Константин, недостающие детали у вас с собой?

Эмилио повернулся и махнул рукой. Один из его помощников, Хейнс, вместе с четырьмя техами бросился в толпу.

- Господин-Константин, если вы что-нибудь потеряли, не ждите от нас снисхождения.

Эмилио не шелохнулся и не сказал ни слова - его подчиненные слышали угрозу офицера, и этого было достаточно. Он стоял, рассматривая солдат. Их было десять, за ними высился разведчик; некоторые из его пушек нацелились на толпу, а у открытого люка с оружием на изготовку застыло еще несколько десантников. Никто не торопился нарушить тишину. Возможно, офицер хотел ошеломить Эмилио вестью о гибели его семьи и ждал только вопроса о том, что происходит на станции. Эмилио мучительно хотелось спросить, но он молчал.

- Господин Константин, ваш отец убит, брат, по всей видимости, тоже, а мать находится на изолированном участке под усиленной охраной. Капитан Мациан выражает вам свои соболезнования.

Кровь прилила к лицу, с языка готовы были сорваться гневные слова, но Эмилио взял себя в руки. Неподвижный как скала, он ждал возвращения Хейнса.

- Господин Константин, вы слышите меня?

- Передайте мои поздравления, - выкрикнул он, - капитанам Мациану и Порею!

Снова - тишина. Ожидание. Наконец, нагруженные деталями, возвратились Хейнс и его четверка.

- Топотун, - тихо произнес Эмилио, глядя на стайку низовиков, - ты бы с друзьями шел на базу пешком, а? Люди полетят на корабле, а хиза нельзя. Люди-ружья, понимаешь? Вы сможете дойти?

Топотун подпрыгнул.

- Мы идти быстро.

- Господин Константин! Идите к нам.

Он спокойно и неторопливо двинулся вперед, десантники расступились и как конвоиры пошли рядом. И от шепота до гула, до рева, сотрясающего небосклон, словно ветер, поднялась над толпой молитва.

Эмилио оглянулся, боясь паники среди солдат. Они застыли истуканами. Вооруженные до зубов, облаченные в прочные доспехи, в эту минуту они не могли не усомниться в своей неуязвимости и силе.

Песнь звучала все громче, словно разбуженная стихия. Тысячи тел покачивались в такт молитве - как под ночным небом после беседы Эмилио со Старыми.

- Он-Приходить-Снова... Он-Приходить-Снова...

Эти звуки доносились даже до шлюза корабля, где толпилось больше солдат, чем внизу, на земле. Эти звуки, думал Эмилио, потрясут даже Верхнюю... ибо известие о том, что происходит на планете, вряд ли придется по душе новым властителям станции. Под эти звуки человек, потерявший отца, брата и только что простившийся с женой, без страха шел к захватчикам. С пустыми руками. Как хиза.

КНИГА ПЯТАЯ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПЕЛЛ: СИНИЙ ДОК: БОРТ КЗК-1 "ЕВРОПА"; 29.11.52

Сигни откинулась на спинку кресла, положила ноги на соседнее и сомкнула веки. Покой длился всего лишь мгновенье: в совещательной каюте флагмана появились Том Эджер с Эдо Пореем. Не размыкая сложенные на груди рук, Сигни приоткрыла глаз, затем второй. Порей потянул кресло из-под ее ног, и она неохотно уступила, облокотившись на стол и глядя в стену. Говорить совершенно не хотелось.

Вошел и сел Кео, чуть позже - Мика Крешов; он расположился между Сигни и Пореем. "Тихий океан" Сунга охранял станцию вместе с рейдерами, собранными ему в помощь со всего Флота. Рейдеры поочередно заходили в доки за свежими экипажами; одни лишь измученные капитаны несли вахту бессменно. Сколько бы ни продлилась осада. Флот не снимет боевого охранения.

Об униатской эскадре ничего не было слышно, но никто не сомневался, что она где-то поблизости. На краю системы Пелла маячил фрахтер "Молот"; флот знал доподлинно, что это уже давно не торговый корабль. С его борта в эфир шла пропаганда. Захватить или уничтожить его не позволяло расстояние: едва ли дальнерейсовик станет дожидаться, пока подойдут боевые корабли противника.

88
{"b":"6162","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Судный мозг
Ждите неожиданного
Начало жизни. Ваш ребенок от рождения до года
Эссенциализм. Путь к простоте
Буревестники
Машина правды. Блокчейн и будущее человечества
12 встреч, меняющих судьбу. Практики Мастера
Личный бренд с нуля. Как заполучить признание, популярность, славу, когда ты ничего не знаешь о персональном PR